ya-metrika

Ипохондрия. Часть 4. Факторы, способствующие структурированию и развитию ипохондрии

 Ипохондрия Часть 4 Факторы способствующие структурированию и развитию ипохондрии

В предыдущей части ( Ипохондрия. Часть 3. Общие факторы, влияющие на образование ипохондрической проблематики )нами были рассмотрены факторы, влияющие на запуск и образование ипохондрической проблемы. Но … это всего лишь начало, как говорится, «цветочки». Настало время разобраться с «ягодками», а именно с факторами, посредством которых происходит закрепление проблемы и её развитие до более глубоких ригидных стадий.

Для борьбы со страхом в связи с возможными или имеющимися заболеваниями человек предпринимает определённые действия, так называемыми, попытками решения. Предпринятое решение может достигать своей цели, тогда его называют функциональным, а может не достигать, тогда такое действие является дисфункциональным. То, что не работает, не позволяет достигать нужного результата, является источником проблемы, поддерживает её существование, закрепляет её и всяческим образом усугубляет.

Человек, сталкиваясь с трудной ситуацией, пытается с ней справиться. Для этого он предпринимает определённые действия. Действия, которые в начале своего применения являются функциональными, разрешают ситуацию, наш мозг запоминает как результативные и начинает выполнять в подобных ситуациях по принципу аналогии, не особо вдаваясь в детали и подробности происходящего. И вот тут человек легко попадает в своеобразную психологическую ловушку, когда многократное автоматическое применение одной и той же попытки решения без учёта контекста ситуации не разрешает проблему, а только усугубляет её. Возникает парадокс, когда попытки решения вместо того, чтобы справляться с проблемой, приводят к её усилению. Более того, такие попытки решения «сами становятся новой проблемой», как метко заметил Пол Вацлавик.

Понимание этого механизма предпринимаемых попыток решения даёт возможность эффективно проводить изменения для разрешения проблем, всяческим образом блокируя те из них, которые являются дисфункциональными, и, наоборот, постоянно стимулируя в применении результативные из них, функциональные.

Основываясь на этом подходе, давайте постараемся выделить наиболее типовые классы дисфункциональных попыток решения ипохондрической проблематики.

 

Избыточное обращение к помощи специалиста

 

Медицина – крайне сложная, с точки зрения знаний, область человеческой деятельности. Невозможно контролировать ситуацию, не обладая знаниями в ней, не имея соответствующих практических навыков и оборудования. Если не можешь справиться с проблемой сам, обратись к эксперту, специалисту в своей области. Такой принцип совершенно нормальный, естественный с точки зрения нашего разума и здравого смысла.

Но как только обращение к врачам с целью получить медицинское и диагностическое заверение по поводу своих симптомов, сомнений, гипотетических болезней становится повторяющимся, постоянным, избыточным и навязчивым, то такие действия начинают создавать настоящую проблему, подпитывая страх человека, всё больше и больше закрепляя и структурируя его ипохондрию.

С лёгкой руки Алессандро Бартолетти, соавтора Джорджио Нардонэ, с которым они вместе написали книгу «Страх болезней», в нашем обиходе всё чаще стал употребляться термин «Доктор Хаус», под которым понимается и с которым ассоциируется вся медицинская сфера – система здравоохранения, государственная и частная, врачи, диагностические центры, центры реабилитации и восстановления здоровья, фармакология и всё, что с ними связано: посещения специалистов, анализы, диагностические инструментальные обследования, лекарственные средства.

Человек, ощущая болезнь, симптомы, часто испытывает страх и беспокойство по поводу серьёзности своего состояния, перспектив выздоровления. Этот страх естественен и нормален. Поход к специалисту, помимо решения своей основной задачи – поставить диагноз, определиться и осуществить лечение, преследует также и чисто психологическую цель – преодолеть страх, справиться с эмоциональным напряжением. «Доктор, скажите, что со мной?», «У меня ничего серьёзного?», «Мне стоит беспокоиться по поводу вот этого симптома?» – все эти запросы в первую очередь связаны с успокоением, являются средством справиться со страхом и неопределённостью.

Но возникает естественный вопрос – почему во многих случаях, обращаясь к специалисту, призванному успокоить страдающего, ему это не удаётся в достаточно полной степени?

