ya-metrika

«Джокер». Мама, я живой!

Посмотрела сегодня много обсуждаемый фильм «Джокер», честно скажу, получила огромное удовольствие, как эстетическое, от великолепней игры Хоакина Феникса, за творчеством которого давно слежу и восхищаюсь, так и от, на редкость, точной психоаналитической  картины развития событий в этом фильме.

С первых кадров  мы видим нежно любящего сына, находящегося в глубокой трепетной связи с матерью. Доброго, слабого, странноватого, без определённого возраста и пола. Какое-то довольно невнятное существо, живущее с мамой.

В чем проблема Джокера? Он кастрат. Его чувства кастрированы. Два мощнейших жизненных потока энергии – либидо и ненависть запрещены ему.

Его мать абсолютно игнорирует тот факт, что ее сын – взрослый мужчина. Она моется при нем в ванной, тем самым продолжая лишать его пола в его немолодые уже годы.

Под ещё большим запретом злость. Ты – Радость (явно не мужское имя, правда?) называет его мать, ты должен радовать людей, а значит ты не можешь быть злым, не можешь ненавидеть, не можешь проявлять агрессию. Полный запрет, блок.

Что сделала мать, увидев его злым? Немедленно закрылась от него в другой комнате, лишила его себя, единственного живого существа, с которым он находится в эмоциональной связи.

Я думаю, в детстве, когда он сидел прикованный к батарее, мать подходила к нему, вставляла пальцы в рот и растягивала губы в улыбку (как он после повторил с другим мальчиком). Ее сумасшедший разум отрицал реальность, в которой сына истязает сожитель, и она видела в этой гримасе улыбку.

Джокер на протяжении фильма говорит нам- я не чувствую себя реальным. Отчего так происходит с человеком? От полного отсутствия реакции матери на потребности ребёнка в детстве.

Как мы понимаем, что нам что-то нужно и что именно нам нужно? Маленький ребёнок чувствует дискомфорт, плачет, мать догадывается о его нужде – голоде, кормит его. Он снова чувствует дискомфорт, мать опять догадывается – холодно, укрывает его.

Так ребёнок через отреагирование матери учится распознавать свои нужды и удовлетворять их с ее помощью.

 Если мать не подходит и не реагирует, ребёнок продолжает не понимать, что с ним, отчего ему плохо. Кстати, при полном отсутствии реакции, психика ребёнка разрушается, и он становится слабоумным.

Мы вообще все время, всю жизнь понимаем себя через других людей, через подтверждение наших ощущений другими. Холодно? Да. Неприятно? Да. Многие чувствуют также, как я? Да? Значит, со мной все в порядке.

Умалишённая мать не даёт никакого отклика, она даёт свою фантазию – ты радость, ты должен приносить радость. Отсюда это сильнейшее желание быть в центре внимания – получить, наконец, отклик от других – смотрите, я есть, я живой! Подтвердите мне это своим вниманием, своим восхищением, аплодисментами!

Заблокированные либидо, а я уверена, что наш герой никогда не занимался сексом, и ярость, которая есть в каждом младенце от рождения, а в данном случае, помноженная на истязания в детстве, переполняют Джокера, буквально клокочут в нем, вырываясь истерическим хохотом. Ещё со времён Фрейда мы знаем, что именно заблокированная, запрещённая сексуальность приводит к истерии. В конце же концов эти огромные силы прорывают запреты и выплескиваются со всей мощью.

Его танец после убийств – это экстаз. Плотину прорвало, он освобождён. Люди, наконец, заметили его, он живой, он существует!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...