ya-metrika

Границы взаимодействия терапевт-клиент

 

Границы взаимодействия терапевт клиент

 

На сайте периодически возникают дискуссии о том, какую степень воздействия на клиента может позволить себе терапевт, как найти оптимальный уровень вмешательства исходя из интересов клиента. Должен ли психолог занимать нейтральную позицию? Нужно ли мотивировать клиента, вовлекать его в совместную работу через усилия над собой?

Про то, что нельзя заставлять, принуждать, решать за клиента, давать ему готовые советы и убеждать его в необходимости им следовать – об этом никто не спорит. Это и так ясно. Но где та граница воздействия терапевта, которая допустима и целесообразна для терапии?

Как психологи бывают разные по шкале либеральность-авторитарность, так и различные школы и подходы в психологии очень отличаются по этим критериям.

По-видимому, тут нет однозначного ответа. Бывают разные терапевтические ситуации и разные типы личности клиентов. Даже в течение одной терапии может меняться степень необходимого и достаточного воздействия терапевта.

Если человек пребывает в глубокой депрессии, в психотическом состоянии, при аддикциях или суицидальном риске, изначально требуется психиатрическая, медикаментозная помощь, чтобы пациент стал доступен для психотерапевтической работы, что само по себе является насилием в известных рамках. То есть, за человека решают специалисты, что именно он должен принимать и какие действия выполнять. Роль пациента, в основном, пассивна. По мере выхода из острой ситуации и роста осознанности человек все больше способен решать сам и делать собственные выборы.

                               Границы взаимодействия терапевт-клиент (3)

Находясь на начальной стадии терапии, клиенты часто пребывают в позиции раненого ребенка, которому требуется поддержка, защита и руководство «родителя» в лице терапевта. Из субличности ребенка клиент ищет сильную фигуру, на которую можно опереться, которая “все знает” и “спасет” из любой ситуации. Так что, терапевту приходится иногда побыть мудрым родителем, подращивая внутреннего ребенка клиента и помогая залечивать его раны.

В этом случае оптимальная позиция терапевта – идеальный родитель, который не дает готовых предписаний и не давит на «ребенка» по поводу их исполнения, а вместо этого создает безопасное, безоценочное эмпирическое пространство для приобретения собственного опыта и развития. Функция терапевта состоит в том, чтобы быть рядом, поддерживать, сопровождать, создавать атмосферу безусловного принятия, разъяснять непонятное, показывать всю картинку целиком. Опыт взросления может быть не всегда приятным и комфортным. Он аналогичен тому, как ребенок учится ходить. Падения приносят боль, но малыш быстро учится держаться на ногах, искать поддержку, а если и падать, то с амортизацией на попу.

Безопасность этого экспериментального пространства является ответственностью терапевта. Для этого можно обращаться к ресурсам клиента, дозировать и регулировать эмоциональную нагрузку с помощью мягких техник, использовать принцип маленьких шагов с акцентом на любые успехи, пусть совсем небольшие, тренировать техники возвращения в безопасное пространство, навыки совладания с тревожностью и эмоциональную компетентность.

С осознанием собственных ресурсов и возрастанием умения ими пользоваться, с ростом собственной взрослой части, клиенты становятся все более автономными и самостоятельными и нуждаются лишь в сопровождении и адекватном отзеркаливании своих проявлений. Тогда взаимодействие происходит из позиций взрослый-взрослый. Терапия завершается, когда клиент принимает полностью ответственность за свою жизнь.

Сложные ситуации выбора тактики взаимодействия с клиентом могут возникнуть при столкновении с его сопротивлением. Как правило, оно значительно усиливается, когда терапия подбирается вплотную к ядру проблемы. Очень часто клиент хочет на этом закончить терапию или начинается топтание на одном месте, саботаж со стороны клиента. Такие реакции очень понятны, ведь человек сталкивается с болью и страхами, которые кажутся ему огромными и непреодолимыми. В этой ситуации порой очень хочется «помочь» ему преодолеть сопротивление.

Чаще всего, клиент просто еще «не созрел» для этого этапа терапии. С этим ничего нельзя поделать, пока он сам не будет готов к работе. На это требуется время и, как это не печально, негативный жизненный опыт. Давление терапевта, попытка уговорить, подтолкнуть, не приведет к преодолению сопротивления, но следствием этого может быть ретравматизация или уход из терапии. Сдвинуться с мертвой точки поможет возвращение на шаг назад и усиление «подушки безопасности» из осознанных и активных ресурсов клиента. Может помочь якорение из будущего: создание яркой и привлекательной картины достижения желаемого.

То есть, задача терапевта признавать и принимать сопротивление, относиться к нему с уважением и осторожностью, помочь клиенту увидеть полный спектр его возможностей в текущем моменте, возможные благоприятные и неблагоприятные сценарии развития событий. Но выбор остается за клиентом.

Ошибки в терпии неизбежны и иногда терапевт переоценивает готовность клиента к работе с травматичным материалом. В утешение могу поделиться открытием из собственного опыта. При анализе результатов групповых арт-терапевтических занятий, обнаружился такой устойчивый феномен: если клиент был не готов конфронтировать с поставленной темой, она оказывалась для него слишком опасной, то он неосознанно уходил от травмирующей проблематики, трансформируя ее в приемлимую для себя. Те, кто был готов к работе с проблемой, напротив, мотивированно углублялись в нее. При этом, все арт-терапевтические работы рассматривались вне зависимости следования теме, и в способах ухода от заданной проблематики можно было почерпнуть много полезного о личности клиента, его актуальных проблемах и способах защиты. Таким образом, даже если клиент был не готов к поставленной теме, травматизации не происходило.

Этот опыт показывает, что защиты психики очень мудры и сильны, и если на клиента нет давления и диктата со стороны терапевта, а любое его проявление принимается без критики и используется, как объект для совместного исследования, то ретравматизация не наступает даже в случае ошибки терапевта.

Поскольку одна из целей терапии – взрастить взрослую часть у клиента, то отношение на равных, а не с высоты все знающего авторитета, является необходимым условием успешности совместной работы. Никто не знает проблемы человека лучше, чем он сам, поэтому так важно в терапии сделать клиента экспертом его проблем.

То же самое можно сказать и о границах. Чтобы у человека сформировались здоровые границы, он должен многократно получить опыт уважительного отношения к его границам в терапевтических отношениях. 

По аналогии с воспитанием в семье, позитивным способом воздействия на клиента может служить личность самого терапевта. Если он проработал свои травмы, счастлив в жизни, наполнен любовью, то автоматически вызывает желание следовать его примеру успешной реализации.

Желаю всем успехов в терапии, как психологам, так и клиентам!

Границы взаимодействия терапевт-клиент (4)

 

Загрузка ...