ya-metrika

Ипохондрия. Часть 3. Общие факторы, влияющие на образование ипохондрической проблематики.

Ипохондрия Часть 3 Общие факторы влияющие на образование ипохондрической проблематики

Ипохондрия. Часть 2. Стратегический подход к разрешению ипохондрической проблемы

При исследовании генезиса ипохондрической проблемы можно выделить ряд групп факторов, способствующих её образованию:

1.  Роль родительской семьи, полученное воспитание и наличие травмирующих событий (трагических или серьёзные заболевания), пережитых в детстве или отрочестве.

2.  Опыт собственной уязвимости во взрослой жизни в связи со столкновением со своими серьёзными болезнями.

3.  Замещающие переживания (усиление чувствительности до крайней степени в связи со смертью или болезнями близких родственников, друзей, знакомых, нагнетанием информации в средствах коммуникации).

4.  Ятрогенные факторы (влияние врачей и медработников, медицинской системы, ненамеренно спровоцированное ими, на психоэмоциональное и физическое состояние человека).

 

Семейно-воспитательные факторы

Если в семье воспитание ребёнка осуществлялось на основе страха болезней, где постоянно ощущалась тревога в связи со всем, что связано с проблемой здоровья, то у детей усиливается чувствительность к этой теме.

Варианты примеров подобного воспитания:

– родители, вселяющие страх, что простуда может превратиться в неизлечимую пневмонию, лечение месяцами, бесконечные лекарства и процедуры;

– круглый год: и зимой, и летом, ребёнка одевают как на Северный Полюс, опасаясь малейшего дуновения ветра;

– постоянное опрашивание ребёнка – как он себя чувствует. При малейшем недомогании, головокружении из страха упасть в обморок укладывают в кровать;

– родители, не позволяющие самим себе, не то, что ребёнку, сказать такие страшные слова, как “смерть”, “рак”, “онкология”, “ВИЧ” и т.п. термины, заменяя их на нечто абстрактное и неопределённое типа “плохая болезнь”, “ему плохо”, “он страдает”;

– постоянное упоминание близких и родственников, умерших от тех или иных болезней, опухолей, инфарктов и инсультов;

– родители, постоянно сами тревожные относительно симптоматики сердечно-сосудистой системы, которые это же транслируют своим детям;

– “здоровое питание”, “здоровый образ жизни” – ещё одна актуальная современная тема, особенно родителей, которые опасаются заразиться каким-то инфекциями или раком желудка, кишечника, которые всячески опасаются таких явлений как понос, запор, рвота. Для них характерны избыточное мытьё и дезинфекция продуктов, отказ от еды в школьных столовых из-за страха подхватить какую-то кишечную инфекцию, например, сальмонеллу;

– при появлении “подозрительного чихания” родители запрещают ребёнку идти в школу или не позволяют заниматься физкультурой;

– по первому самому мельчайшему подозрению на проблемы со здоровьем вызывается скорая помощь или ребёнка ведут к педиатру.

Зачастую такая модель поведения является межпоколенческой – от бабушек к родителям, от родителей к ребёнку. Дети во всём берут пример с родителей. Если родители считают, что ситуация является опасной, значит также будет считать и ребёнок, что будет способствовать закреплению в психике подобного паттерна поведения.

Если такое гиперопекающее поведение расширяет “сферу своего влияния”, генерализируется на другие области жизни, то такое расширение только усугубляет проблему. Ощущение неуверенности, неспособности справляться с трудными ситуациями, отсутствие соответствующего опыта борьбы с трудностями, активно подпитывает состояние генерализированной тревожности, постоянного чувства опасности не только из внешней среды, но и из внутренней. Эта тревога всё больше приобретает размеры катастрофы, ужаса, порождает состояние вплоть до панического. Она всё больше отпугивает человека, особенно, если он ребёнок, от контакта со своим телом, с его сигналами.