Факторов, способствующих этому, много, начиная с того, что врач действительно может сообщить что-то крайне неприятное, и человеку придётся с этим неприятным столкнуться. Врачу для определения диагноза также может требоваться время, а значит ситуация неопределённости не разрешится так быстро, как ожидает человек, придётся находиться в состоянии страха и тревоги достаточно длительное время, что очень и очень тяжело.

Именно страх, а точнее его восприятие, то, как человек с ним справляется, как его преодолевает и определяет тот факт, пойдёт человек всё глубже и дальше по пути ипохондрии или нет. Ипохондрику очень трудно справиться со своим страхом. Он не может выдерживать даже самого небольшого эмоционального напряжения, вызванного им. Ему нужно избавиться от страха как можно быстрее. Ему нужно уничтожить страх полностью, обретя, как он ошибочно считает, полное и идеальное спокойствие. Но от заверений специалиста он успокаивается только лишь на короткое время. И это кратковременное успокоение, не полностью ушедший страх заставляют ипохондрика многократно прибегать к испытанному способу, лежащему в основе закрепления ипохондрической проблематики и являющемуся наиболее важной дисфункциональной попыткой решения своей проблемы, – к очередному обращению за заверением к специалисту, к средствам диагностического или инструментального контроля.

Сам факт обращения к врачу содержит в своей основе так называемый эффект делегирования – обращаясь к кому-то, особенно к тому, кому я сильно доверяю, я всё больше теряю свой собственный непосредственный контроль над своим телом. Заверения и объяснения от других людей только ослабляют способность человека контролировать собственные ощущения, вынуждая его всё больше чувствовать свою растерянность. Форма объяснений, особенно, если эти объяснения неясны и непонятны, связаны с функциональными, так называемыми «необъяснимыми медицинскими симптомами», может только подпитывать неопределённость в связи со состоянием человека, а это, в свою очередь, будет только усиливать симптомы, а значит и страх. Более того, вступает в силу своеобразный парадокс – чем больше врач будет находить правдоподобных объяснений для «необъяснимого медицинского симптома», тем больше будет увеличиваться тревожность человека.

В процессе обращения к специалисту может возникать перспектива нарушения полноценного и функционального контакта «врач-пациент» вследствие эффекта врачебного преследования из-за увеличивающейся неуверенности пациента, что в конечном итоге может привести к негативным последствиям и даже к отказу в отношениях врач-пациент. Чем больше пациент пристаёт к врачу с требованиями заверений и необходимостью получить объяснения в связи с состоянием своего здоровья, просит назначить дополнительные анализы, необходимость в которых зачастую излишняя, чем больше будет проявлять своё недоверие к врачу, тем больше поведение самого врача будет идти либо в направлении раздражения и открытой конфронтации, либо в сторону принципа «лучше дать, чем отказать».

В первом варианте развитие подобного сценария, подпитанное взаимным раздражением, как правило, заканчивается сменой специалиста. Второй вариант – это излишние финансовые траты, увеличение неопределённости в полученных данных, и как следствие, усиление тревоги и страха, которые будут вынуждать человека дальше погружаться в порочный круг, в основе которого опять же всё тот же поиск заверений специалиста.

Кажется, что развитие диагностической техники, углубление уровня детализации информации даёт возможность более точно поставить диагноз и выявить болезнь. Во многом это так. Но именно это обстоятельство, как бы это парадоксально не выглядело, больше всего и подпитывает ипохондрию, так как связано с усиливающейся неопределённостью, возникающей при обработке такой сложной информации. Получаемые результаты по многом зависят от качества измерительной техники, от уровня и правильности её настройки, от используемых реактивов. Зачастую получаемые данные в дальнейшем обрабатываются «вручную» специалистами, имеющими самую различную квалификацию. Совершенно уже не удивляет картина полного различия результатов одного и того же анализа, сделанного в разных лабораториях с минимальной разницей во времени. Что далеко ходить, процедура УЗИ – наиболее яркое тому подтверждение, когда одна и та же проблема совершенно по-разному «видится» и интерпретируется разными специалистами. Вся эта возникающая «чехарда» – прямой путь к усилению неопределённости, соответственно и страха, а значит, раскрутке спирали ипохондрии. Недаром уже давно ходит хорошая шутка: «Здоровый – тот, кто не ходит к врачу и не делает анализов».

