ya-metrika

Леденящие душу панические атаки

Леденящие душу панические атаки (2)

У каждого времени есть свое отражение в проявлении массовых психических расстройств. Бичом нашего века является паническая атака. Она не присуща какому-то конкретному характеру человека, посещает людей и в кризисах, и тех, кто живет наполненной реализованной жизнью. Может ли психотерапия помочь справиться и излечить это расстройство? Ведь фактически, панические атаки не имеют под собой органической основы. Врачи неврологи и педиатры с этим диагнозом направляют к специалистам по психологии. Психологи, в большинстве случаев, пробуют проанализировать жизнь человека в полной панораме, либо за последние пару лет до начала расстройства, но человек страдает прямо сейчас в отчаянии и ощущении безнадежности из-за того, что не контролирует свое тело, свою жизнь.

Перечислим биологические симптомы панических атак и соответствующие им мысли:

1) суженный тоннель сознания – человек понимает, что от атаки не умрет, при этом его постоянно посещают мысли о смерти, страх смерти «придавливает» его кажущейся близостью

2) учащенное сердцебиение, тахикардия – резкие скачки пульса и биения сердца пугают, но человек знает, что это не инфаркт.

3) ощущение удушья – это не астма, не спазм бронхов, однако страх задохнуться самый настоящий, ведь прямо в процессе человеку не хватает воздуха

Паническую атаку сравнивают с ПТСР, объединяет их резкая реакция психики на травму, но у ПТСР есть объективные «страшные» события, с которых стартует реакция, а у атаки обнаружить их крайне сложно. Однако, есть предположение, что тригер все-таки имеется, но травмировавшее событие могло пройти как бы незамеченным и сработало отсрочено. Наше время провоцирует подобное невнимание к событиям жизни, нас всех торопят, мы должны быть активными, стремящимися к цели, нас учат не обращать внимания на негатив, в результате, мы можем как будто не заметить, что развод оказался болезненным и разорившим глубоко внутри, ведь на поверхности мы улыбаемся и говорим об освобождении…В активнейшей динамике жизни человек пропускает важные стадии горевания и утраты. Таким образом, панические атаки можно рассматривать как проявление непрожитой и непереработанной травмы.

Человек ощущает  чувство раздавленности и беспомощности, он потерял свое место безопасности. Не эффективным оказывается возвращать его в прежнюю «безопасность», теперь человек на уровне тела знает, что это вранье, поэтому необходимо работать над  созданием «новой безопасности жизни». В данном направлении успешно работает гуманистическое или экзистенциальное направление психотерапии – оно учит проживанию жизни так как она проявляется. Это чем-то похоже на «восточное мышление», в нем внимание сосредоточено на процессе, а не на результате.

Анализ клинически представленных случаев терапии панических атак позволяет выделить общие характеристики «отсроченной атаки». И как в любой другой терапии на первое место выступают межличностные отношения со значимыми людьми: родителями, братьями и сестрами, мужьями и женами, детьми. Если длительное время картинка жизни была неизменно наполнена счастьем, успехом, здоровьем и развитием, а потом, вдруг, кто-то ушел из жизни или сначала длительно болел и умер, многие «счастливые и успешные» люди спустя годы никак не могут пережить горе утраты, потери и невозврата…Непережитые разводы, дети, не оправдавшие нарциссических надежд, карьера, не выдержавшая волн кризиса…замедляющийся в своей активности и красоте организм…Происходящая неидеальная жизнь провоцирует формирование панических атак.

Социальное одиночество – многие люди с паническими атаками описывают свою жизнь словами: «я работаю в крупной компании, каждый день общаюсь со множеством людей, в метро и магазинах – толпы, я все время среди людей, но я чувствую внутри себя бездну одиночества…». Затем у человека случаются панические атаки. Чем чаще они проявляются, тем больше человек испытывает страх того, что атака повторится снова, так образуется мысленная петля «страх страха», которую крайне сложно оспаривать, так как человек на собственном опыте знает, как это с ним происходит. В результате, люди начинают ограничивать себя в социуме, закрываясь в себе, все больше чувствуют неуверенность, дессоциализируются. Все эти состояния противоречат девизам нашего времени «успеха и бесконечной активности», человек не может соответствовать этим требованиям, но и принять себя самого как он есть, то есть, с точки зрения общества «слабым и неуспешным», не желает. Многие сейчас чувствуют себя ненужными этому миру, им неоткуда получить поддержки, в то время, как от них постоянно требуют отдачи ресурса во вне. В данном контексте панические атаки рассматривают как крик о помощи, как сильнейшую потребность в значимых, питающих ресурсом и дающих опору отношениях. Тогда фокус внимания в терапии стоит направить на анализ детско-родительских отношений, проживание детских дефицитов, обучению новым навыкам построения отношений во взрослой жизни.

 Я определяю панические атаки как невротический симптом, а любой симптом, в первую очередь, несет защитный характер, используется, как правило, избегающая стратегия как способ справиться с препятствиями жизни, которые субъективно воспринимаются крайне опасными для жизни. Тогда работа в терапевтических отношениях – это анализ жизни и формирования личности в прошлом, поиск несовпадения ожиданий человека и его внешней реальности в настоящем, которые он никак не хочет принимать, поскольку, опять же, бессознательно эта информация оценивается как угрожающая жизни. Задача тогда ввести в сознание эту вытесняемую опасную информацию о себе и о жизни, а затем трансформировать эти теневые стороны в ресурсные. Человек учиться познавать, кто он есть на самом деле, какими ресурсами обладает, как сделать на них акцент, как их развивать, как принимать «черные неуспешные несчастливые» периоды жизни как часть процесса.

Запись на скайп-консультирование и личную встречу здесь

Загрузка ...