ya-metrika

Боевые леминги

3

Эта статья написана, в первую очередь, для психологов силовых структур.

Андрей Патрушев 12.10.2019г.

В бытность свою кадровым психологом в Свердловском областном управлении внутренних дел мне пришлось заняться проблемой суицидов среди сотрудников милиции. Дело в том, что в 1998 году уровень суицидов вдруг скакнул в четыре раза и составил весьма внушительную цифру. Естественно психологам была дана команда «разобраться».

При сборе различных данных в библиотеке управления мне посчастливилось наткнуться на статистический отчёт по суицидам аж с 1968 года. Сразу бросилось в глаза наличие сильных отклонений (в три-четыре раза) от среднего уровня в некоторые годы. Естественно, пытаясь найти какую-нибудь закономерность, я нанёс обнаруженные цифры на временную шкалу. Каково же было моё удивление, когда оказалось, что максимальные пики уложились со 100% точностью в 12-летний интервал. До этого, доверяя литературе, посвященной суицидам, я считал, что их уровень, в той, или иной степени, больше зависит от социальных катаклизмов, чем, как оказалось, от периодичности каких-то природных процессов.

Интересно, что эти годы, в китайском гороскопе, называются «годом крысы», и одной из характеристик для них называется там повышенная агрессивность. Получается, что эта агрессивность может быть направлена и на самого себя.

Я, конечно, далёк от мысли, что социальные катаклизмы и уровень социальной напряженности в обществе вообще не оказывают никакого влияния на проблему суицидов. Более того, в «критические годы», я думаю, социальные условия будут, фигурально выражаясь, не складываться с природными, а перемножаться.

Написав и выпустив «Обзор и методические рекомендации», за повседневной «текучкой» я благополучно забыл об этой проблеме, но в 2008 году руководство Областного управления обратилось в Юридический Институт МВД, где я работал после Областного управления, с просьбой помочь разобраться с проблемой всплеска суицидов среди сотрудников областного гарнизона. Странно, что ни мой обзор с методическими рекомендациями, ни ту статистику найти так и не удалось. Ещё интересней, что когда сотрудница нашего подразделения, будучи на учёбе в Москве (в МВД), попыталась сделать мини доклад на эту тему, то получила резкую отповедь, в довольно грубой форме, типа: «Не суйся туда, где ты ничего не понимаешь».

Надо заметить, что кроме обстоятельств и личных особенностей человека, влияющих на суицидальный выбор, существенную роль играет и окружение. В 1998 году мне пришлось поездить по области для участия в служебных расследованиях, организованных по факту самоубийства сотрудников. Во всех случаях окружающие утверждали, что заметили изменившееся поведение этих сотрудников (замкнутость, равнодушие и т.д.). И несмотря на то, что все эти признаки предсуицидального состояния буквально кричали о себе от одного до трёх месяцев, никто всерьёз этим не заинтересовался и не «забил тревогу».

Я уже писал в другой статье, что, так называемый, «морально-психологический климат» (ответственность за который в МВД возлагали в моё время почему-то на психологов) в подразделениях милиции, как правило, характеризовался всеобщей подозрительностью и недоверием. Я сильно сомневаюсь, что хоть что-нибудь изменилось в лучшую сторону, когда милиция стала полицией.

Более того, регулярно участвуя, на протяжении 8-и лет, в «психологическом отборе» абитуриентов в Юридический институт МВД, должен констатировать, что за редким исключением, те, кого мы «принимали» в институт в конце моей службы, не прошли бы даже в «резервные кандидаты» на фоне тех, кого мы принимали в начале.

Проблема суицидов неуклонно растёт во всём мире. Известно, что в семье, где родители совершили суицид, вероятность повторения этого сценария детьми также возрастает многократно. Это похоже на эпидемию. Наличие на руках табельного оружия значительно упрощает сам суицидальный акт. Поэтому я не думаю, что проблема суицидов в других силовых структурах и в армии стоит менее остро, чем в МВД.

В этом ключе, естественно возникает вопрос: «можно ли хоть как-то повлиять на снижение уровня суицидов хотя бы в силовых структурах»? Да, я утверждаю, что можно. В первую очередь, это аудио-визуальная стимуляция мозга (АВС).

Аппараты АВС уже более 10-и лет централизованно закупаются МВД и рассылаются на места. В настоящее время, эти аппараты есть в большинстве крупных подразделений полиции, но, к сожалению, опять же в большинстве этих подразделений годами лежат в сейфах без какой-либо попытки применения. И это при том, что для применения необходимо всего лишь выбрать любую сессию из категории «r» (релаксация), надеть очки и наушники, нажать кнопку «пуск» и отрегулировать комфортные яркость и громкость. При этом 15-20 минутная процедура гарантировано снижает (часто до нуля) уровень стресса (неоднократно проверено с помощью сертифицированной медицинской аппаратуры). Кроме того, АВС-сессия, опять же гарантированно, повышает настроение и творческие способности (поисковую активность), что очень важно для человека, оказавшегося в предсуицидальном состоянии. «Безнадёга» отодвигается и появляется большее разнообразие других вариантов.

