ya-metrika

Дочки-матери. Не расстанусь с мамой никогда

Дочки-матери. Не расстанусь с мамой никогда (2)

Мама, я никогда не расстанусь с тобой (с)

Думаю, что ни о ком так много не написано в психологии, как о матери. Начиная с Фрейда и далее со всеми остановками. Мамы бывают разные: очень заботливая или еврейская, достаточно хорошая, шизофреническая/шизофреногенная, «мертвая»/депрессивная. В той или иной степени каждый психологический метод стремиться узнать о том, какова была мать, как проходило детство и что она такого сделала/или не сделала, что клиент вот тут сейчас, перед нами.
Увы, самые глубокие раны нам наносят самые близкие люди. Вряд ли намеренно.
В книге «Дочки-матери. Третий лишний?» Эльячефф Каролин, Эйниш Натали подробно разбираются типы семей, типы материнский образов на основе художественного опыта, ввиду отсутствия развернутого клинического. Как следует из названия, исследуются не просто детско-родительские отношения, а матери и дочери. Типов нашлось много, они живо описаны, меня заинтересовало несколько, я их укрупнила до двух. И через функцию буду обозначать “гипер” и “гипо”.
Тема объемная, потому начнем с гипер-матерей
После рождения ребенка находится в абсолютном симбиозе, отгораживаясь от других. В норме диада мать-ребенок распадается ближе к 3 годам, по степени роста самостоятельности у ребенка, у матерей подобного типа остается сохранной. С младенчества дочь становиться центром семьи, венцом мироздания, матери ревностно охраняет ее от семьи и от чужих людей. Вся любовь и забота достается только ребенка, выводя мужа из семейного круга.
Зачастую единственной формой реализации таких женщин становиться материнство. «Никогда не расстанусь с дочерью», – вполне может стать новым девизом. Они обретают смысл жизни в симбиозе со своей дочерью-зеркалом»

И в зеркале видит не только себя реальную, но и себя желаемую. Гипер матери «присваивают» детей, не давая шанса на собственную идентичность, зато обязываю будут воплощать материнские фантазии о превосходстве:
«Принуждение соответствовать общепринятым общественным моделям, девальвация женской сексуальности, выведывание секретов, ужасающие наветы и обвинения, всякого рода вмешательство в личную жизнь – вот далеко не полный список наиболее часто встречающихся форм, среди которых смешение идентичностей – едва ли не самая обычная, но, тем не менее, далеко не самая безобидная форма «материнского захватничества». Так как материнская сверхопека сопровождается нехваткой реальной любви, в последствии она оборачивается недостатком самоуважения у ребенка, а также неутолимой жаждой любви и признания. «Одаренный ребенок» беспрестанно продолжает развивать все новые способности и преумножать свои достижения, чтобы заслужить с их помощью любовь, которой ему никогда не будет хватать, потому что она изначально предназначалась не для него, а всегда направлена лишь на тот созданный матерью идеализированный образ, который всю жизнь ребенок будет пытаться воплотить. Его успехи и таланты, таким образом, будут отражать развитие исключительно тех способностей, которые отвечают материнским ожиданиям.

И как бы не успокаивали и пленила невероятная материнская любовь, время неумолимо меняет расстановку сил. В жизни подрастающей дочери появляются другие люди, сначала подружки, потом мальчики. Ни одна мать не может дать того, что мужчина. Предвидя очевидный конец диадным отношениям, и свои страдания, гипер мать будет пытаться остановить время. Дочерям особенно тяжело строить отношения с мужчинами, ибо в их семье третий был точно лишним. И тяжело отказаться от материнской любви, предпочтя неизвестность. Гипер матери используют разнообразный арсенал для удержания дочери, но самый действенный основан на чувстве вины. Вина за обманутые материнские ожидания, вина за нереализованную женскую жизнь, отданную дочери, вина за подорванное здоровье. Вина оставляет дочь рядом с матерью и, возможно, навсегда.

Про отношения взрослой дочери и гипер матери авторы пишут через призму кинематографа. Интересующимся рекомендую фильм «Пианистка» Ханеке, тем для кого тема чувствительна — совсем не надо. Я знаю то, как это часто бывает в России. Дочери выходят ненадолго замуж за неподходящего мужчину, либо мужчина в процессе семейной жизни становиться незаметным и безопасным, занимая место в семейной структуре рядом с котом. Рожают в этом браке ребенка, разводятся (если муж «мешает»), и возвращаются к маме, принося с собой нового ребенка, не прерывая семейной традиции. Я читала на психологическом форуме комментарий девушки, которая писала, что ее подруга, будучи взрослой, продолжала спать с мамой в одной кровати, вышла замуж, родила, вернулась к маме в общий летаргический сон и в ту же кровать. И все довольны.

Очевидно, что все матери разные, мало кто желает плохого своим дочерям, напротив, делают из большой любви, в сложных обстоятельствах, без поддержки. И не все девушки/женщины живущие с матерями, возвращаясь в родительский дом с детьми или без, находятся в диадных отношениях, экономических факторов никто не отменял. В целом, хочется сказать, что изложенное — музейная редкость и происходит далеко и с незнакомыми людьми, но увы.

 

С использованием цитат из книги “Дочки-матери. Третий лишний”

Загрузка ...