ya-metrika

Диагностируя «Английского Пациента».

Фантазии шизоида о существовании без кожи и захоронении заживо. Фрагмент статьи Нормана Дойжда, перевод Марина Куликова.

Оригинал статьи опубликован на английском языке в журнале Американской Психоаналитической Ассоциации от 2001. На эту статью ссылается Нэнси МакВильямс в своей классической статье о шизоидный динамике, но я нигде не встречала сам оригинал, на который ссылала МакВильямс.

И вот вуаля, нашелся оригинальный английский текст, с которого я предлагаю немного вольный свой перевод.

Психологический мир романа и кинофильма с одноименным названием открывает нам глубокое  понимание шизоидных состояний. Протагонист, Almásy, является исследователем пустыни, попадает в садомазохистический треугольник с замужней Катрин и разрушает их всех. Его поврежденная кожа является символом его состояния. Так как шизоид считает, что любовь потребляет и приводит к уничтожению, а именно к уничтожению границ между я и другими, между эго и нахлынувшими желаниями. Другие шизоидные «темы» оживление неживого, сравнивание женщины с пустыней, упрятывание и скрывание идентичности, виртуальный или разрушающий опыт страсти как взрывателя на бомбе, и то, что все хорошее может когда-то взорваться, в то время как моральные характеристики людей слишком непостоянны.

Almásy сотрудничает с фашистами для того, чтобы получить трехлетнее тело своей возлюбленной Катрин, с которой у него некрофильческая связь в пещере. Фантазии о потере любимого объекта, захороненного в пещере self,  и также страх быть захороненным живым или остатья без кожи характерны для мира шизоида. Гиперпроницаемость является ядром состояний шизоида, приводящей к защите избегания.

Диагностируя Английского Пациента

 Защитные психические техники от любви. Мир Шизоида.

Эстетические идеи, фантазии того, что (любимый) объект является соблазняющим и желание является ненасытным. Чтобы подавить этот голод любви, шизоид идеализирует аскетизм. Но как и аскеты, которые спасаются в пустыне во избежание человеческого контакта и искушения, но шизоид вскоре начинает испытывать соблазнение—во влажных ( в противоположность пустыне) мечтах, рисунках святилищ и мистических историях,— в мучительному возврату страдальца. Ошибочно шизоид воспринимает желание как бездонную яму, и тогда промискуитет и целибат сменяют друг друга,- в обоих случаях как попытка справиться с продолжающейся ненасытностью. К этому же относится желание быть неодушевленным.Такие пациенты описывают мечты о том, чтобы стать бесстрастными, стать костяными или каменными, ледяной королевой, сфинксом. Однажды один такой пациент, перебирающийся из состояний промискуитета и целибата, был настолько захвачен своими желаниями, что мечтал стать только из кости, совсем без плоти. В своих ассоциациях он говорил: «Вот это счастье: высохнуть до костей, остаться наконец без желаний, без потребностей»

Играние ролей. Другая техника используемая шизоидами как бессознательная защита это разыгрывание ролей во время коммуникации с другим ( это происходит для сохранения пакта (верности) с Плохим Родителем) Fairbairn (1940, p. 16) показал, что однако шизодид не вполне обладает даже ролью, пока ее разыгрывает ( дистанцируется или диссоциируется от нее). Один из моих пациентов, который был довольно вовлеченным во время сессий, тем не менее, поделился фантазией о том, что он котролирует все, что я говорю.  

Программа входа и выхода. Подобная дистанцирующая защита была отписана Гантрипом (Guntrip (1969) как программа «in and out». Она включает в себя “всегда выбраться от того, кто собирается тебя удержать” ( p. 36). Это может проявляться в перепрыгивании от женитьбы к женитьбе, обращая внимания партнера, что тот (сам он) может обойтись без второго, одновременно оставаясь как бы с ним. Такие пациенты не могут создать или посвятить себя какому-то одному партнеру или отношениям. (p. 37). Они всегда выторговывают себе дистантные отношения, повторяя: «мне нужно свое собственное пространство». Но не будучи в состоянии выдерживать свой голод, все равно возвращаются на орбиту своих партнеров (Akhtar 1992). В целом они предпочитают, чтобы большая часть их отношений проходила у них «в голове».

Садо-мазохистические объектные отношения. Фантазия о том, что любовь съедает или разрушает, делает возможность мазохистических отношений с партнерами очень реальными (повторение отношений с отказывающим в любви родителем). Это помогает удерживать любимый объект на дистанции, что вполне устраивает собственника программы «in and out». Имея такую историю отказа или оставленности, шизоид, когда сам лично сражен, спасается бегством, ведь в противном случае он летит как бабочка на огонь на самоссожжение. Не прошедшие терапии шизоиды остаются в состоянии не-разрешения Эдипового комплекса, и будут постоянно попадать в само-повреждающие сексуальные треугольники. Шизоиды в таком случае будут апологетами философии особой чувствительности их натуры. Такие «либеральные» мысли на самом деле являются последствием анти-либидинального сознания.

Диагностируя «Английского Пациента». (2)

Отношение к детям. В романе и в кино «Английский Пациент» нет детей. В моем понимании классический «шизоид», хотя и амбивалентен идее иметь детей, когда они появляются, он или она могут вполне к ним(детям) привязаны. Также привязанность может проявляться в увлечении котятками(животными), собирании вещиц, охране окружающей среде или живой среде( цветочкам, природе).

Продолжение следует

Загрузка ...