ya-metrika

Что такое эмоциональные консервы?

Сценка из жизни: автобус, в котором полно людей, и в том числе молодая мама с сыном лет пяти. Женщина уткнулась в телефон, а мальчик с криком бегает по салону, расталкивая пассажиров. Он то громко смеется, то впадает в истерику, требуя чего-то от матери, то безутешно плачет, когда та игнорирует его просьбы.

Плохой спектакль

В ответ на замечание одного из пассажиров женщина твердым голосом отвечает: «Ну и что тут такого? Пусть выражает свои эмоции, как хочет! Это называется естественное воспитание. Живете в каменном веке, ничего в детях не понимаете, отстаньте от моего ребенка!»

Другой пассажир вполне спокойно и вежливо говорит о том, что это все-таки общественное место и хорошо бы считаться с интересами окружающих. Возможно, и для ребенка, и для пассажиров было бы комфортнее, если бы мама чем-то отвлекла своего сына; всегда ведь можно найти какое-то более интересное и тихое занятие, чем беготня и вопли. Это замечание окончательно выводит родительницу из себя, и она вступает в активную перебранку с другими пассажирами. Ее нимало не смущает присутствие собственного ребенка, она кричит, «переходит на личности» и сыплет нецензурными словечками. В общем, ведет себя предельно эмоционально и «естественно».

Добавим к этому еще один штрих: все происходящее женщина снимает на мобильный телефон. При этом угрожает своим собеседникам: «Я выложу это во все социальные сети! Пусть все увидят, какие бывают уроды!» Кажется, она действительно не видит себя со стороны и не понимает, что в данной ситуации самое некрасивое поведение демонстрирует именно она, а не ее собеседники.

Продолжение этой истории мне неизвестно, но допускаю, что видео с этим эпизодом оказалось в социальных сетях (там подобного «добра» навалом). И нисколько не сомневаюсь, что этот ролик набрал значительное число просмотров и лайков – публика любит скандалы.

Любой интернет-маркетолог уточнил бы, что публика любит не только скандалы, а любой «эмоционально нагруженный» контент. Причем чем «горячее» будет эмоция, тем популярнее будет сообщение (и участвующие в нем люди). Про то, что толпа требует «хлеба и зрелищ», знали еще древние римляне, но сегодня все стало гораздо сложнее. Во-первых, современное общество – это изобилие впечатлений; а во-вторых, современное общество – это общество спектакля.

Ненужное наследство?

Общество изобилия впечатлений создает все более парадоксальную реальность, и вот почему: человеческие эмоции изначально являются биологической функцией, обеспечивающей выживание. Когда за первобытным человеком гнался какой-нибудь саблезубый тигр, тот переживал неподдельный ужас. Сегодня саблезубые тигры вымерли, да и вообще осталось крайне мало стимулов, способных на безусловном биологическом уровне дать нам подлинные и мощные эмоциональные переживания.

Среди современных исследований эмоций есть точка зрения, согласно которой эмоции – атавизм, постепенно отмирающий пережиток нашего первобытного прошлого. Тем не менее совсем отказаться от эмоций мы не можем, потому что именно они придают яркость и разнообразие нашей сознательной жизни.

Люди пытаются вернуть эту «эмоциональную яркость жизни» самостоятельно – и чем в более благополучном социуме они живут, тем больше тяга к «экстриму». Только забравшись куда-нибудь на Эверест, побывав на грани жизни и смерти, удается почувствовать те самые «настоящие эмоции», как у наших первобытных предков.

Современное общество создало целую индустрию по производству суррогатных эмоций. Строго говоря, все произведения искусства – это заменители живых переживаний, своего рода «эмоциональные консервы». Задача этих «консервов» – утолить эмоциональный голод, в том числе и по самым сильным переживаниям.

В средние века саблезубых тигров уже не было, но зато любимым народным зрелищем были публичные казни. Когда лилась кровь, равнодушным мало кто оставался. Сегодня кровь уже не льется, но любой режиссер телевизионного ток-шоу знает, что если участники не поскандалили и не бросились друг на друга с кулаками (то есть не пустили друг другу кровь хотя бы виртуально), то шоу вряд ли будет популярным.

