ya-metrika

Как управлять гневом

Когда в компании образованных людей начинают говорить об агрессии, всегда находятся адвокаты и обвинители этого феномена. Защитники обычно начинают с упоминания нобелевского лауреата, этолога Конрада Лоренца и его знаменитой книги «Агрессия (так называемое зло)».

Мы с тобой одной крови

Лоренц убедительно доказал, что в мире животных агрессия является абсолютно нормальным явлением, имеющим веские причины. То, что сторонним наблюдателям кажется «агрессией», на самом деле имеет жесткую биологическую целесообразность. Хищник убивает добычу ради пропитания. Самка атакует даже более сильных животных, если необходимо защитить своих детенышей.

Если жизненно важных ресурсов (например, пищи) недостаточно, то за данный ресурс может возникать жесткая конкуренция. А может и не возникать: пример этому – водопои в африканских пустынях, где на время нейтрализуется даже межвидовая вражда. Львы и антилопы пьют воду бок о бок, и львы не нападают на антилоп.

Кстати, тот же Лоренц заметил, что чем более смертоносным является животное, тем реже у него проявляется внутривидовая агрессия. Это своего рода инстинктивная «мораль», удерживающая вид от самоуничтожения. Например, ворон может убить другого ворона одним-единственным точным ударом клюва в голову. Но подобные случаи в вороньих стаях крайне редки. Поэтому пословицу «ворон ворону глаз не выклюет» можно понимать в буквальном смысле.

Не виноватые мы

На сегодняшний день homo sapiens – самый смертоносный и самый разрушительный из биологических видов. И главная проблема в том, насколько вообще актуальны для нас врожденные (инстинктивные) механизмы саморегуляции агрессии. Если оглянуться на историю человечества, становится страшно от бесконечных войн и от масштабов насилия, учиненного человеком над человеком.

И тут слово переходит к обвинителям. Проблема в том, говорят они, что человеческая агрессия (в отличие от агрессии животных) уже много тысяч лет как социализирована.

Агрессия стала разменной монетой, и, в зависимости от социального контекста, может становиться либо доблестью, либо преступлением.

Человек, готовый отдать жизнь «за царя и отечество», – герой. А что, если его обманули, и приказы исходят от фюрера?

В середине ХХ века (в 1950–1970 годах) исследователи заинтересовались психологическими особенностями личности военных преступников, осужденных Нюрнбергским судом. Тех самых, которые в концлагерях уничтожали тысячи заключенных и ставили над ними жуткие медицинские эксперименты.

Ученые были уверены, что столкнутся с агрессивными психопатами, получающими извращенное удовольствие от мучений других людей. И каково же было их удивление, когда они обнаружили спокойных и педантичных граждан с отличными характеристиками, которые «просто выполняли приказ».

Социализированная человеческая агрессия, с точки зрения того, кто ее применяет, всегда является «правильной», оправданной нормами ближайшего социума.

Муж бьет жену, потому что «должна знать, кто главный в доме», и потому что в родительской семье так было принято. Подросток дерется, чтобы не быть «последним чмошником на районе». Начальник орет на подчиненных, потому что «иначе с ними нельзя». Среди осужденных за совершение умышленного насилия 99,9 % считают себя невиновными. Виновата сама жертва или внешние обстоятельства, а им «пришлось» проявить агрессию, или просто все произошло случайно.

Получается, что феномен человеческой агрессии на социальном уровне окружен паутиной оправданий, стереотипов и предрассудков; сама агрессия растворена во множестве способов социально одобряемого (или осуждаемого) насилия. На индивидуальном уровне это порождает своеобразное «раздвоение сознания»: с одной стороны, открыто проявлять гнев и быть агрессивным плохо, но, с другой стороны, агрессия может быть лучшим средством для достижения социально одобряемого успеха.

Взять гнев под контроль

Нужно ли управлять агрессией? Для успешной социализации, несомненно, да. В западной психологии прижился термин anger management – «управление гневом».

Традиционно он понимается довольно узко – как обучение человека социально приемлемым способам выражения спонтанных взрывов агрессии или обретение способов самоконтроля над подобными вспышками. То есть речь идет о ситуативной эмоциональной реакции, возникающей обычно в ответ на воздействие каких-то внешних неблагоприятных факторов (стресс) или на невозможность удовлетворить какие-то важные потребности (фрустрация).

Среди наиболее популярных психотехник управления гневом можно назвать:

  • различные способы мышечной релаксации;
  • дыхательные упражнения;
  • методы визуализации и отвлечения (переключения внимания на эмоционально нейтральные объекты или мысли);
  • успокаивающие аффирмации;
  • техники паузы/выхода из провоцирующих агрессию ситуаций.

