ya-metrika

Что бы сказал Фрейд? Часть 4

Публикуем отрывки из книги Сары Томли

 

  • Сара Томли
  • Что бы сказал Фрейд? Как великие психотерапевты решили бы ваши проблемы
  • Издательство: Альпина Паблишер, Москва, 2018

Что бы сказал Карл Юнг о вашем кризисе среднего возраста и покупке красного «Феррари»? Как бы Беррес Скиннер объяснил, почему вы не отлипаете от своего телефона? Хотели бы обратиться к Эриху Фромму за помощью в поиске настоящей любви?


Читайте также:


Обычно я такая воспитанная… Откуда эта ярость на дороге? Вы ведете машину по двухполосной дороге, болтаете с мужем, который сидит рядом, и вдруг вас подрезает автомобиль, вынуждая ударить по тормозам. Вас с мужем бросает вперед и назад, жгучая боль от старой травмы пронзает шею, а машина позади едва не влетает вам в бампер. Несколько секунд спустя вы видите, как нарушитель сворачивает к кафе. Как вы поступите?

Возможно, нам всем хотелось бы реагировать разумно: «Заеду на пару минут, чтобы успокоиться, а потом продолжу поездку». К сожалению, психологи снова и снова доказывают, что мы не настолько далеко ушли вперед в эволюционном плане, как думаем, и порой реагируем, задействуя функции мозга, общие с другими млеко питающими, а не высшие когнитивные, доступные только человеку.

Суды завалены делами людей, которых друзья и близкие описывают как «всегда такой мягкий и спокойный!» — но они обрушились на других водителей с безграничной яростью.

«Неужели он похож на человека, который пошлет на три буквы водителя, будет возить с собой нож, чтобы протыкать шины, плюнет в лицо собеседнику во время спора или дважды толкнет человека?» — спросит адвокат. «Безусловно, нет», — ответят близкие. Но почему-то их обвиняют в этих нарушениях. Так что происходит?

Дорожная ярость задействует тот тип агрессии, которая возникает мгновенно и неподконтрольно, даже у обычно спокойных людей. «Обычную» агрессию можно объяснить чертами личности, детским опытом, влияниями среды и даже эпигенетикой (сочетанием природы и воспитания), но здесь происходит что-то иное. Исследование психолога Яака Панксеппа показывает, что ответ нужно искать глубоко в человеческом мозге — на подкорковом уровне, где находятся структуры и системы, которые роднят нас с другими млекопитающими.

Мы постоянно, не прибегая к осознанию, обрабатываем информацию о мире вокруг, что дает нам базовую оценку опасности и безопасности — к чему можно приближаться, а чего лучше избегать. Панксепп называет эти процессы «эволюционно древними, эмоционально-аффективными», они побуждают нас действовать, не подумав, в то время как более молодые когнитивные способности (которые локализуются в новой коре) помогают нам сначала думать, а уже потом что-то делать.

Одна из наших подкорковых систем, общая с другими млекопитающими, — это набор нервных сетей, которые контролируют базовые, генетически кодированные эмоциональные и поведенческие склонности — иными словами, набор «инстинктов», который есть у нас с рождения. Панксепп полагает, что можно рассматривать их как операционную систему компьютера, которая расположена в постоянном запоминающем устройстве (ПЗУ), в то время как более сложные системы обучения и мышления больше похожи на оперативную память (ОЗУ). Тип мозговой системы, схожий с ПЗУ, первичен по отношению к системе ОЗУ: так же, как и в компьютере, постоянная память необходима для базового функционирования, и именно в ней, считает Панксепп, живут наши «эмоции, страсти и голод». Мы любим притворяться, что ближе к ангелам, чем к другим животным, и склонны отрицать существование «низших страстей», но их голос всегда слышен в нашей деятельности.

Эксперименты Панксеппа выявили семь базовых инстинктов: ПОИСК, ГНЕВ, СТРАХ, ПОХОТЬ, ЗАБОТУ, ГОРЕ и ИГРУ (он использует заглавные буквы, чтобы различать системы и обычное использование слов). Система ПОИСКА побуждает животных исследовать среду и искать объекты, необходимые для выживания, включая родителей и еду. Ни одно животное не нужно этому обучать, и нам тоже не нужно учиться, как переживать или выражать страх, гнев, боль, удовольствие или радость. Эксперименты показали, что эти семь систем могут запускаться прямой электростимуляцией в определенные участки мозга. Когда стимулируется система ГНЕВА, у животных шерсть встает дыбом, они шипят и рычат, и направляют гнев на любой объект в окружении, который воспринимается как угроза.