Но в чем тут парадокс? Парадокс в том, что чем более доступными становятся даже самые острые эмоциональные переживания, тем быстрее мы к ним привыкаем и тем сильнее становимся озабочены поиском новых переживаний. Если раньше восхождение на Эверест было возможным только для немногочисленных профессиональных альпинистов, то сегодня это «туристический продукт», доступный всем, у кого достаточно средств на его покупку. Еще в середине-конце ХХ века журналистской нормой считалось «никакой крови в эфире»; а сегодня демонстрация смерти и насилия приемлема не только в криминальных передачах, но и в обычных выпусках новостей.

Следствием переизбытка эмоций (навязанных нам СМИ и индустрией развлечений) становится так называемое «эмоциональное ожирение». Наша психика в какой-то момент незаметно переходит в режим сниженной реактивности. Любые эмоции притупляются; стирается грань между «настоящими» и «ненастоящими» переживаниями.

Как в свое время точно подметил в одной из песен Сергей Шнуров, «Газеты и журналы печатают муру – дельфин будет жить, а я умру». Мы готовы со слезами на глазах присоединиться к какой-нибудь виртуальной акции по спасению очередного дельфина, но при этом с не меньшей готовностью готовы устроить скандал в общественном транспорте в присутствии собственного ребенка.

Термин «общество спектакля» предложил французский философ Ги Дебор. Термин этот комплексный, но одна из его граней формулируется так: «спектакль – это любые отношения, опосредованные образами».

Философ Эрих Фромм утверждал, что один из центральных конфликтов современной западной цивилизации – это конфликт между «быть» и «казаться». «Общество спектакля» делает радикальный выбор в пользу «казаться». Никому не важно, что у вас там внутри, а важно лишь то, как вы выглядите и что демонстрируете на публике, насколько вы хороший «актер» и насколько круто прокачали «персональный имидж».

Хороший актер – это тот, кто всегда на виду (сейчас это легко благодаря социальным сетям), и тот, кто способен вызвать у аудитории сильные эмоции, может достучаться даже до пресыщенной эмоциональными суррогатами публики. Отсюда и образ жизни «все напоказ», и мода на экспрессивность, выходящую за рамки любых правил и норм. Потому что для «общества спектакля» лучше быть мегапопулярным и узнаваемым фриком, чем никому не известным «обычным человеком».

Свобода или глупость?

Если вернуться к ситуации, описанной в начале заметки, то многие наверняка скажут, что ситуация неоднозначная. Будут и сторонники молодой мамы («Зачем полезли к ней и к ее ребенку с непрошеными советами? Они с мальчиком были естественными, просто эмоционально реагировали! Не надо было провоцировать!») и ее противники («Это не эмоции, а неуважение и распущенность!»). Истина же заключается в том, что «естественных эмоций» у современного человека не бывает. Наши эмоции – продукт социализации. Они формируются под влиянием социокультурных мегатрендов (два из них – изобилие впечатлений и общество спектакля – описаны выше), воспитания и самовоспитания.

Да, сегодня есть мода на свободу самовыражения – в том числе на публичную эмоциональность, демонстративную экспрессивность. Но это всего лишь мода, которой вовсе не обязательно следовать. Если мы говорим о личностно зрелом человеке, то его эмоциональность – результат его самовоспитания и осознанного выбора.

Насколько уместно «устраивать сцену» в общественном транспорте или «ломать комедию» в социальных сетях? Ответ на этот вопрос зависит от уровня развития социального интеллекта; от понимания того, кто я такой, в какой социальной ситуации я нахожусь, каковы мои интересы и интересы участников взаимодействия, чего я хочу добиться, какие исходы наиболее вероятны и т. д.

Насколько эмоциональным я могу/хочу быть в данной ситуации? Какая эмоция будет наиболее уместной в данной ситуации? Как ее лучше всего выразить? Поможет ли моя экспрессия в достижении моей цели? Как отреагируют окружающие на мою эмоцию/экспрессию? Ответ на эти вопросы зависит от уровня развития эмоционального интеллекта.

Вывод: спонтанная эмоциональность может значительно усложнить нам жизнь в различных социальных ситуациях и подпортить репутацию, даже если нам кажется, что мы «всего лишь вели себя естественно». Если эмоциональность осмыслена, пропущена через фильтры социального и эмоционального интеллекта, она становится нашим другом и помощником.

Загрузка ...