Типичной становится ситуация, что негативное мнение или реакция врача, неудовлетворительный анализ автоматически становятся предметом перепроверки, причём неоднократной – у разных врачей, в разных лабораториях, в различных медицинских учреждениях. Круг замыкается – больше заверений, меньше успокоения, больше подозрительности, а значит и страха.

Если ещё и врач, соприкоснувшийся с настойчивостью пациента или по корыстным интересам, потворствует увеличению диагностики, то подозрительность относительно существования серьёзного заболевания может дойти до параноидальной степени, когда человек будет уже практически уверен в наличии заболевания. Пациент в такой ситуации исходит из логики: «Если у меня не было бы ничего серьёзного, врач бы не назначал мне такого количества анализов и диагностических измерений».

Даже чисто со статистической точки зрения, чем к большему количеству специалистов обращается человек, чем больше лабораторий делает один и тот же анализ, тем выше вероятность того, что они будут различны и даже противоречивы. Таким образом, ипохондрик, подверженный компульсивной смене специалистов и выполнению анализов в разных местах, всё больше и больше через избыточное заверение подпитывает свою ипохондрическую проблему. Человеку кажется, что сделаю анализ ещё раз и наконец-то получу окончательный ответ, успокоюсь, но по факту, этим только усиливает своё беспокойство, а значит и страдание.

Не стоит забывать также и об ятрогенных аспектах обращений к врачам – форма объяснений, собственная неуверенность специалиста, обсуждение гипотез предполагаемых диагнозов порождают новые страхи, новые сомнения, формируют новые ужасающие гипотезы.

Это только в медицинских сериалах докторам, типа доктора Хауса, удаётся благополучно разрешить неразрешимые проблемы. Человек же, уже испытывающий страх от наличия у него серьёзного заболевания, будет всё больше погружаться в ужас с каждым новым обращением к врачу.

 

Избыточная диагностика с помощью Интернета

 

Ещё одна значимая попытка решения, связанная с развитием ипохондрии, относится к избыточному поиску медицинской информации в сети Интернет с целью самодиагностики, определения симптоматики, вариантов своих заболеваний, средств и способов лечения. Кроме непосредственного поиска люди могут такой поиск осуществлять через обсуждение своих проблем на специализированных форумах и в рамках тематических сообществ.

В связи с этой современной и актуальной проблемой сразу же появилось много интересных новых терминов. Опять же Алессандро Бартолетти, наподобие Доктора Хауса, обозначает такого обобщённого цифрового медицинского консультанта как Доктор Гугл, ссылаясь на известную поисковую систему.

Также такое специализированное консультирование узкой медицинской направленности через Интернет, связанное со страхами по поводу различных заболеваний, западные учёные Вайт и Хоровитц стали называть «киберхондрия», впрямую устанавливая аналогию с «ипохондрией». Те, кто страдают от киберхондрии, осуществляют компульсивный поиск медицинской информации посредством Интернета, испытывая сильную тревогу по поводу своих заболеваний. Они имеют тенденцию к преувеличению симптомов, пытаясь таким образом успокоиться.

Проблема с Доктором Гугл стала настолько актуальна, что даже появилась песня на эту тему.

 

Попытка решения ипохондрической проблемы путём обращения к Доктору Гугл совершенно аналогична описанной выше попытке решения путём обращения к Доктору Хаусу. Разница лишь в том, что в отличие от реального, настоящего врача Доктора Хауса, Доктор Гугл – врач виртуальный, цифровой. Также, как и в предыдущем случае, происходит реализация эффекта делегирования, когда, обращаясь к виртуальному врачу, теряется доверие к своим собственным ощущениям, меняется восприятие человеком себя самого. Делегируя, теряется уверенность в понимании себя, своего тела.