Поэтому следует также учитывать, что если в семье присутствует фобическая атмосфера, не в прямую связанная с проблемой здоровья, то это обстоятельство всё равно подпитывает ипохондрическую проблематику, даже косвенно.

Другой крайностью, способствующей возникновению ипохондрии, может быть ситуация полного безразличия родителей к проблемам здоровья ребёнка. Я знаком со случаями, когда ребёнка 7-8 лет самостоятельно отправляли к врачу в детсукю поликлинику – “разберись там со своим животом, пусть доктор тебе лекарство выпишет”. Или типичной может быть фраза родителей: “Не выдумывай. Ничего у тебя не болит, ты – симулянт”, а ребёнок уже загибается от боли, следствием которой становится перитонит апендицита. В таких ситуациях ребёнок очень быстро “взрослеет“. Он постоянно к себе прислушивается, отслеживает все подозрительные сигналы организма, чтобы как можно быстрее предпринять меры, так как папа и мама всё равно проигнорируют, а разбираться придётся ему самому.

Травматический опыт, серьёзные страдания во время болезней, тяжело пережитые госпитализации, сопровождение и опыт присутствия во время смерти близких, родственников в связи с их тяжёлыми болезнями, также могут инициировать запуск ипохондрической проблемы.

В общем, всё, что в процессе развития человека оставляет след в его душе, заставляет его страдать, всё это становится фактором уязвимости человека, всё это отражается на его здоровье, на способности чувствовать себя уверенным при преодолении жизненных проблем.


Опыт собственной уязвимости во взрослой жизни в связи со столкновением со своими серьёзными болезнями.

Пока человек молод, пока его организм в целом здоров, он чувствует себя непобедимым, вечным, неуязвимым. Чтобы лишний раз убедиться в этом, достаточно взглянуть на ролики в интернете, где сплошь и рядом можно увидеть желающих попасть в Книгу Рекордов Гиннесса по степени экстремальности своего поведения. Чем дальше человек идёт по жизни, тем больше заботится о себе, так как всё больше на своём собственном опыте начинает понимать, что организм – не вечная машина, что эта машина требует внимания и ухода, что она “ломается”, иногда очень серьёзно. Таким образом человек в целом всё больше ощущает уязвимость своего тела с течением времени.

У ипохондрика это состояние уязвимости, причём очень и очень стойкое, основано на собственной неуверенности в работоспособности своего организма, своего тела, своих ощущений. Либо эта уверенность им была когда-то потеряна вследствие различных жизненных обстоятельств, либо её у него не было с самого раннего детства. В любом случае, когда бы столкновение с серьёзной болезнью не случилось, в детском или взрослом возрасте, этот сложный жизненный опыт откладывает серьёзный отпечаток на ипохондрической проблематике человека.

 

Второй важный фактор, отражающийся на создании и закреплении восприятия уязвимости, связан с трудностями в идентификации и декодировании сигналов, которые посылает нам наше тело. Очень многие люди воспринимают состояние здоровья как полное отсутствие каких-либо неприятных ощущений, когда нет никаких симптомов, когда “всё хорошо” и ничего не беспокоит. Но если исходить из такого подхода, то сигналы и ощущения тела, связанные с состояниями стресса, усталости, физического и психического истощения, будут интерпретироваться такими людьми как сигнал, даже как наличие какого-то заболевания. Любое отклонение от ощущения “нормальности” (“я здоров, только если я ничего не чувствую”) моментально будет вызывать страх, усиливать его постоянство, формируя устойчивую тревогу.

В целом отсутствие опыта, да и просто элементарных знаний, в распознавании сигналов и ощущений стресса, а как следствие соответствующая реакция тревоги, во многом связано с возникновением и закреплением не только ипохондрии, но и расстройства от панических атак, генерализированной тревожности.

