ya-metrika

Что такое шутка, и что такое смех? В жизни и психотерапии.

Смех – одна из форм отреагирования “безопасной опасной” угрозы. Безопасной – фактически, опасной – символически. Безопасная угроза потому, что фактически жизни и здоровью ничего не угрожает. А опасная – потому, что на уровне отождествления с символическим – она опасна.

А шутки, сарказм и юмор – такая же “безопасно-опасная” условно приемлемая форма выражения неразрушающей агрессии.

Например, ребенок выпрыгивает из-за угла навстречу другому с криком “бу” и растопыренными или поднятыми вверх руками – на символическом уровне это отыгрывание опасного нападения, но фактически он не собирается никого уничтожать (разрушать). Если тот, навстречу кому он прыгал, поймет эту разницу (между опасно-безопасными уровнями) – он сможет воспринять произошедшее как шутку. А иначе – он просто испугается как от реальной угрозы, или не поймет что это было и проигнорирует (аки робот-пылесос, навстречу которому выпрыгнул этот ребенок).

Или другая ситуация – любящий родитель “грызет” своего маленького ребенка, несильно кусая его за руки-ноги-живот. Если это шутка и ребенок понимает, что он в безопасности – он будет заливаться от смеха. Но если то же самое будет делать отнюдь не безопасный родитель, то шуткой это не будет, и крики будут звучать совсем в другой тональности.

Третий, классический пример Чарли Чаплина – смотрим на экране, как человек идет-идет и падает, поскользнувшись на банановой кожуре. Фактически ему ничего не угрожает – он актер и снимается на камеру и мы это знаем. Но если бы это было в реальности, а не на экране? “Зеркальные нейроны” дадут нам, социальным животным, почувствовать то, что чувствует человек, который вот тут прямо перед нами растянулся на банановой кожуре – мы будем переживать его боль как частично свою. Т.е. произойди падение не на экране, а в жизни, то и на символическом и на фактическом уровне эта ситуация – опасна. На экране же видим комика, и понимаем, что фактически все не так, как символически – ситуация “безопасно опасная”, и реагируем на нее – смехом.

Четвертый пример, хорошо заметный в групповой работе психотерапевта, но проявляющийся не только там – когда в группе присутствует некое напряжение (обычно, когда группа не знакома, или когда появляется новый феномен/человек, или происходят события, на которые неизвестно кто и как отреагирует или любые другие причины), то происходит “сброс напряжения” через смех. Т.е. ситуация на символическом уровне социальных взаимоотношений – опасная, но фактически – никто ни на кого с ножом не бросается. И смехом можно отреагировать на эту ситуацию, с максимальной утилизацией накопленного напряжения (не всегда полезной для групповых процессов, за исключением формирования сплоченности).

Пятый пример – клиент психолога со смехом, шутками-прибаутками рассказывает о своих перипетиях и жизненных ситуациях. И чем больше смеха/юмора реализуется – тем больше было напряжение от разности потенциалов опасности и безопасности. Т.е. представляя события несущественными, не значимыми (фактически безопасными), но внутренне переживая их символически опасными – вот эту разницу с успехом можно спустить на смех. Соответственно смех в подобных ситуациях будет говорить о степени символической опасности описываемой ситуации. В чем именно опасность – тут есть варианты, от «опасных» чувств и «опасных» желаний до «опасных» оценок и фантазий и многого другого.

 В общем получается, что шутка становится шуткой только в момент осознания разницы символической опасности и фактической безопасности.  А смех – способ отреагирования избыточного (невыносимого, не помещающегося в «контейнер» переживаний) напряжения вызванного различием состояний этих двух уровней. В частном случае получается, что смех нивелирует специфическую тревогу. И, выходит, не зря особое признание заслужили комики/сатирики, игры типа КВН и передачи «вокруг смеха» во времена, когда тревога у советских людей зашкаливала в момент развала СССР.  В те времена людям, буквально палец покажи, и они заливались от смеха – настолько высока была потребность удержать себя в рамках и безопасно отреагировать это внутреннее напряжение, когда на символическом уровне все рушилось, хотя фактически ничего особого не происходило, а даже наоборот – угроза ядерного конфликта снижалась с каждом новым договором о нераспространении ЯО.

Загрузка ...