ya-metrika

История из консультации

История из консультации (2)

 Ира взрослый ребенок алкоголика. Как алкоголизм матери повлияло на нее можно понять из рассказанной ее истории во время консультаций.  

(все имена изменены)

Ире было 6 когда отец ушел из семьи. Вернувшись домой из детского лагеря, она узнала, что ее мать только что выписали из больницы с черепно-мозговой травмой. Войдя в квартиру, увидела остатки крови на стенах и полу, которые не успели отмыть.

Когда ее мать была дома со своей подругой, ее отец, на почве пьяной ссоры или ревности, никто уже не помнит, ударил мать по голове молотком для отбивания мяса. Попытался ударить подругу, вызвал скорую и ушел.

Матери сделали операцию, поставили металлическую пластину в голову и с тех пор она начала часто выпивать. Уходя в гости, закрывала Иру одну дома, говорила, что не на долго, отсутствовала по нескольку часов. А когда брала ее с собой, сильно напивалась при ней.

Вскоре мать обзавелась любовником, они съехались.  Мать Иры была достаточно успешным предпринимателем. Торговала на рынке как сама, так и имела наемных работников. У них было две квартиры в приличном районе Москвы.

Мать продает одну квартиру, дабы в бизнес вложиться. Живет с любовником, продолжает пить, забывая про бизнес. Лишь изредка принимает какое-то в нем участие. Один любовник сменяется другим, другой третьим. Деньги, вырученные за квартиру, быстро заканчиваются, все уходит на содержание мужчин и алкоголь. Еще мать попадает в ДТП и ломает ногу в нескольких местах, ей вставляю металлические штыри, выписывают через какой-то срок.

Она продолжает пить, часто орала на Иру, не могла остановиться, в гневе угрожала, что отдаст в детский дом, что все ее беды из-за нее. Напившись, любила говорить: – «Я не алкоголик, я предприниматель!»

«Я привыкла к грубости, в ласке я искала подвох»:- рассказывает Ира.

 

Первый курс института мать Иры ей оплатила. На втором курсе сказала взять товарный кредит для обучения. Потом мать предлагает пропустить год, чтобы потом восстановиться. Ира пыталась совмещать учебу и работу, потом ей пришлось перевестись на заочное, чтобы оплачивать этот кредит. На третьем курсе Ира бросает институт. 

Она работал через дорогу от института, в кинотеатр. Домой идти не хотела, «это было бегство с моей стороны», говорит она. У Иры не было уверенности в маме, она чувствовала себя самостоятельной. После работы были тусовки. Ира чувствовала, что ей больше никто не угрожает тем, что не даст денег или попытается ограничить.

Потом, в какой-то период, мать начала угрожать ей судом, если Ира не буду давать ей деньги. Потом начались счета за квартиру. Ира говорила матери, объясняла, что так долго продолжаться не может.  На все это, мать заявила, что ничего оплачивать не будет, а подаст в суд на отца, чтобы он оплачивал. Отца Ира не видела после той жуткой ситуации, когда ей было 6 лет.

Ира знакомится с парнем, с которым потом проводит 2 год в отношениях. Со временем она замечает, что он все чаще стал покуривать травку. Потом, первый раз поднял на нее руку, она ушла. Ушла к брату, это было для нее всяко лучше, чем возвращаться к маме. Парень умолял вернуться, говорил, что такое больше не повторится, и она поверила, вернулась. Спустя полгода ситуация с насилием повторилась, все на почве ревности. Он считал, будто она провоцирует мужчин на взгляды в свою сторону. Он сильно избил ее.  К ним приехали его и ее родители для разговора, он не выпускал ее из квартиры. Он угрожал ей расправой, если кто-то из близких уедет. Они уехали. Он 3 дня держал её в запертой квартире. Курил, орал, называл шлюхой и изменщицей, повода не было никакого. Тиран с жесткой формой насилия. Ира говорит, что не понимала, как её мама могла взять и уехать в тот день. Тогда в её голове сформировалось четкое понимание, что ей нужно затаится, а потом бежать. “Видимо он предполагал это”:- говорит Ира. Потому что, усилил контроль. Она не могла поехать или пойти куда-то, он постоянно был рядом с ней. Через 3 дня он начал куда-то собираться. Она решила, что он уедет, она вызовет такси и сбежит. Ира дождалась подходящего момента и сбежала. Вернулась к маме. Это все же лучше, чем быть убитой говорит она.

