ya-metrika

Это место для траура и оплакивания, а не для успеха, денег и отношений.

Это место для траура и оплакивания, а не для успеха, денег и отношений.

Франц Рупперт: Заметки с семинара в Мюнхене. Часть 6.

…Когда ты будешь вспоминать и чувствовать, испытывать боль, тогда ты перестанешь мстить.
…Успех не в примирении с родителемми. Сначала нужно почувствовать себя в безопасности с собой.
…Стыд!!! Стыд, что тебя били, насиловали, унижали, не защищали. 
…Через любовь и секс мы предавали себя. Мы терялись в страхе, ярости и сексуальности.
Обо всем будут отдельные посты.
А сегодня.
…Вспоминать и чувствовать, ничего не делать.

Продолжаю осмысливать полученный на семинаре материал, и к нему добавляются мои собственные процессы, а также опыт уже 3-х проведенных групп с работами в этой технике и обратная связь от клиентов, а также информация, которой делятся коллеги, побывавшие на семинаре.

Группы проходят не просто, они медленные, долгие и кропотливые. Я обычно работаю неторопливо, а здесь приходится замедляться еще. Ввожу упражнения для чувствительности. 
Заметила следующие моменты и в работах и в упражнениях.
Например, в роль бабушки войти попроще, чем в роль какой-то внутренней части. Бабушка далеко, а внутренняя часть здесь и сейчас, многие заместители говорят, что не очень понимают, кто они, отмечают состояние оглушенности, потерянности, своей малости. 
Вероятно, это может быть связано с тем, что состояние раскола именно так ощущается. А заместители, просто люди еще и со своими расколами, и все резонирует, резонирует, похоже, именно состояние, когда чувствовать нельзя.
В упражнениях это еще более заметно, на сколько можно сбежать, настолько выживающая часть (по моему каждого участника) делает все, чтобы человек не шел в чувствование. Даже очень опытные коллеги, заместители делают все, чтобы “уклониться” от встречи. Поскольку я хожу по группам, когда делаются упражнения, насколько это возможно показываю такие моменты: избегания контакта.
Еще один важный момент в случаях, когда совсем тяжело соприкасаться, клиент может предложить идею, что возможно, это не его история, а переплетение и что если мы туда сходим…

И что делать, когда человек получает тяжелую и не очень ясную информацию. 
Чувствовать и вспоминать, только для этого делается работа, чтобы постепенно восстановить собственную память и чувствование. Я бы даже не рекомендовала искать, у кого узнать подробности. Дело даже не в точности того, что произошло с человеком в период зачантия, внутри мамы, в рождении и в первые годы после. Не в фактах, а в ощущениях, которые в связи с этим потеряны, а потеряна память и возможность чувствовать. Чувствовать себя собой во всей своей уникальности. Чтобы выжить тогда, нужно было перестать чувствовать свои чувства и присоединиться к потребностям и чувствованиям, причем неосознаваемым и травматическим референтного лица, прежде всего матери.

У меня после семинара Рупперта, при том, что я себе работу там не делала напрямую, а три из них в совокупности стали и моей работой. Я уже не говорю обо всем увиденном и прочувствованном, в том числе в заместительстве, и вся моя терапия как раз в похожем формате, произошло следующее. 
Происходит всплытие очень больших пластов травматического материала. Спросить что-либо мне просто уже не у кого. И я поняла, что мне это больше не надо, совершенно нет любопытства узнать, а что там было.
Вместо этого есть такая благодать от того, что на уровне ощущений открываются новые возможности, что все отстальное меркнет перед этим. В памяти всплывают ситуации , которые раньше не было никакой возможности ощущать и из детского и из взрослого периода. И еще больше всплывает только на уровне ощущений, это очень сложно вербализовать, как буд-то что-то открывается внутри тебя и начинает дышать, причем дыхание это сначала прерывисто, а потом затихает и дышит глубоко, тихо из самого нутра. А что это не понятно, и ладно, главное для меня, что простраство того, где я живая и чувствующая становится намного больше.
Похожие штуки рассказывают клиенты и коллеги.
Конечно, у каждого будет свой опыт, и я думаю, что это очень связано с объемом предыдущей терапии. потому, что Выживающая часть – мудрая, она нас пускает на встречу со Здоровой, которая хочет ясности и соединения с Травмированной по мере готовности. 
Рупперт говорит об очень маленьких шагах в этой работе. То есть сама расстановка это только один шаг, шаг, который что-то откроет, когда человек к этому готов.

А дальше внимание к себе, к тому, что Вы травмированы, что это так, признать фазу, что это так, что нет памяти, нет чувствительности. Дать этому пространство и заботу. Сказать своей травме, что теперь Вы будете уделять ей много места, времени и внимания.
Ничего не делать, вспоминать и чувствовать. Делание, это стратегия выживания.
Я плачу, много плачу над моей Таней, и кто делится со мной, все тоже плачут.
И я это говорю, слышала также это на семинаре у Рупперта прямо в работах, получаю в обратной связи.
…Что я же такая хорошая, я не знала, что я нежная, кто-то говорит, я же вкусненькая, я такая маленькая хорошая девочка, такая сладенькая и много еще всего такого ласкательного к себе.
Уязвимость так велика, в ней очень много живительного и живительной силы тоже.

В следующем завершающем  посте будет про маму.

 

 Это место для траура и оплакивания а не для успеха денег и отношений

Загрузка ...