ya-metrika

Еда-беда

Еда-беда (2)

Еда беда

       Последние годы часто приходят в терапию люди с расстройством пищевого поведения (РПП). Чаще это молодые успешные женщины, реже мужчины, подростки. Такая терапия не бывает быстрой.

      Но сегодня я остановлюсь только на одной проблеме такой терапии, это ее преждевременный обрыв клиентом. Такие обрывы как правило болезненны. Иногда человек с РПП делает несколько попыток получить помощь, меняет психологов, направления психологической помощи.

      В терапии РПП часто может наступить период, когда клиент чувствует и говорит , что его будто не слышат, не понимают, что на сессиях говорится об одном и том же , происходит одно и то же, ничего не меняется, психолог критически относится к тому, что и как говорит клиент, не проявляет интереса, бездействует или контакт происходит на повышенных тонах, вплоть до обвинений в адрес друг друга, обесценивания.

      Часто именно в этот непростой период терапия обрывается, клиент уходит со злостью, тревогой или с разочарованием. Причиной таких процессов может быть активирующееся в терапии примитивное супер-эго клиента, очень жесткое, садистическое, разрушающее.

      В этот период коммуникация часто идет через проективную идентификацию.  Проективная идентификация – это способ коммуникации очень ранний , характерный для младенцев, являющийся и защитой.

“Благодаря проективной идентификации человек, с одной стороны, переносит свои желания и фантазии на иной объект, а с другой стороны – не остается в стороне от объекта проекции, а посредством отождествления с ней сохраняет свою связь с проецируемыми желаниями и фантазиями.” В.М.Лейбин

      В терапевта проецируется садистическая критикующая часть. И аналитик становится преследующим объектом. В терапии активируются ненависть, тревога, отчаяние и паника.

      Раннее примитивное супер-эго формируется из спроецированных в мать и потом воспринятых пугающих, вызывающих отвращение , опасных объектов самого младенца. Поскольку ранняя тревога вынуждает младенца расщеплять чувства , отделять плохое от хорошего и проецировать в мать.

      И именно такое супер-эго будет проявляться часто в переносе , в терапевтических отношениях. Человек может быть захвачен и завистью, которая делает его глубоко несчастным и неспособным взять то, что дается в терапии. И поскольку зависть разрушает контакт с психологом, а не только с самим собой, то приходит чувство одиночества и отчужденности.

      Человек начинает чувствовать себя опустошенным. И чем больше становится это ощущение, тем больше хочется что-то получить от другого, но супер-эго не позволяет брать, и боль человека только усиливается.

      В этот период терапии затруднено самонаблюдение и рефлексия. Идет атака на все связи и мышление. Чувства могут отвергаться и обесцениваться. Клиент разрушает связь со своей хорошей, думающей и желающей изменяться частью Я, а так же с помогающим психологом.

      В это время очень важно осознавание психологом происходящего в терапии и контрпереноса. Поскольку процессы клиента и происходящее во взаимодействии , проективная идентификация могут активировать у психолога  и собственное примитивное супер-эго. Поэтому так важно понимать происходящее на сессиях, подключать супервизии.

      Такие процессы могут повторяться в терапии, поскольку раннее супер-эго будет выходить на арену и вести свою игру в терапии РПП.

 
 
 
 

Загрузка ...