Когда Ира работала в «меге» на белой даче, ее бывший узнал об этом, он начал следить за ней поле работы. К тому моменту, она уже восстановилась на учебе и в институте начала общаться с одним парнем, тоже с заочного отделения. Как-то раз он провожал ее на электричку и в тот же вечер, на остановке, она встречает своего бывшего. Она сильно испугалась и попросила одногруппника отвезти ее домой на машине. С того момента одногруппник решил взять на себя ответственность за Иру, они начали встречаться.

Как-то она возвращалась домой из института одна, шла на электричку. Откуда не возьмись появляется бывший. Он схватил ее, сказал, что они едут домой. Она кричала, пыталась вырваться. Проходящие не реагировали. Бывший сказал им, что они не имеют права по закону вмешиваться в конфликт так как они семейная пара. Появилась милиция, они и забрали его, на 14 суток. Он звонил, просил Иру приехать и забрать заявление, она отказалась. Одногруппник был хороший парень, когда они встречались. “У него было ко мне человеческое отношение”:- говорит Ира.

Пока Ира жила с братом, у него стало появляться много друзей геев. Она стала с ними общаться и тусоваться.

Потом у нее появился другой молодой человек, с которым они долго встречались, он ее полностью обеспечивал, все было хорошо. Не было конфликтов, все было спокойно.

Когда она успокоилась, расслабилась, стала больше тусоваться то впала в алкогольную развязку, стала выпивать с каждой вечеринкой больше и больше. Ей все нравилось и это ее устраивало. Потом она решила вернуться работать, нашла работу, связанную с продажами.

Отношения с новым парнем продолжались. В 2010 году, на день рождения однокурснице она познакомилась с молодой парой. Они стали общаться парами.  Ира втянулась в клубную жизнь. С ними она впервые попробовала наркотики. Через время она поняла, что ей это не нравится, начала пытаться вернуться к своей прошлой жизни, но понимала, что уже не может. “Музыка и наркотики, делают свое дело, ты становишься зависимым и сам начинаешь это понимать”:- говорит Ира.

Как-то Ира с приятелем пошли в клуб, там они познакомились с хозяином этого заведения, который подарил им клубные карты, с того момента, Ира ходила туда постоянно. “Мне все нравилось, и наркотики, и алкоголь, при этом я продолжала работать”:- рассказывает Ира. Ее отношение с молодым человеком стали ухудшаться, но ее это не сильно пугало, она могла приехать с вечеринки под кайфом к нему и отлично провести время. Ира вела праздный образ жизни, но вскоре начала замечать, что ее организм без наркотиков, только на алкоголе, не справляется, ему необходим еще алкоголь, чтобы она не опьянела. Чистый алкоголь, без наркотиков, приводил ее в упадок, она была пьяной, а вот наркотики раскрашивали жизнь, она могла пить и не пьянеть, ее приводило это в дикий восторг, так она провела несколько лет. Ира оправдывалась говоря, что у кого-то праздник или день рождения, находила причину чтобы пить. Ей нужен был повод, чтобы не чувствовать себя говном приходя домой.

Ира уволилась с работы, так как ее не устраивала зарплата. Как-то, на улице, она встретила свою подругу, рассказала ей свою историю, та в свою очередь, начала вытягивать Иру из этого. У подруги правда были свои проблемы, с наркотиками, но она их признавала. Наркотики Ира употребляла редко, ее основной кайф был алкоголь подруга пригласила ее в благотворительный фонд, заниматься продажей спонсорских пакетов. Совмещать работу с тусовками не сильно получалось, но ей понравилось, что она поднимала свой профессиональный уровень с этой работой. Ира была вынуждена пропускать вечеринки, из-за важных и интересных встреч по работе.

“Я начала думать о будущем и не хотела потерять эту работу”:-  рассказывает Ира. Она начала думать головой. Не только в работе, но и по жизни. В какой-то момент, она поняла, что много чего теряет и может потерять еще больше. С мамой особого контакта у нее не было. Мама иногда ее поддерживала, но также винила во всех своих бедах.

В фонде, где она работала начались проверки. Когда вышел закон в отношении иностранных проектов. Они обе уволились, работали на себя, иногда ходили по разным вечеринкам и выпивали. С парнем Ира разошлась, она предпочла ему тусовку.

Ира решила жить отдельно от брата, и не хотела возвращаться жить к маме. Как-то заезжая к маме в гости, забрать свои вещи, в квартиру пришел друг семьи, они с ее матерью громко разговаривали на кухне, он настаивал чтобы та все рассказала Ира. Потом он сам подошел к ней и сказал, что ее мать взяла у него деньги в долг, заложив большую часть квартиры, сказал чтобы Ира не волновалась,  мол на улице ее никто не оставит, предложил купить комнату где нибудь в районе попроще. Тогда Ира решила уйти из дома и приняла для себя решение жить с подругой.