Никто не говорит, что не нужно использовать сеть для поиска информации относительно своего здоровья, также как и обращаться к врачам и специалистам за помощью. Всё в этом мире должно быть сбалансировано. Речь идёт о том, что посредством таких избыточных действий очень легко попасть в своеобразные психологические ловушки, которые всяческим образом будут уводить человека в зону повышенной тревоги и страха, заставляя его испытывать дискомфорт неопределённости, загоняя его всё дальше в спираль ипохондрии.

Пытаясь убежать от своих собственных телесных ощущений, особенно, если они источают страх, ненадёжность, если они вынуждают чувствовать под ногами «зыбкий песок», а не «твёрдую почву», один из активно используемых способов справиться со страхом заключается в поиске рациональных объяснений сложившейся ситуации. А что может быть самым рациональным и определённым, а значит снижающим страх? Верно – диагноз. И тут Доктор Гугл как нельзя кстати.

Давайте рассмотрим то, что происходит в эмоциональном плане с человеком во время подобного поиска. Всё отталкивается от симптоматики, а фактически от страха, от беспокойства, связанного с возникшими неприятными симптомами. Введя эти симптомы в поисковую строку, человек получает результаты поиска, пестрящие самыми различными названиями болезней и диагнозов. Как вам кажется, какие болезни будут в первых рядах поисковой выдачи? Опять вы угадали – самые страшные, самые опасные, самые пугающие.

Почему так происходит? Да потому что Доктор Гугл в первую очередь будет выдавать информацию, которая чаще всего интересует людей. А чаще открывают то, что самое опасное, чего больше всего опасаются. Поэтому и в выдаче эти ужасающие болезни будут в первых рядах. Примеряя эти страшные и ужасные диагнозы на себя, страх будет делать своё дело, быстро разжигая внутренний эмоциональный костёр до уровня паники. В таком эмоциональном состоянии разум будет блокироваться всё быстрее и быстрее, уступая место страху, который автоматически уже откроет зелёный свет продолжению поиска, сопоставлению страшных диагнозов с новой симптоматикой, с ними связанной. Естественно, что эти новые симптомы в условиях бушующего страха, будут моментально сопоставляться человеком со своим состоянием, «примеряться» на себя. А как мы знаем, «кто ищет, тот всегда найдёт». И эти новые симптомы почти сразу будут обнаружены.

Ну а дальше ипохондрическая спираль быстро разворачивается до катастрофического уровня, когда, оттолкнувшись от начального симптома, человек в итоге найдёт у себя все известные медицине страшные болезни. За этим дело не станет. С таким эффектом хорошо знакомы студенты-медики, которые ещё на первом курсе узнают про себя очень много одновременно интересного и пугающего, так как находят у себя все возможные заболевания.

Этот эффект идентификации (математики, системные аналитики, специалисты в области информации знают, что такое отношения данных типа «многие к многим») требует умения и специальных навыков работы с подобного рода информацией. Неподготовленный человек с невероятной скоростью вследствие эмоционального напряжения может быстро «погрязнуть в болоте», доведя себя до паники от полученных им результатов.

Исследователи науки, которые изучают механизмы доказательств научных теорий и гипотез, часто сталкиваются с подобной ситуацией, которую называют «предвзятость подтверждения». Ещё Карл Поппер говорил, что хороший учёный для того, чтобы сделать научное открытие, должен стараться искать опровержения своей выдвинутой гипотезы, а не доказательства. Так как по крайней мере единственное найденное опровержение позволит учёному закончить свой «исследовательский путь», а не продолжать его бесконечно. Тот, кто подвержен ипохондрическому стилю мышления, владея мощным оружием, предоставляемым Доктором Гуглом, способен быстро испытать на себе самые экстремальные эффекты.

Слишком велик океан информационных ресурсов, которыми обладает Доктор Гугл. В этом океане очень легко затеряться, дезориентироваться, обессилеть. А как мы знаем, физическая слабость, отсутствие сил – прямой источник выхода на первый план эмоциональной составляющей, блокирующей способность размышлять, оценивать и анализировать. Это – путь усиления страха и тревоги, и, как следствие, ипохондрической проблематики в целом.

