ya-metrika

Что бы сказал Фрейд? Часть 3

Публикуем отрывки из книги Сары Томли

 

  • Сара Томли
  • Что бы сказал Фрейд? Как великие психотерапевты решили бы ваши проблемы
  • Издательство: Альпина Паблишер, Москва, 2018

Что бы сказал Карл Юнг о вашем кризисе среднего возраста и покупке красного «Феррари»? Как бы Беррес Скиннер объяснил, почему вы не отлипаете от своего телефона? Хотели бы обратиться к Эриху Фромму за помощью в поиске настоящей любви?

Я заглядываю в телефон каждые несколько минут. Почему я не могу сосредоточиться?

В XXI веке мы перегружены информацией, и потому способность избирательно уделять внимание одним делам в противовес другим критична. Будь мы с вами разумными существами, наше внимание сосредотачивалось бы на потоках информации, которые наиболее полезны для актуальной задачи, но по какой-то причине — не важно, какова эта задача, — мы пялимся в свои смартфоны. Почему они так притягивают?


Читайте также:


Все знают, что такое внимание, но никто не понимает, что это. Если не вдаваться в детали, внимание позволяет нам сосредоточиться на каком-то стимуле (привлекательном человеке в баре) в ущерб другим (людям в баре, самому бару или напитку в руке). Этот процесс включает избирательность, но психологи все еще пытаются разобраться в нем. Мы думаем о том, что значит для нас объект, и затем уделяем ему внимание? Или что-то привлекает наше внимание благодаря силе сигнала (например, громкому звуку) и потом проходит когнитивную обработку и осмысляется?

Еще в 1950-х годах психологи Дональд Бродбент и Колин Черри спорили о том, что первично. Бродбент утверждал, что физические характеристики первыми проходят систему фильтрации нашей психики, а Черри настаивал, что смысл важнее. Он указывал, что мы всегда, даже среди какофонии голосов, слышим, если к нам обращаются по имени, и назвал это (довольно изящно) «эффектом коктейльной вечеринки».

Энн Трисман совершила маневр, которому восхитился бы Фрейд: она предположила, что через систему обработки мозга пропускается вся входящая информация от органов чувств — на бессознательном уровне. Из этого «автоматического потока» определенные объекты (например, ваше имя) могут привлечь ваше внимание.

Недавние исследования, в которых фигурирует мало коктейлей, но много визуализаций мозга, показывают, что внимание — динамическая состязательная система. Во время обработки информации наше внимание — в любой конкретный момент — усиливает какой-то поток информации («победителя») и заглушает остальные («проигравших»). Процесс задействует многие участки мозга и зависит от двух факторов: вашей цели (поиск подруги в красном платье — и все другие цвета игнорируются) и силы входящих стимулов (разбитое стекло, которое отвлекает внимание от всего остального).

Наши цели зависят от когнитивной обработки «сверху вниз», поэтому, если вы хотите пить, то, направляясь ко мне, заметите бутылку воды на моем столе. Такое внимание эндогенно, то есть возникает внутри вас. Если вы споткнетесь об урну в коридоре и ушибете ногу, ваше внимание будет занято сенсорной обработкой «снизу вверх», идущей от среды. Это внешний, или экзогенный, процесс.

Система имеет кое-какие недостатки: жесткая селективность процесса означает, что мы что-то упускаем, особенно если попадаем в ситуацию, когда информации слишком много — во времени или пространстве (когда она подается слишком быстро). Также мы можем пасть жертвой «слепоты к изменениям», то есть не замечаем перемен, которые происходят за пределами нашего основного интереса. Например, если вы смотрите, как Джулия Робертс и Ричард Гир завтракают в фильме «Красотка», вы можете не заметить, как ее круассан загадочно превращается в оладушек. Мы упускаем детали в географическом пространстве так же, как и во времени. Все мы переживали это и знаем, что такие «проколы» возможны.

Проблема со смартфонами заключается в том, что в удобном гаджете мы таскаем с собой ворующие внимание программы, которые для пущего веселья запускают в нашем мозге выработку вызывающих привыкание веществ. На экзогенном уровне смартфоны постоянно генерируют шум, который шепчет: «У тебя сообщение» или «Видео со вчерашней вечеринки!». Эти внешние стимулы крайне притягательны.

К тому же у вас могут быть сильные эндо генные цели: «Она мне писала? То предложение о работе еще не пришло? Кому-нибудь понравилось мое фото? Кто-то ответил мне в Snapchat?» И учитывая нашу склонность упускать подробности, пока внимание блуждает где-то еще, «Не случилось ли чего, что я упустил?».

Скажем, вы получаете сообщение или фото. Это активирует центры новизны в мозге, и вы испытываете «вознаграждение» в форме эндогенных опиоидов, которые моментально дарят ощущение блаженства. Из-за этого становится гораздо труднее уделить внимание важной деловой встрече, на которой вы вообще-то присутствуете. Если вы отвечаете на сообщение / фото / видео с забавными неудачниками, то получаете новую дозу дофамина еще и за это милое «достижение». И возможно, вам перепадает еще, пока вы думаете, как здорово ощущать связь с другими (джекпот!).

Смартфоны поставляют случайное вознаграждение, а не гарантированное.

Отец поведенческой науки Б. Ф. Скиннер показал, что нет ничего соблазнительнее этого «режима переменного подкрепления». Скиннер помещал животных в клетку с рычагом, на который можно было нажимать. Вначале, когда животные это делали, появлялась еда, а когда они наедались, переставали жать на рычаги. Потом еда не появлялась довольно долго, и животные тоже забрасывали дело. Но когда еда доставлялась случайно при нажатии рычага, животные продолжали упорно давить на него. (Есть сообщение? Да! Есть сообщение? Нет. Есть сообщение? Есть?).

Любопытно, что смартфоны даже могут опираться на силу «скрытого внимания», описанного в 1894 году Германом фон Гельмгольцем. Он показал, что, когда взгляд фиксирован на одной точке (например, на блокноте, лежащем перед вами), зрительное внимание может быть направлено в сторону «скрыто» — без перевода взгляда. Удерживая телефон в зоне периферического зрения, мы можем следить за этой «коробкой с сюрпризами» постоянно.

Есть ли проблема?

К сожалению, есть. Даже несколько. Во-первых, именно так мы дурим себя, будто занимаемся несколькими делами сразу. Мы, люди, имеем ограниченный объем внимания, и, если расщепляем его на две или более задачи, оно распределяется либо очень поверхностно (так, что мы не замечаем многого в задачах), либо неравномерно.

Профессор Глен Уилсон обнаружил, что многозадачность, например, попытка сконцентрироваться, когда вы знаете, что какое-то письмо ждет прочтения, приводит к бoльшим когнитивным потерям, чем курение марихуаны. Кроме того, дофамин воздействует на прилежащее ядро. Ученые провели эксперименты на крысах, дав им возможность жать на рычаг, отчего электрический сигнал поступал в эту часть мозга напрямую, имитируя воздействие дофамина. Крысам так это нравилось, что они постоянно давили на рычаг, позабыв про еду, сон и секс. Они просто жали и жали на него, пока не умирали от истощения.

В 2016 году правительство Нового Южного Уэльса в Австралии объявило об испытаниях новых светофоров, привлекающих внимание пешеходов, которые по рассеянности переходят улицу не вовремя. Они не слышат гудки машин, рев моторов, не замечают громадные знаки и края бордюров под ногами. Весь поток транспорта не может состязаться с тягой к телефону, и связь с реальностью у этих людей утрачена.

Загрузка ...