ya-metrika

Чемодан и к маме!

Оля рывком открыла дверь шкафа. Сильно. Чтобы хорошенько приложить ей об стену. 

Правильно!

Уходить, так с музыкой!

Так: трусы, колготки, шуба, лаки для ногтей, туфли…выкинуть к чертям!

Чемодан и к маме

Оля размазывала тушь по глазам. Наверно уже была похожа на панду.

– Алло, мам! Я ухожу от него! Да, опять! Ничего! Нашла переписку! Сколько можно!?

Она ждала его с минуты на минуту, в самый разгар сборов. Да, она могла уйти пока его нет, но это было бы не то. Пусть видит, как ей плохо. Что она страдает. Пусть ему будет стыдно!

Игорь видимо опаздывал. А сумка была почти собрана. Оля села на диван, еще поплакать. Она взяла в руки их семейный альбом и разразилась рыданиями.

Сколько всего было! Как он мог? Он ведь обещал ее любить. И еще вчера говорил, что любит. А теперь эта Катя. Оля сжала кулаки от злости. Вот бы встретить ее и вцепиться в волосы. Кричать и бить головой об стол. Называть шлюхой и чтоб другие слышали. 

Оля представила эту сцену и мурашки побежали по телу. Игорь тогда поймет, что она не слабачка. Что он дорог ей. И что она за него кому угодно горло перегрызет. Если бы ему это было нужно! А так? Он же сам все это начал!

Наконец дверь хлопнула. Оля вскочила с дивана и принялась швырять оставшиеся вещи в большой клетчатый мешок.

– Оля! Ты опять?

Игорь уже устал удивляться и отдавать этим ситуациям множество эмоций. 

Время от времени это происходило. Она собирала вещи и уезжала к маме. Потом он нес один букет цветов, через день другой и она торжественно возвращалась домой.

Мама при этом конечно же недобро смотрела ей во след. Мол “Знаю, еще вернешься”. За этим следовали заверения в любви и бурный секс, а потом жизнь возвращалась на круги своя.

Игоря интересовал только один вопрос: что будет, когда Оля забеременеет. Она с животом наперевес тоже будет эти переезды устраивать? И когда ребенок родится? А если однажды ее так заклинит, что она не захочет возвращаться? Эти мысли откровенно Игоря беспокоили.

Да, он знал, что не является образцом верности. Но если Олю это так не устраивает, то зачем она постоянно возвращается? Так-то он и до свадьбы таким был. Игорь считал, что в их отношениях это некая игра. Оля ярится, требует взамен цветов, подарков и страстного секса и на этом все. Но ребенок, это уже другое. Это ответственность. И такие переезды не оставят в его психике ничего хорошего. Игорь это понимал, но сильно сомневался в том, что это понимает Оля. Более того, он боялся, что ребенок будет искренне считать его плохим отцом и ненавидеть в душе. Его даже передернуло.

Поэтому когда Оля мягко заводила речь о детях он отмалчивался. Отмалчивался и думал, как так начать разговор об этом, чтобы быть услышанным. Судя по очередной клетчатой сумке разговор состоится еще не скоро.

 

Уезд жены к маме стало уже притчей во языцех, темой для анекдотов и в целом событием ничего общего с продуктивностью не имеющим. Прямо скажем, что такая стратегия поведения свидетельствует о невзрослости женщины.
Это и перекладывание ответственности на маму и позиция дочки, которую несправедливо обидели. Кстати, теперь обидчика следует как минимум обругать, а как максимум заставить извиняться. И так, чтобы он в полной мере осознал всю тяжесть вины. Потому что кто приходит с извинениями, тот и больше виноват. Есть такое негласное правило. Именно поэтому многие дети обижаются на своих родителей за то, что те первые никогда не извинялись. Никому не нравится ощущать себя пажом и вечно виноватым.

Более того уезды к маме это еще и вынос своих семейных вопросов на всеобщее обозрение. Причем обозрение человека далекого от объективности. Для чего?

Конечно взрослые люди решают свои внутренние сложности самостоятельно. И конечно если человек уж решил собрать вещи, то он собирает их один раз и уходит. Все остальное это манипуляция.

“Вот, я уйду, ты меня не любишь! Любишь? Тогда докажи и я может быть вернусь, если хорошо постараешься”
“Мне так не нравится! И это не обсуждается! Я сказала – так не будет. Или я уйду”
“Ну, приятно прийти домой и увидеть пустой шкаф? Давай-давай, побегай, чтобы заслужить прощение”

И в подавляющем большинстве случаев эти манипуляции осознаются.

Да, часто это происходит на эмоциях и с верой, что все, это конец. Отношения окончены, прощай любовь! Но если в голове параллельно уже простраивается план: “А как хотелось бы, чтобы было дальше? – Стук в дверь. Признания. Цветы. Виноватые глаза. Не могу без тебя. Прости, любимая!”, то имеет смысл на этот план обратить внимание и признаться честно – это манипуляция. Почему? Потому что человек, который уходит для того, чтобы уйти видит ближайшее будущее иначе. Он видит, как снимает квартиру и живет в ней сам, может быть меняет работу или переезжает в другой город. В общем, он простраивает линюю будущего отличную от той, что была до этого.

Чем плохи манипуляции? Можно ведь сказать, что это всего лишь еще один способ добиться своего?

Плохи тем, что очень обидно когда тобой манипулируют и это всегда чувствуется. Даже если не доказуемо с точки зрения лингвистики. А тот кого обижают потом обычно мстит. Вот и получается в итоге не семья а клубок змей, куда еще зачем-то преплетены родители. Очень плохой метод разрешения конфликтов.

Поэтому, дорогие читатели, если хотите действительно решить сложную семейную ситуацию, то на много эффективней делать это по честному, без обмана, манипуляций и вторичных выгод. Только так можно действительно обрести внутренний мир и свободу.

© Алексей Афанасьев. Мария Афанасьева. Светлана Гуэдова. Алёна Самортова.

Данный текст является частью коммерческого издания и охраняется законом об авторском праве. Любое использование статьи или ее фрагмента возможно только с письменного разрешения правообладателя с обязательным указанием первоисточника и Ф.И.О. авторов.

Загрузка ...