Отдельно хочется отметить аспекты, связанные с эмоциональной сферой человека. Когда эмоции адекватно не распознаются, подавляются, отрицаются, игнорируются, то в результате этого энергия, сопровождающая эмоциональное напряжение, может переходить в соматические проблемы. Особенно, кода речь идёт о страхе, злости, стыде, вине, обиде, отчаянии. Крайняя степень такой “нечувствительности” называется алекситимией, когда человек осознаёт только физические ощущения, но совершенно не воспринимает свою эмоциональную сферу, а также не умеет её продуктивно выражать. Когда на приём к врачу приходит мужчина, жалующийся на сильную зажатость мышц в области шеи и спины, у которого болят ноги и суставы, руки в дерматите, который также говорит, что он постоянно чувствует себя разбитым и подавленным, в области груди какой-то ком, то неспособность понимать с чем связана такая симптоматика (а в своей жизни такой человек уже несколько лет разрывается между женой и любовницей, принимая решение разводиться или нет, бросать семью с детьми или нет, потому что не может повторить поступок своего отца, бросившего в детстве его мать), безусловно будет структурировать ипохондрическую проблему вокруг его физического состояния.

 

В наше время, когда доступность самых различных веществ, способных производить эффекты на физиологию, весьма велика, даже несмотря на незаконность подобного рода действий, их использование, а тем более регулярное применение может быть сильным толчком для возникновения и поддержания ипохондрии. К таким веществам безусловно можно отнести алкоголь, табак, наркотики самого различного сорта, отдельные фармапрепараты. Побывав “по ту сторону”, в состоянии изменённого сознания, очень часто люди, особенно если у них потом проявились какие-то странные, непонятные для них симптомы (как вариант, сильное головокружение, сердцебиение, сбои в дыхании), начинают постоянно к себе прислушиваться, проверять “в норме” мой организм или нет, нарушая спонтанность его функционирования и тем самым подпитывая свой страх, усиливая катастрофическое мышление в связи с собственным здоровьем.

 

В моей личной практике, например, запомнился один характерный случай, когда молодой человек, живущий на Гоа со своей семьёй (устал от напряжённой жизни в офисе и пошёл по пути дауншинфтинга, как его сейчас называют), регулярно употреблявший травку для ещё большего расслабления (куда ещё больше, ведь уже на Гоа), обратился с проблемой импотенции. Однажды после вечеринки и употребления “стимулятора для отдыха”, ему отказала память и как он выразился “у меня случился провал”. Наутро, не придя ночевать домой, друзья сказали, что он всю ночь зажигал с девчонками, чего совершенно не помнил наш герой. Испытав такое, не понимая изменял жене / не изменял, виноват / не виноват, обуреваемый такими сомнениями, он испытывал смешанные чувства, для избавления от которых он занялся сексом с супругой. И тут случилась “осечка”, не смог, орган не работал. Повторные попытки сексуального контакта с супругой были такими же удручающими. За этим последовали его собственные проверки нормального функционирования эрекции, дошедшие до степени компульсий. Результата не было никакого, эрекция отсуствовала, страх и беспокойство относительно своего здоровья только усиливались. Бесконечные походы по врачам, многочисленные анализы не только сильно опустошали кошелёк, но и ухудшали климат в семье. Человек не мог адекватно работать, находился в состоянии неимоверной тревоги, так как его жизнь рушилась, а его опасения относительно здоровья начали распространяться на другие области, не только связанные с урологией и андрологией.

В связи с психотропными веществами также характерны жалобы людей на проблемы, связанные с диссоциацией относительно собственного тела, когда возникают ипохондрические страхи остановки сердца, давление разорвёт голову, возникнет рак  т.п. Я уже не говорю про страх сойти с ума и потерять контроль.

