ya-metrika

Кто создал миллениалов

Кто такие «миллениалы» и действительно ли они способны изменить мир? Насколько уникальны психологические свойства представителей новых поколений?

Первыми об «уникальных» особенностях новых поколений «миллениалов» и «постмиллениалов» стали трубить всевозможные «продажники», которые столкнулись с тем, что старые рекламные уловки на молодых людей действуют все хуже и хуже.

Вторыми встрепенулись директора по персоналу и прочие «хедхантеры», когда выяснилось, что новоиспеченные «дипломированные специалисты», прежде чем хоть пальцем пошевелить на ниве новой работы, выставляют кучу таких требований, которые еще десять лет назад не снились и маститым профессионалам.

Дела научные

Менеджерский подход к изучению человека изначально предполагает внутреннее согласие с тем, что мы ничего не можем поделать с подрастающим поколением – какие уродились, такие и уродились, – будем пытаться работать с тем, что есть. Но совершенно непонятно, с какой стати эту «обреченную» интонацию подхватили пишущие и исследующие новые поколения психологи и педагоги, то есть ровно те люди, которые в силу своей профессии как раз призваны это молодое поколение «формировать».

Мало того, массово производятся полные восторгов исследования, демонстрирующие «уникальность» психологических свойств представителей новых поколений! При этом совершенно забывают, что психические свойства и особенности редко имеют только одну полярность. Всегда существуют разные степени выраженности, разные проявления и, соответственно, различные последствия проявления одних и те же особенностей.

Ничего удивительного

Ну, к примеру, если ребенку с рождения давать в руки гаджет, то что удивительного в том, что он овладевает им намного раньше и успешнее, чем его предки, впервые увидевшие этот самый гаджет во взрослом состоянии? Что замечательного в том, что человек, сидя за экраном компьютера, настолько привык регулярно «менять картинку», что не может по-другому сосредоточиться на выполнении задания? Или что у него сформировалась привычка быть включенным в несколько простых занятий сразу, но при этом он не способен длительно сконцентрироваться на выполнении одного сложного? И что положительного появится в этих особенностях, если назвать их модным словом «многозадачность»?

Не стоит забывать и про массовый рост «функциональной безграмотности», когда люди, формально умеющие читать и писать, не способны понять смысл задания и по этой же причине не способны самостоятельно выяснить нужную информацию в интернете.

Печальная картинка

Не стоит забывать и про интересный вопрос – а где именно миллениалы проявляют все те положительные черты и особенности, которые им приписывают авторы бесчисленных публикаций? Широко распиаренный «оптимизм» на практике часто оборачивается цинизмом.

Утверждение, что миллениалы хорошие коммуникаторы, разбивается о вопрос «Между кем и кем?». В рамках своего поколения? А как они взаимодействуют с представителями других поколений? Да, они вроде как лучше других знают иностранные языки, но это не приводит к наличию высокого уровня общей культуры.

В результате процесс общения с такими «полиглотами» сводится к обсуждению последних писков моды, последнего футбольного матча или громко распиаренной бульварной книжки. Кстати, им еще приписывают характеристики «наиболее осмысленного поколения», основываясь на том, что они, мол, лучше других прониклись идеями защиты окружающей среды и поэтому – внимание! – любят автомобили фирмы «Тесла». И дальше в том же духе.

«Новые» ценности

Все чаще звучит, что у новых поколений новые ценности. Замечательно! Вот только возникает один неприятный вопрос: а как новомодные «осознанность», «независимость», «самодостаточность» и «лучшее понимание себя» соотносятся со старыми специальностями? Или профессиональная принадлежность теперь больше не будет гарантировать наличия определенной системы ценностей в голове специалиста?

Мы уже чувствуем изменение отношения к больным в медицине, где работает все больше людей, которым не вставили в голову «устаревшую» систему ценностей «от Гиппократа». Не отстают от медиков и педагоги, которые, живя в новых условиях отношения к образованию как к «услуге», перестают не только воспитывать, но и толком учить чему-нибудь новоиспеченных «потребителей».

Суровые реалии

По большому счету, нет никаких доказательств того, что за всеми этими «особенностями», которые всегда описываются как «позитивные черты», не стоят обычные невоспитанность, недоученность, лень и неумение работать. Потому что на практике, куда вы ни зайдете, от банка до общепита, чем моложе сотрудники, тем хуже они работают.

Сегодня мало кого можно удивить тем, что молодой сотрудник банка минут сорок возится с одним-двумя клиентами, потому что не до конца понимает свою работу. Или очаровательные девчушки на раздаче или за кассой солидного заведения общественного питания явно слыхом не слыхивали о том, что такое «культура обслуживания», не говоря уже об учтивости, услужливости и прочих свойствах, положенных по статусу любому обслуживающему персоналу.