Они сняли на двоих квартиру через знакомых. Подруга стала употреблять все больше наркотиков, Ира начала выпивать. В какой-то момент, подруга сказала, что Ире нужно кодироваться, так как та не может остановиться. У подруги уже был свой врач кодировщик к тому времени. Ира поехала в наркодиспансер, заплатила 20-25 тысяч, пролежала под капельницей несколько дней, ее закодировали.

Во время одной из капельниц, Ира начала задыхаться, у нее началась аллергическая реакция на препарат. Иру очень испугало ее состояние, она всерьез задумалась о своем здоровье. Процедура по кодировке была проведена, после ей дали понюхать спирт, ей было противно. Когда Ира вышла из больницы, она не понимала, как ей теперь жить дальше,  не употребляя алкоголь, она свыклась с мыслью, что ей 24 и она алкоголик. Она видела людей в больнице, для нее это был шок и ужас.

Когда Ира приехала домой из больницы, ее соседка уже плотно подсела на героин. Ира решила съехать с той квартиры, ей было морально тяжело, они разошлись с ней и по рабочим моментам, Ира уволилась. Вернулась обратно к маме. Подруга напоминала ей о зависимости и прошлой жизни.

Ира нашла другую работу, в продажах. Но спустя некоторое время, объявилась ее подруга, попросила помочь, говорила, что хочет завязать. Ира, вместе с мамой подруги, помогли той лечь в больницу. “Я ответственная девочка и хотела помочь”:-вспоминает Ира ситуацию. Подругу спасли, но спустя 3 недели, как ты выписалась, снова взялась за свое. Однажды, среди ночи, под кайфом, подруга приехала домой к Ире. Была невменяема, кричала, просила помочь. Из ее рассказа Ира узнала, что мужчина подруги вызвал скорую, когда та уснула в ванне, но та вырвалась и уехала. Ира продолжала ездить к ней домой, помогала ее родителям выхаживать ее, она обещала больше не употреблять. Но вскоре снова сорвалась. Ира твердо решила закончить тему тусовок, и перестали общаться со всеми, кто напоминал об этом, включая подругу.

У нее началась старая-новая жизнь, она ходила на мероприятия и не пила. Считала себя лохом, одна которая не пьет, она стала жить новой жизнью, общалась много с геями, не могла свыкнуться с тем, что она алкоголик. “Ей морально было тяжело”:-  говорит Ира. У нее были любовники, самые разные на тот момент, но все равно она думала об алкоголе. Ей хотелось другой жизни, но живя с мамой у нее это плохо получалось. Мать постоянно пила, скандалила, говорила с надрывом, обвиняла во всех грехах, говорила, что все вопросы к папе. Когда мама была трезвой, она становилась доброй. Трезвая, но больше мерзкая, ей не хватало в ней мамы, женственности. Через полгода после кодировки, Ира все же сорвалась.

Чем старше она становилась, тем больше начала задумываться о том, что будет с ней дальше. Она понимала, что алкоголь мешает ей полноценно жить. Она выпивала по чуть-чуть, но все равно. Помочь ей никто не хотел, да и не мог, мать говорила: «Ноги есть, иди и закодируйся». Ей хотелось душевности, тепла.

Она нашла новую, ответственную работу, она уже не могла там пить. Это могло грозить ей потерей репутации. Серьезные люди, серьезные проекты, все шло хорошо, она надолго завязала.  При этом не кодировалась, ей не хватало смелости закодироваться, ей нужна была помощь, поддержка. Но она ее не получала.

Когда Ира собралась в отпуск, на свой день рождения, 2 октября, она всегда уезжает около этих дат. Ей сообщили, что пришла повестка, она не может выехать из-за штрафа. Ее мать, все это время, не оплачивала коммунальные платежи. Ее мать продолжала пить, все еще жила в той квартире, хотя она уже ей не принадлежала. Часто говорила: «Я раскручусь, я все сделаю, я все верну».

———-

Сейчас Ире 29, у нее прекрасная дочь 2х лет, любящий и заботливый муж. Ей мать перестала пить, когда поняла, что потеряла абсолютно все, теперь приходит посидеть с ребенком, за деньги конечно, но приходит. Раз в полгода Ира подшивается.

 

“Я боец по жизни, я всегда знала, что могу просить о помощи и не боюсь обращаться , я тихий алкоголик, алкоголь всегда тебя ждет, я всегда нахожу себе занятия чтобы не думать о той жизни”:-  говорит Ира.

 

Не все дети алкоголиков вырастают алкоголики сами, но без травмы практически не бывает. 

Загрузка ...