Система ГНЕВА — ключ к пониманию внезапной и необъяснимой агрессии. Гнев запускается событиями, средой, но сама эмоция возникает, потому что определенные типы стимулов воздействуют на цепочку ГНЕВА в мозге. Даже младенца легко разозлить: прижмите его ручки к телу на несколько секунд, и малыша разозлит это ограничение свободы действия. Это ключевой триггер цепочки ГНЕВА, помимо фрустрации, — потому что свобода движения и достижения актуальной цели — часть системы ПОИСКА. Похоже, что они тесно связаны: события, которые мешают системе ПОИСКА, могут активировать цепочку ГНЕВА. Панксепп спрашивает: кто не переживал краткую вспышку гнева, вызванного фрустрацией, когда автомат для продажи напитков и еды берет деньги и не отдает товар? Если вы не голодны или у вас еще есть деньги, возможно, вам удастся воспользоваться умственными способностями высшего мозга (новой коры) и сказать себе, что ситуацию можно разрешить. Но, если вы голодны, мелочи больше нет, вам жарко и очень хочется пить, да к тому же вы опаздываете на важную встречу, и в этот момент автомат дает сбой, система ГНЕВА запускается так сильно, что когнитивная, рациональная система совершенно выходит из строя.

Быстрое и медленное мышление

Эта точка зрения в какой-то мере совпадает с концепцией «быстрого и медленного мышления» Даниэля Канемана. Канеман полагает, что у нас есть доступ к двум разным типам мышления, которые он называет Система 1 и Система 2.

Увы, быстродействующая Система 1 «ищет связности» — структуры и смыслы и делает поспешные выводы («он подрезал меня нарочно!»). Система 2 медленнее, она способна осознать и поставить

под сомнение эти выводы. Эта система отвечает за самоконтроль, но, как замечает Канеман, Система 2 часто ленится и легко устает (по-научному это называется «истощение эго»). В таких условиях она только рада идти на поводу (часто зря) у выводов, к которым пришла Система 1. Так что да, парень подрезал меня нарочно, соглашается она. Самоконтроль отправляется коту под хвост, а вы следуете за Системой 1. Более того, поскольку Система 1 не терпит ни малейшей неопределенности, вы не только чувствуете, будто он подрезал вас нарочно, вы знаете это.

Запуск ГНЕВА

Панксепп признает влияние высшего когнитивного разума на эмоции, отвечающие за первичную обработку инфор мации, так же, как и Канеман считает, что порой Система 2 влияет на Систему 1. Однако Панксепп указывает, что это двусторонний процесс: мысли могут смягчать чувства, но они же являются носителями символических идей, а символы способны чувства усиливать (например, символический жест «показать кулак»).

Это значит, что у животных угрозы выживанию запускают первичные процессы, но у человека символические жесты и слова тоже могут их вызвать. Объедините актуальную угрозу выживанию с территориальной угрозой (машина подрезает вас на дороге) и присоедините сюда угрозу близкому человеку (муж или ребенок едут с вами), а также древний символический жест «поднятый средний палец», и вместе с внутренними факторами усиления стресса: усталостью, голодом или низким сахаром в крови (Системе 2 нужна глюкоза!) — бах! Нервная сеть ГНЕВА внезапно запускается на полную мощь.

И что я могу сделать?

Нейроученый Дуглас Филдс, специалист по дорожному гневу, говорит, что нужно учиться распознавать ошибочное срабатывание триггера — вы не находитесь в угрожающей жизни ситуации, и нет нужды «стирать угрозу с лица земли», несмотря на столь убедительные ощущения, что все так и есть. Если вы чувствуете, что стрессы накапливаются, предпримите меры по их снижению, прежде чем сработает спусковой крючок. Поешьте, поспите, отдохните, включите спокойную музыку.

Если заметите нарастание физиологических признаков гнева (учащенное сердцебиение, стиснутые зубы), используйте более тонкую когнитивную Систему 2, чтобы противостоять убеждениям, которые льются из бессознательно действующей Системы 1. Что бы вы ни делали, остановитесь. Осознайте ситуацию, процесс, в котором вы пребываете. Для большинства из нас это непросто, но этому можно научиться через практики внимательности.

В калифорнийской тюрьме Сан-Квентин проводится специализированный курс внимательности, в котором заключенных учат замечать «момент неотвратимой опасности», когда гнев вотвот выльется в ярость и насилие. Все участники отбывают пожизненное наказание, и, проходя программу «Превратить ярость в силу», они обучаются развивать навыки отслеживания и управления сильными импульсами, которые привели их к преступлению.

Основатель программы Жак Вердуэн утверждает, что в момент неотвратимой опасности происходят три события: все ускоряется, все усиливается, а потом наступает момент сожаления. Навык распознавания момента неотвратимой опасности помогает развеять дорожную ярость, как и любую другую.

Загрузка ...