Природа человека такова, что тело, организм постоянно видоизменяется с течением времени. Мы рождаемся, взрослеем, растём, стареем. И эти процессы всегда отражаются в организме, проявляя различные физические ощущения, которые людьми могут неоднозначно и неправильно восприниматься. Особенно важно обратить внимание на процесс старения. Если человек в пятьдесят лет ожидает, что он должен чувствовать себя также как в двадцать, и пытается любой ценой добиться такой цели, то он живёт в иллюзиях, либо соревнуется с Богом, подпитывая свою ипохондрию. Как говорили древние: “Старость – это уже болезнь”.

 

Замещающие факторы

 

Под этими факторами следует понимать посттравматическое состояние, возникшее в результате переживания опыта болезней не самим человеком персонально, а косвенным образом, когда человек становится участником соответствующих событий – серьёзные болезни, страдания в связи с ними, смерть родных, близких, друзей.

Тяжесть переживаемого относительно близких людей, а для особо чувствительных людей достаточно упоминания, что троюродная тётя заболела чем-то серьёзным, может дать сильный толчок к возникновению ипохондрии, вынуждая человека не допустить подобного у себя.

Свою долю в генезис ипохондрии вносят и средства массовой информации, когда в подробностях описывают заболевания различных звёзд и знаменитостей. Причём “соусы”, под которыми подаётся подобная информация, весьма разнообразны, вызывая самые противоречивые чувства у людей. Особо восприимчивые натуры, услышав сообщения, что у такой-то актрисы обнаружили опухоль, могут броситься на проведение многочисленных обследований и медицинских проверок, подбрасывая дров в огонь ипохондрии и разжигая его до невероятных пределов.

 

Ятрогенные факторы

 

Медицина, медицинские работники, взаимоотношения с этой сферой, как отраслью в целом, может также быть источником возникновения и развития ипохондрии.

Принцип врачебной этики “Не навреди!” главенствует в области здравоохранения, врачи стараются его всяческим образом придерживаться. Но “навредить” можно и неумышленно, несознательно, а косвенным образом.

Государство, решая проблемы здравоохранения под своим углом зрения (финансирование технологически сложных и наукоёмких направлений, требующих огромных финансовых ресурсов, размещая эти направления в специализированных региональных и федеральных центрах; сокращая медперсонал в больницах под разными предлогами, тем самым увеличивая армию врачей, работающих частным образом, не на государство), выводит рынок медицинских услуг на другой качественный уровень, когда, с одной стороны, следуя изречению Йосифа Сталина “хороший врач себя прокормит сам”, с другой, коммерческая составляющая медицинского бизнеса начинает превалировать над клятвой Гиппократа. Наличие подобного конфликта, который сам по себе не плох и не хорош, потому что он есть таковой, является источником многих проблем, связанных с ипохондрией.

Чем больше медицинских учреждений, оказывающих медицинские услуги, тем шире рынок, тем больше конкуренция, тем больше выбор. Но именно этот выбор, который сам по себе является положительным моментом, становится сильнейшим аспектом, влияющим на усиление тревожности человека, испытывающего страх в связи с возможным или имеющимся заболеванием. Многообразие мнений различных специалистов по поводу одной и той же ситуации в плане постановки диагноза, хода лечения, противоречивые результаты анализов, выдаваемые различными лабораториями – всё это зачастую является обратной стороной медали выбора. Именно эта многоголосица становится основных источником неопределенности и даже хаоса, в который погружается человек в связи с его проблемой со здоровьем, не понимающего, что с ним происходит и что ему делать.

Чем к большему количеству врачей он обращается с целью перепроверить информацию, получить какое-то единое мнение, тем, как правило, сильнее он попадает в психологическую ловушку, вызванную всё больше проявляющейся неопределённостью, тем больше желание вновь и вновь всё перепроверить, которым движет ипохондрический страх. Ситуация доходит до того, что люди вынуждены тратить на перепроверку диагнозов и на определение своего плана лечения баснословные деньги и, самое главное, драгоценные время, силы и нервы.