 

Проверяющее поведение, контроль чувств и восприятия

 

Человек автоматически ощущает «неполадки» в работе своего организма через различные ощущения, болезненные и нет, визуальным образом или фокусируя своё внимание на проблемных областях, прислушиваясь к ним, производя периодический контроль «исчезла проблема – проблема уменьшилась – проблема усилилась». Именно отклонения от «нормальной» работы заставляют человека обратить внимание на свой организм и принять соответствующие меры для восстановления его работоспособности, устранить то, что “ненормально”. Поэтому прислушиваться к сигналам своего тела, контролировать то, нормально оно функционирует или нет, – это естественный процесс для любого из нас.

Ощущение отклонений от нормального функционирования организма (различные патологии, болезненные ощущения, симптомы, тревожные сигналы), если человек не отрицает их, будут вызывать у него чувство страха. Градация этого чувства в зависимости от восприятия варьируется как минимум от беспокойства до другой крайности – катастрофы и паники.

Характерной чертой ипохондрика является именно эта последняя чрезмерная стадия страха, возникающая у него даже при самом минимальном и незначительном ощущении им «ненормальности» функционировании своего тела. Неспособность справиться с этим страхом, неприятие самого факта того, что «мой организм МОЖЕТ выдавать различные отклонения от привычной работы, а значит мне нужно просто подождать потерпеть, пожить с этим», «что у меня МОГУТ возникать различные боли и неприятные, дискомфортные ощущения, и мне нужно потерпеть какое-то время, побыть в этом дискомфорте», заставляет ипохондрика моментально начинать предпринимать меры по устранению «ненормальности», восстановлению безболезненности. Ипохондрик, словно солдат в окопе, который прислушивается к малейшему шороху, ожидая начало стрельбы или атаки противника. Он всегда наготове, он всегда начеку.

Анализ своих собственных ощущений становится основных средством устранения своего страха. “Чем я бдительней, тем быстрее я уловлю малейшие отклонения, тем быстрее я смогу предпринять необходимые меры, чтобы не допустить проблем с моим здоровьем“, – вот принцип, которым руководствуется ипохондрик. С одной стороны, как мы уже говорили, забота о своём здоровье, это хорошо. Но с другой, именно подобная сверхбдительность становится сама по себе проблемой. Как говорили древние: “Усиление контроля приводит к потере контроля“.

Чем больше человек фокусирует внимание на ощущениях своего тела, чем больше он ориентирован на то, чтобы поймать и заметить самые мельчайшие отклонения в работе своего организма, тем лучше он начинает чувствовать, тем он всё больше в этом деле преуспевает, развивая свои навыки чувствительности. И он, словно “знаток” своего дела, словно художник, умеющий видеть самые неуловимые оттенки и цвета, также начинает разбирать малейшие детали в работе своего дыхания, перистальтике кишечника, биение сердца, боли в суставах и мышцах, небольшие покраснения на коже. И чем больше умеешь видеть, тем больше находишь. И вот уже повод для беспокойства, повод для того, чтобы действовать и предпринимать необходимые меры. Т.е. наши впечатления сами создают … впечатления. И интенсивность этих впечатлений имеет тенденцию в сторону восприятия своих ощущений как катастрофы, с которой невозможно совладать и справиться.

Мы говорили, что усиление контроля приводит к потере контроля. Как это происходит? Чем больше прислушиваюсь и больше замечаю, тем больше придаю значение отклонениям. Не понимая сути отклонений, пугаясь их наличия, мозг человека сразу переходит к самым крайним возможным неприятным последствиям. Всё это сопровождается сильным страхом. Страх заставляет усилить интенсивность контроля (прислушаться, пощупать, надавить, подышать или, наоборот, задержать дыхание, и т.п. действий). Чем больше контролирую, тем больше пугаюсь. Спираль страха всё больше раскручивается.

Интенсивный контроль приводит человека к усталости, когда хочется всё это прекратить. И, как правило, наступает момент, когда человек прекращает контроль, пытаясь усилием воли больше не предпринимать в этом плане никаких действий. Но от этого тревога только усиливается, внутренний импульс достигает своего апогея, вынуждая человека вновь вернуться к контролю.

Именно вот такой “рваный” механизм (интенсивный контроль – отсутствие контроля, избегание столкновений с ощущениями своего тела) подпитывает неуверенность человека совладать со своими внутренними импульсами, усиливает его страх, так как подтверждает его собственную неспособность справиться с проблемой. Нет спокойного, уверенного контакта человека со своим организмом, с его сигналами.

