ya-metrika

Как формируется детская травма

Ну вот, прошла неделя после очередной учебной сессии по гештальту, тема:психологические защиты, и я, наконец, могу говорить об этом 😅
целая неделя понадобилась, чтоб хоть как-то переварить и уложить.
Интересно, своеобразно, непривычно, глубоко.
Совершенно потрясающие вещи я пережила за эти выходные… Потрясающие настолько, что меня они потрясли.
Первым потрясением был эксперимент. Мы на пару минут создавали адские условия, в которых у детей формируются те или иные психологические защиты. В норме они у нас все есть, и все нужны. Трудность возникает тогда, когда есть явный перекос в одну из них, когда у человека нет вариантов реагирования, есть один единственный способ. Конечно, это становится катастрофически неудобно и неконструктивно: всегда и во всех ситуациях только нападать и защищаться, грубо говоря, жить на войне каждый день, или отстраняться и не чувствовать ничего вообще, не включаться в собственную жизнь, или не знать чего собственно хочешь ты сам, чего тебе не хватает и каково твое личное мнение хоть про что – всегда есть / нужны чьи-то подсказки, ну и прикипать, привязываться к каждому из жажды близости, впадать в зависимость от другого… Бррр. Жутко звучит.
Повторюсь: в норме все защиты нужны и важны, в норме присутствуют они все, примерно так равномерно.
Но вот определенная среда воспитания (ну скажем так, перекошенная) стимулирует формирование какой-то определенной защиты.
И эксперимент наш был направлен как раз на это. Мы прочувствовали на себе, как это ребенку, который живёт в бесконечном конфликте, когда взрослые ругаются друг с другом и с ним, каково ребенку переносить бесконечное безразличие, насмешки и обесценивание, каково, когда его не видят, не дают быть, не считаются… Жуть…
Пишу и чувствую, как тело начинает напрягаться.
Жутко. Это очень страшно. Не все участники группы решили испытать это на себе в роли ребенка. И я их понимаю.
Мне, вообще-то взрослому, зрелому человеку, было страшно. Моя собственная реакция меня поразила. Когда на меня начала орать “мама”… Я просто не знала, что с этим делать. Хотя я и знала, чего ждать, но резкий обрыв безопасности, угроза, хочется сказать, жизни…и я не знаю, куда мне деться, что сделать, к кому бежать за помощью…Как формируется детская травма

Не к кому – папа тоже орет, и они орут друг на друга… Я плакала.
А потом настала тишина. Хохо! Эта непредсказуемая смена настроения! И разрушенное криками и угрозами доверие. Но родитель так нужен, так важен, так необходима его забота и тепло,и я тихонько-тихонько, на ципочках, прижимаюсь к его спине…мамочка…просто рядышком посидеть, погреться…но снова отвержение…это так больно, что я невольно замораживаюсь, застываю, хочется плакать и бежать, и я выбираю бежать. Бежать на улицу. А там меня ждала настоящая удача: я встретила такую же одинокую девочку, свою подругу. С ней рядом я начала оттаивать и снова ощущать биение живой детской жизни.
Страшно стало, когда родители решили, что моя подруга мне не подходит, недостаточно хороша… Вот это было страшно…и у них столько власти надо мной…и нет уже ни капли доверия…а ведь дети доверяют дольше взрослых, намного дольше…они ждут и ждут, и надеются. И подступающая тошнота от “заботы” моей любимой”мамочки”, и невозможность ей сопротивляться, и одно желание: спрятаться куда-то, от “заботы”, от угрозы, от безразличия…отчаяние, страх и боль. Как формируется детская травма (2)

И отчаянное желание угодить, быть хорошей, чтоб не ругались, чтоб увидели, чтоб разрешили… Разрешили мне жить…

Весь эксперимент занял от силы 5-7 минут. Последним заходом родители были адекватные, слышащие, видящие, дающие безопасность и право быть…но доверие не возвращается моментально. Осторожно выглядывая, маленькими шажками, проверяя: а что будет? Чтобы потом быстро, в случае угрозы, нырнуть в свою конуру…

Как вам?
Мне жутко.
Похоже, что о других потрясениях я напишу позже 😉

 

Ваша Виктория Горчилина.

Загрузка ...