Чем более трудный путь человеку приходится пройти для того, чтобы разрешить свою проблему, связанную с заболеванием, тем большую рану он оставляет в его памяти, тем сильнее страх столкнуться с этим вновь. Страх, который блокирует разум, так сильно необходимый для решения столько важных проблем.

Про издержки работы государственной медицины, про финансовую непорядочность отдельных врачей и категорий медперсонала, проявляющуюся в “благодарностях” гласных и негласных, намеренно увеличенном количестве анализов, необходимых для постановки диагноза, а значит и про увеличенные финансовые затраты, которые имеют место быть в нашей действительности, а значит подливают масла в огонь неуверенности человека, столкнувшегося с медицинской проблемой, особо распространяться не будем, но внутренний акцент на влияние этих аспектов как факторов, провоцирующих тревожность и ипохондрическую проблематику, обязательно сделаем.

Но, как мы знаем, навредить можно не только конкретным поступком, но и обычным словом. Более того, влияние слово на развитие ипохондрии человека может быть просто колоссальным.

В отличие многим известного эффекта “плацебо” (лечебный эффект, вызванный ожиданиями исцеления), существует также эффект “ноцебо” – совершенно противоположный эффекту “плацебо”, срабатывающий от слов, от реакции и поведения врача, от обстановки, сопровождающей процесс лечения или приема пациента. Эффект, который порождает испуг, негативные ожидания и ипохондрический страх.

Медицинская коммуникация между врачом и пациентом – крайне важная тема, которая требует отдельного обсуждения. Все пациенты разные, у них разная психика, разное восприятие ситуации. Безусловно, что врач не может учесть всего и вся. Но последствия формы, в которой пациенту сообщается тяжелый диагноз, термины, используемые врачом в своей речи, тон голоса – это лишь малая толика аспектов, способных влиять “травматическим” образом на пациента, вызывая повышенную его чувствительность к страху, который может быть мгновенно разогнан до катастрофических пределов и состояния паники.

Могу сослаться на ситуацию, пережитую одной из моих клиенток, когда разговор двух специалистов, обсуждавших при пациентке (подчеркиваю этот важный момент – при пациентке) делать или не делать ей операцию по удалению образования в груди непонятного происхождения (онкология или нет) и решавших вопрос брать или не брать дополнительный анализ путём инвазивного вмешательства для получения образцов ткани образования, обсуждали это следующим языком и фразами: “Ну что, давай ещё разок шарахнем из пистолета и посмотрим, что там!!(((((”  (прим. “пистолет” – сленговый термин, обозначающий устройство, с помощью “выстрела иглы” которого осуществляют забор требуемого материала из груди женщины). Слово “шарахнем” ещё долго будет отзываться эхом огромного страха у пациентки, столкнувшейся с трудной ситуацией, связанной с её здоровьем.

Специалистам-медикам важно понимать, что слово врача – это не слово дворника, совершенно некомпетентного в медицине. Врач – это авторитет для пациента. Из-за страха перед своим будущим человек входит в своеобразный транс, как правило, безоговорочно доверяет врачу, слушается его. Зачастую именно страх, эмоциональное напряжение блокирует рассудок человека в такие моменты, делает его уязвимым, неспособным логически размышлять и анализировать происходящее с ним, а уж тем более рационально взвешивать возможные последствия своей жизни.

Безусловно, мы не можем представить себе наше существование без медицины и медиков. Они выполняют огромную и важную работу. За это их и ценят. Но как и в любой профессии, есть свои тонкости, которые находят отражение в психологическом состоянии людей. Именно умение учитывать эти тонкости определяет профессионализм специалиста. Понимание этих важных психологических аспектов со стороны врачей, способность донести до пациента часто сложную информацию не “техническими” терминами, а адекватным человеческим языком – то, что позволяет не лить питательные удобрения на почву, где взращивается ипохондрия.

 

Ипохондрия. Часть 1. Основные аспекты

Загрузка ...