Порочный круг “контроль / отсутствие контроля – восприятие – страх-катастрофа” всё больше закрепляется, структурируя ипохондрическую проблему человека.

 

Избегания и меры предосторожности

 

Избегания и меры предосторожности – типичные попытки решения ипохондрика справиться со своей проблемой. Так как именно страх контакта со своим организмом лежит в основе ипохондрической проблематики, то человек, страдающий ипохондрией, будет делать всё, чтобы попытаться не столкнуться с предметом своей опасности.

Но, как известно, избегание соприкосновения с опасностью только усиливает страх, так как лишний раз подтверждает человека в наличии этой опасности и его неспособности с ней справиться. Понятно, что существую крайне опасные ситуации, куда лучше “не соваться”. Поэтому важно следовать формуле: “Избегай избеганий, но не подвергай себя испытаниям“.

Типичные избегания и меры предосторожности, которые предпринимает ипохондрик:

– избегание посещения врача (“А вдруг мне что-то скажут плохое?”, “А вдруг у меня найдут опасную болезнь?”);

– избегание прислушиваний к своему телу;

– избегание анализов, диагностических процедур;

– избегание говорить о болезнях, смерти, просмотра телепередач, новостей, СМИ, где может быть упомянуто что-то, связанное с болезнями;

– избегание мест, связанных с болезнями, смертью – больницы, поликлиники, кладбища;

– отказ от физической активности (для предотвращения риска сердечно-сосудистых заболеваний), ходить, гулять, поднимать сумки, тяжести;

– избегание употребления в пищу “опасных” для здоровья продуктов;

– стараться не удаляться в своих передвижениях от мест, где могут оказать медицинскую помощь, прокладывать соответствующий маршрут при передвижениях;

– брать в путешествия многократный запас лекарств от всех возможных болезней;

– не путешествовать вообще, если есть малейшая возможность заболеть или чем-то заразиться.

Это всего лишь небольшой, наиболее характерный перечень избеганий и мер предосторожностей. Фантазия ипохондрика не имеет пределов. Поэтому специалисту крайне важно очень детально выяснять, как человек страхуется от столкновения с тем, что вызывает у него чувство страха.

 

Прибегание к избыточной фармакологии и средствам медицинского вмешательства

 

Основные средства, с помощью которых лечат врачи, – это лекарства и медицинские процедуры, вмешательства.

Поэтому их неразумное, неквалифицированное, избыточное применение зачастую становится новой проблемой для человека, так как не даёт требуемого эффекта, а, наоборот, приводит к другим более тяжёлым последствиям, результатам и реакциям, что подпитывает тревогу и неопределённое состояние страдающего.

Особенно это характерно для симптомов, которые имеют “двойственную” (как соматическую, так и психологическую) природу. Врачи, которые не учитывают этого момента “двойственности” и всяческим образом “потакают” ипохондрическим пациентам, блокируя с помощью лекарственных препаратов тревожную симптоматику, только подпитывают ипохондрическую проблематику.

Нередки случаи, даже сам сталкивался с подобным, когда врачи (особенно гастроэнтерологи) назначают антибиотики самого широкого спектра в “убойных” дозах для того, чтобы решить вопрос с недомоганиями в сфере желудочно-кишечного тракта (проблема хеликобактера весьма характерна в этом случае). Стреляя таким образом “из пушек”, последствия часто бывают не те, которые медики ожидают, а к приводят только к отягощению ситуации.

Подобное происходит и болевыми ощущениями. На сегодняшний день существует немало исследований, где показано, что чрезмерное применение болеутоляющих “по поводу и без” приводит к сильному снижению порога чувствительности, когда человек не может выдерживать даже самую минимальную по уровню боль. А применительно к головной боли этот способ с ней справляться зачастую приводит к хронической мигрени.

Популярная нынче тема здорового образа жизни и здорового питания связана во многом с использованием различных средств как лекарственного, так и нелекарственного характера. Бесконтрольное их применение, различное экспериментирование, особенно под влиянием средств массовой информации, зачастую приводит не к стабилизации функционирования организма, а, наоборот, его разбалансировке.