В контексте когнитивно-поведенческой терапии для управления гневом часто используют методы медитации mindfulness (для осознания и лучшего понимания гнева и его причин «изнутри»), а также замену агрессивных форм поведения ассертивными. Если дать предельно краткое определение ассертивности, то это набор навыков уверенного, но при этом конструктивного поведения в трудных ситуациях общения. Особенно в эмоционально напряженных.

Среди этих навыков:

  • демонстрация уважения к собеседнику и самоуважения;
  • активное слушание и проверка взаимопонимания;
  • открытое и честное, но при этом вежливое по форме выражение своего мнения;
  • точное обозначение своих потребностей и целей в общении и т. д.

Три вида гнева

Но можно понимать управление агрессией шире.

Иоанн Дамаскин еще в VII веке писал: «Существует три вида гнева: раздражение, …злоба и мстительность».

Раздражение – это та самая спонтанная вспышка гнева в ответ на стрессовую ситуацию. С ней неплохо помогают справиться перечисленные выше техники управления гневом. А вот про злобу и мстительность в современном «управлении гневом» как-то совсем забыли.

Проблема в том, что любая часто переживаемая эмоция может трансформироваться в устойчивое чувство, которое в свою очередь формирует черты характера. В православной психологии злоба понимается как злопамятность, как фиксация памяти на тех неприятностях, которые в прошлом вызвали досаду и раздражение, вспышку острого гнева.

Мстительность – это помыслы, направленные на причинение зла обидчику в ближайшем или далеком будущем. При этом все три вида гнева (раздражение, злоба, мстительность) «есть одна страсть, хотя и дела у них разные». Они взаимопорождают и взаимоусиливают друг друга.

Злоба оправдывает и обосновывает вспышки гнева; мстительность формирует примитивную мораль «око за око, зуб за зуб».

В результате гневливость становится привычным и «правильным» способом реагирования, частью личности.

Если агрессивность укоренилась в структуре личности человека и связана с какими-либо социальными выгодами, традиционные методы «управления гневом» будут малоэффективны. Для начала нужно изменить отношение к гневу на уровне мировоззрения.

Например, в буддизме (и других религиях Востока) есть принцип ненасилия – ахимса. Это сознательное решение не причинять вред и страдания любым живым существам ни делом, ни словом, ни даже мысленно. Этот принцип распространяется и на самого человека – как отказ от саморазрушительного поведения, от любых форм аутоагрессии.

Ахимса – это принятие на себя ответственности за свои собственные разрушительные эмоции (что, в общем-то, характерно для психически зрелой и здоровой личности). Это осознанное решение держать свой гнев под контролем, не давая ему обрушиваться на других людей. Исполнить это решение не так уж и сложно, так как мы не в состоянии контролировать лишь аффект.

Аффект – особое взрывное состояние, которое случается крайне редко и в особо тяжелых случаях является предметом судебно-психиатрической экспертизы. А все остальные вспышки гнева (если не потворствовать им и не превращать в привычку раздражаться по мелочам) легко погасить в зародыше, просто напомнив себе о том, что такое поведение несовместимо с вашими жизненными принципами.

Почему я сержусь?

Скептики могут возразить, что одного только решения «не гневаться» недостаточно. Что даже если отбросить психологические и социальные причины гнева, то остаются причины биологические. Человек ведь тоже имеет инстинкты, пусть и отодвинутые на второй план социализацией.

И здесь самое время вспомнить о том, что «в чистом виде» биологическая агрессия всегда целесообразна. Поэтому необходимо включить свой разум и попробовать разобраться в причинах, которые вызывают у вас гнев. При этом крайне важно искать причины в самом себе, а не в окружающих людях или внешних причинах.

На консультации – молодая мама, которая часто сердится на своего трехлетнего ребенка. Она выплескивает свой гнев криком, руганью, шлепками. Долго анализируем ее состояние. Наконец задаю вопрос: «От чего вас защищает гнев? Что плохого может случиться, если вы перестанете кричать на ребенка?» Следует череда инсайтов, среди которых: «У меня не хватает терпения. Когда он начинает копаться, мне кажется, что на меня все смотрят, и я начинаю волноваться. Чувствую себя слабой, неспособной справиться даже с малышом. Все это видят и меня осуждают. А когда я сержусь, я вроде как проявляю силу и беру ситуацию под контроль». Это хорошее осознавание истоков своего гнева, и дальше мы уже обсуждали возможные способы почувствовать себя сильной и контролировать ситуацию без срывов на ругань.

Подведем итог

Агрессия (и связанная с ней эмоция гнева) – естественная способность человека. Которая в зависимости от ситуации может быть и «добром», и «злом». Важно познать эту способность и научиться управлять ею, чтобы использовать во благо.

Агрессия помогает нам выживать, преодолевать трудности, добиваться успеха. Но она же может стать вредной привычкой, деструктивным способом достижения наших целей, разрушающим отношения с людьми.

Научиться «управлять гневом» может абсолютно каждый человек, было бы желание. Пробуйте разные способы, и у вас обязательно все получится!

Загрузка ...