Дела духовные

Некоторые особо продвинутые субъекты под собственную «оригинальность» умудряются подводить целую «духовную базу». Вы, наверно, уже сталкивались с распространенной во всевозможных «духовных» практиках теорией, что, мол, «душа ребенка сама выбирает себе родителей»? Так вот, недавно выяснилось, что у этого постулата есть еще и продолжение – внимание! – «поэтому она (душа ребенка) в определенной степени ответственна за свой выбор». Как вам такой интеллектуальный кульбит с перевешиванием ответственности с болезного взрослого на его ничего не подозревающего отпрыска?

Кто создал миллениалов

Мало того, представители других поколений, похоже, начинают проецировать на «миллениалов» свои несбывшиеся мечты и ожидания. Так, приходилось сталкиваться с тем, что присущее некоторым постмиллениалам отсутствие адекватной профессиональной самооценки и неоправданно высокие стартовые ожидания трактуются в таком духе, что, мол, «вот, наконец-то, люди не будут рабами, потому что знают себе цену».

Право имею!

Ничего страшного в этом бы не было, если бы у представителей «новых поколений» не складывалось впечатление, что они «имеют право быть такими». Конечно, с психотерапевтической точки зрения это, наверное, очень хорошо – такое принятие своих особенностей, но что делать с катастрофическим повышением уровня психологического неблагополучия как раз у представителей двух последних поколений, о котором не перестают трубить коллеги-психологи?

Кроме того, существует масса серьезных социальных институтов, таких как государственная бюрократия, армия, полиция, которые «затачивают» людей под свои стандарты и не готовы «принимать» иную специфику. Недаром все сотрудники таких структур после непродолжительного времени службы становятся похожи друг на друга, как близкие родственники. Иначе в таких системах люди не выживают.

Откуда ноги растут?

Для начала стоит обратить внимание на «европоцентризм» всех рассуждений о различиях между поколениями. Ведь речь идет о жителях стран, принадлежащих к условно «западной цивилизации», возросший уровень жизни которых обуславливает возможность появления большинства из вышеперечисленных «особенностей», так как большинство из них напрямую связаны с наличием беспрепятственного доступа к сетевым технологиям.

Логично также предположить, что все эти «межпоколенческие особенности» создаются при плотном участии родительского поколения. Ведь сплошь и рядом попадаются пары, чей годовалый ребенок ведет себя исключительно прилично в общественных местах потому только, что его внимание прочно приковано к какому-нибудь гаджету. Удобно, не спорю, но не стоит жаловаться потом, что «он вас не видит и не слышит».

Замечательные истории происходят и с молодыми мамами, которые поначалу не могут отрегулировать то, что их дети смотрят по телевизору, а через некоторое время начинают истерично обвинять телевизор в том, что по нему «показывают такой ужас».

Дела культурные

Проблема еще и в том, что по большому счету культуру вообще перестали рассматривать как способ формирования определенного типа человека и путь установления связности между поколениями.

Теперь достижения предыдущих поколений принято воспринимать вне исторического контекста, исключительно как продукт, которым следующие поколения вправе пользоваться по своему усмотрению. А когда такой стиль воспитания превращается в массовое явление, его плоды невольно начинают восприниматься как «необратимый процесс», задающий объективную реальность.

Примат молодежи

Кстати, возобладавшая в мире философия «примата молодого поколения» грозит всем предыдущим поколениям не самыми приятными последствиями. Ведь если вы не воспитали конкретно себе одного-двух приличных потомков, которые будут о вас заботиться в старости, то страшно становится, потому что в массовом сознании этой «опции» уже нет, а размер среднего постсоветского пенсионного кошелька вряд ли привлечет множество посторонних помощников.

Собственно говоря, всех и пугают тем, что, мол, смотрите, если вы не найдете общего языка с «новенькими», то что вы дальше будете делать? А ничего! История помнит случаи, когда целые поколения оказывались лишними в цепочке развития – и ничего, человечество как-то выживало. Потому как уже на территории постсоветских государств все эти «особенности» миллениалов выглядят не так убедительно и однозначно.

Промолчим про большую часть мира, куда эти тенденции только начинают добираться, да и то в весьма урезанном виде. То есть в условиях глобализации подходящий «формат» работников можно будет поискать за пределами «золотого миллиарда», что, собственно, уже давно и происходит. Недаром все громче звучат голоса, пророчествующие о том, что количество ненужных людей на планете стремительно возрастает.

Загрузка ...