Свободный доступ к серьёзным фармпрепаратам, антибиотикам, в частности, позволяет людям с повышенной склонностью к ипохондрии прибегать к самостоятельному лечению и употреблению препаратов без назначения специалиста. Самому назначить себе лекарство, не справляясь со своим страхом, весьма заманчивый путь для ипохондрика, которым он очень часто пользуется.

Отдельной темой стоит вопрос, который связан непосредственно с основой ипохондрии, – а именно страхом и тревогой. А точнее с использованием транквилизаторов, анксиолитиков, антидепрессантов и нейролептиков для борьбы с ней. Ипохондрия очень часто идёт рука об руку с депрессией, генерализированным тревожным расстройством, расстройством от панических атак, обсессивно-компульсивным расстройством и другими проблемами тревожно-фобического спектра. Использование этих препаратов, и на эту тему всё больше и больше появляется информации, даёт облегчение лишь на непродолжительное время. А длительное применение, наоборот, усугубляет тревожную проблематику, так как не работает с исходным восприятием человеком своего страха, не направлено на усиление самоподдержки в разрешении человеком своих собственных проблем, а ослабляет его внутреннюю способность самостоятельно справляться с трудными ситуациями, с которыми ему приходится сталкиваться в его жизни. Как утверждает американский нейробиолог Josef E. LeDoux в своей книге “Тревога” (Anxious: Using the Brain to Understand and Treat Fear and Anxiety (Viking, 2015)), препарат может ингибировать (подавлять) тревожные реакции субъекта, но не в состоянии изменить его восприятие страха. Аналогичные утверждения неоднократно можно услышать и от итальянского профессора Джорджио Нардонэ, автора и создателя Краткосрочной Стратегической терапии.

Также масса побочных эффектов от применения транквилизаторов, анксиолитиков, нейролептиков в виде ухудшения работы памяти, когнитивных способностей, головокружения, дезориентации – всё это зачастую только усиливает страх ипохондрика. А про эффект отмены уже много чего сказано и известно.

Но не все камни в огород врачей. Действительно, реальность показывает, что очень часто попытки специалистов-медиков обратить внимание ипохондрика на необходимость посещения психолога или психотерапевта вызывает у него сильное сопротивление. “Я не сумасшедший! Я действительно страдаю! Я по-настоящему болен! Это Вы не можете мне помочь“, – типичные его реакции. Ему трудно представить, что упование на врачей, использование фармпрепаратов только подпитывает его пассивное отношение к своей проблеме, связанной со страхом болезней, усиливает недоверие к самому себе, своей способности самостоятельно “поднять себя с колен”.

 

Избыточная диагностическо-терапевтическая диагностика врачей

 

На сегодняшний день (это больше западный опыт, но мы всё больше движемся подобной дорогой) медицина становится “полем битвы” между специалистами-врачами и пациентами. Развитие технологий способствует, с одной стороны, решению проблем, связанных с лечением пациентов, но, с другой, усиливает неопределённый и неоднозначный характер, связанный с определением диагнозов и методов лечения. Пациенты, используя различные средства влияния, как юридического характера, так и административного, “давят” на врачей, отстаивая свои позиции, требуя от них результата и определённости. Те, в свою очередь, защищаются как могут.

Одним из наиболее значимых способов такой защиты является “заорганизованность” медицинской сферы, увеличение различных инструкций и предписаний, протоколов и процедур, в которых очень строго и конкретно регламентируется деятельность врача. Желание избежать конфликта, неопределённой и неоднозначной ситуации, не подвергнуться врачебной ошибке, а часто и финансовый аспект вклинивается в эти обстоятельства, во многом приводит врачей к тому, что они идут по пути избыточного назначения диагностических и профилактических процедур, выписки избыточного списка фармпрепаратов. Главное – подстраховать себя, свою работу.

Для ипохондрика избыточность назначаемых процедур имеет двоякий аспект. С одной стороны, это его успокаивает – врач ищет, он обязательно найдёт, ведь он же специалист. С другой, сам факт избыточности может сильно пугать – если врач делает всего так много, значит у меня точно что-то есть. Такой сценарий поведения врача, который преследует лишь свой интерес быть застрахованным от врачебной ошибки, соблюсти все предписанные административные инструкции, может привести к усилению тревожности пациента, подпитывая его ипохондрическую проблематику.