Так же существенное влияние на уровень суицидов, на мой взгляд, может оказать тестирование сотрудников, заступающих на дежурную смену (и получающих оружие) на программно-аппаратном комплексе ЛИРА-100, разработанном в Уральской Государственной Медицинской Академии профессором Баньковым Валерием Ивановичем. Тестирование одного сотрудника занимает не более 6-и минут и не требует медицинской квалификации. У нас в Юридическом Институте МВД этим занимался дежурный психолог (пока психологическую службу ни угробили под предлогом очередного сокращения).

Мне могут возразить, что если намерение уже сформировалось, то сотрудник найдёт и другие способы покончить с жизнью. На самом деле, не всё так просто. Да, кого-то отсутствие оружия не остановит, но таких будет не так уж и много. Во-первых, результаты служебных проверок по фактам суицидов в «критические годы» показали, что поводы, лёгшие в основу решений о сведений счётов с жизнью, в эти времена, гораздо менее значительны, чем в другие годы, и суицид имеет, скорей, компульсивный характер, чем окончательное взвешенное решение. Во-вторых, как я уже отмечал, — применение табельного оружия для самоубийства — это наиболее простой и лёгкий способ. В МВД 70% суицидов совершаются с помощью табельного оружия. И в-третьих, как это ни странно, вступает в действие «эстетический фактор» (или, возможно, жалость к родственникам). Многим сотрудникам МВД, по роду деятельности, не раз приходилось наблюдать последствия различных суицидов на «гражданке», поэтому аккуратная дырочка в теле выглядит в их глазах гораздо более эстетично, чем обезображенный труп.

Аппарат ЛИРА-100 имеет размеры сопоставимые с портативной рацией и связан с компьютером по блютусу. Результаты измерений автоматически передаются в специальную программу. После тестирования на компьютере автоматически выдаётся заключение, в котором чётко и дифференцированно высвечиваются маркёры риска (алкоголь, наркотики, нервно-психическая неустойчивость, ПТСР, утомление, химическая интоксикация). В программе ведётся база «клиентов», с возможностью статистического обсчёта всех измерений и выделения «группы риска».

В настоящее время программно-аппаратный комплекс ЛИРА-100 наиболее широко применяется в различных ЧОПах и на автобазах, что позволяет значительно снизить число происшествий, а, между тем, этот комплекс, в своё время, разрабатывался для ВМФ — для использования на атомных подводных лодках, но «перестройка» и последующие события оставили нереализованными очень много хороших проектов.

Для тех, кто заинтересуется, свой опыт применения этих приборов в системе МВД, я изложил в предыдущей статье.

Вы, наверное, уже догадались почему я пишу эту статью именно сейчас. Всё верно, — приближается 2020 года, в котором ожидается очередной всплеск суицидов. Что ещё может сделать психолог в системе МВД для предотвращения хотя бы части грядущих несчастий? В первую очередь, конечно, проинформировать начальство, составить и утвердить “план мероприятий”. Как минимум, чтобы прикрыть свою (да, и своему начальнику) пятую точку, поскольку обязательно будут искать и найдут «козла отпущения».

Ходят упорные слухи, что в 2020 году ожидается реформа МВД, с увеличением сроков выслуги, объединением служб (читай, — большим сокращением) и прочими бедами. Поэтому, особое внимание необходимо уделить тем, кому уже есть, что терять.

Хотя считается, что лекции по суицидам не несут положительного эффекта, в плане профилактики, и, даже наоборот, — могут подсказать людям соответствующий «выход» из трудных жизненных обстоятельств, но в «критические годы», как представляется, лекции могут сыграть и положительную роль. Надо только обыграть подачу материала, затронув человеческую гордость и понимание «природы явления». Так как, на мой взгляд, мало кому захочется уподобиться безмозглым лемингам, которые, как известно, в определённые годы (не удивлюсь, если в эти же самые) совершают массовые самоубийства, бросаясь толпами со скал в холодное море.

Да, нас ожидает очень нелёгкий год, — накаляется международная обстановка, растёт социальное напряжение в российском обществе, пророчится очередной “конец света”…. Так что нам надо держаться, помогать друг другу, искать альтернативные источники доходов и избегать больших скоплений народа. А также будем надеяться, что кто-нибудь из власть предержащих, или имеющих доступ к «КНОПКЕ» не захочет утащить за собой на тот свет всё Человечество.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...