 

“Излияние души”

 

Когда человеку трудно, когда он не знает, как ему справиться с проблемой, особенно, если она касается здоровья, то наш разум сразу нам говорит – поделись с кем-то (жена, родители, родственники близкие и не очень, друзья, сослуживцы), поговори с ними, может они знают, что-то подскажут, может они проходили через подобное, не держи в себе, “излей душу“.

И разум в данном случае прав. Но … только для малых доз такого “эликсира”. Чем больше человек прибегает к поиску заверений у своих близких, чем больше делится с ними по поводу своей проблемы, тем данный подход начинает давать не положительные, а отрицательные результаты.

Те, кому жалуются, зачастую не в состоянии помочь страдающему. Более того, часто они сталкиваются с ситуацией, когда больной прислушался к их советам, согласился с их рекомендациями, а сделал ровно наоборот. “Сходи к врачу, это серьёзно, у меня было такое“, говорят родственники. Ипохондрик от своего страха делает ровно противоположное, отрицая наличие проблемы. “Успокойся, это всё пустяк. Через какое-то время само пройдёт“, – заставляет страдающего срочно бежать к врачу и даже к нескольким. После этого многие дающие советы родственники стараются дистанцироваться от такого человека, всё больше вызывая раздражение и дальше страх у того вследствие, что его не понимают и от него отталкиваются, ему не сочувствуют и не помогают.

Заверения близких, когда они срабатывают, дают успокоение ипохондрику лишь на время. Неспособность справиться со своим страхом только его усиливает, выводя ипохондрическую спираль на новый уровень.

Типичная реакция тех, кому сообщают о проблеме со здоровьем: “Не волнуйся! Ничего страшного! Ничего серьёзного, пройдёт!” Из опыта каждого из нас, как Вам кажется, долго ли действует такое успокоение? Правильно, очень короткое время.

Рациональные объяснения, попытки выслушать, вразумить, использование суперлогических доводов, примеров из собственной жизни или из жизни знакомых – всё это только блокируется страхом, так как рациональное мышление в минуты эмоционального напряжения отступает на второй план.

Попытка сгладить, преуменьшить ситуацию, перейти на шутку и юмор во многом также терпит фиаско в долгосрочной перспективе. “Меня не понимают, даже издеваются надо мной!” “Шутник” от такой реакции чувствует себя виноватым, отдаляется.

Использовав все возможные средства, – от разумных и рациональных объяснений до шуток-прибауток, – близкие, испытывая бессилие, входят в зону раздражения. Начинаются упрёки, обвинения страдающего в неспособности с собой справиться, взять себя в руки. Раздражение выливается в гнев, контакт нарушается, взаимоотношения разлаживаются вплоть до разрыва. Обида, раздражение, страх, негодование, вина и стыд, испорченные отношения с близкими – вот тот результаты настойчивой попытки ипохондрика “излить свою душу”.

Дружеское участие, слова поддержки со стороны близких и родственников – вот то, что мы думаем нас успокоит при столкновении с опасной ситуацией. Но это лишь имеет кратковременный эффект, потому что если бы это было так и это эффективно работало, то ипохондрический страх быстро бы улетучивался, а большинство психологов, которые занимаются проблемами ипохондрии были бы сейчас безработными.

 

В качестве заключения следует ещё раз подчеркнуть, что все описанные выше попытки решения становятся дисфункциональными для решения ипохондрической проблемы при их чрезмерном и избыточном использовании. Страх и другие эмоции не дают возможность человеку, стоящему перед лицом серьёзной проблемы, связанной с его здоровьем, адекватно контролировать степень подоного рода избыточности. Поэтому дисфункциональные решения и не работают, потому что перед лицом опасности эмоции в большинстве случаев берут верх. Уметь управлять своим эмоциональным напряжением – большое искусство, которое требует долгой и кропотливой работы человека над собой. Но этот труд всегда себя оправдывает и окупается сторицей.

 

Ипохондрия. Часть 1. Основные аспекты

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...