ya-metrika

Ликбез об Эдиповом комплексе

 

 

 

По просьбе “соседей по цеху” (релационных аналитиков)  напишу про Эдипов комплекс – так, как я понимаю эту ментальную и символическую конструкцию, не игнорируя и ее конкретные проявления.

Временами, я буду писать утрированно, не нужно понимать буквально “мысли” ребенка, это – очень вольный “перевод” на взрослый язык. Ведь на самом деле все, что тут обсуждается, происходит на бессознательном уровне, а озвучка бессознатеьного, это как искусство – все метафоры, да гиперболы.

ЭК в самом примитивном прочтении сводится к желанию ребенка обладать родителем противоположного пола и избавиться от родителя своего пола.

В этой сжатой форме заложено много смысловых слоев, чтобы развернуть их, сначала лучше поговорить про пол человечеких существ и как он “получается”. Где-то читала, что если ваш биологический пол совпал с вашим психологическим полом – вам повезло (так проще). Сама эта формулировка говорит о том, что пол человека не определяется его анатомией. Во-первых, каждый ребенок проходит свой индивидуальный путь к выбору своего пола, во-вторых, его окружение сильно влияет на его выбор, чаще всего основываясь на биологическом поле ребенка. То есть, биологический пол поощряется. Тем не менее, все люди бисексуальны по своей природе, и эта бисексуальность возникает в процессе прохрждения через ЭК или, будет точнее сказать, проходя через сложности эдипального периода развития.

В этом “проходе через Эдип” по началу многое происходит через идентификации, ведь идентификация для младенческой психики – наиболее доступный способ коммуникации, познания и даже любви (в ее младенческом варианте). Отсюда происходит выражение “Все мы рождаемся девочками”, потому что первый любимый объект – мать, женщина. Далее, начинаются метаморфозы, но можно заметить, что мальчик уже при рождении “знает” каково это – быть женщиной, потому что в самом начале жизни он идентифицировался со своей матерью. Потом он еще будет возвращаться к поиску своей половой идентичности и колебаться, но в конечном счете, все же чаще, он останавливает свой выбор на психологическом поле, совпадающем с биологическим. Так же и для девочек – они рождаются девочками, потом “примеряют” разные идентичности (мужские и женские) не один раз и в конечном счете, чаще становятся женщинами и биологически, и психически.

Ребенок рождается и попадает в психическое пространство, организованное его ближним окружением. Кто-то кого-то любит, кто-то кого-то не любит, могут быть братья и сестры, бабушки и дедушки, но мы остановимся для простоты (потом будет видно, что тут нет никакой простоты!) на классическом треугольнике – мама-дитя-папа.

Ребенку важно любить и быть любимым от этого зависит его выживание. Но так же, у ребенка есть агрессия (или потому что неизбежны фрустрации, или потому что существует инстинкт смерти – сейчас не важно. Она есть) и ее нужно куда-то направить. Несколько упрощая, можно сказать, что то расщепление на хороший объект и плохой, которое существует в доэдипальном периоде (нет одной мамы, есть две: хорошая и плохая), потом принимает более сложную конфигурацию – появляется объект влечения и объект конкуренции. Представим, что это родители разных полов, но это – не обязательно. Ведь у “человека нет сексуальности, у человека психосексуальность”, так же и выбор пола человек осуществлаят не только биологичсеки, но и психически с использованием символического мышления (восприятия). То есть, у двух родителей разного пола может сформироваться ребенок с “нормальным” полом, гомосексуально ориентированный или бисексуал. А у двух родителей одного пола может сформироваться гетеросексуальный ребенок. И это все происходит в соответствии с тем, КАК ребенок подходит к Эдипу и проходит его.

Итак, возьмем мальчика – он любит маму и ему мешает папа. Но хорошая мама даст понять своему ребенку, что хоть и любит его, он не является для нее всем, она так же любит его папу, ребенок злиться и отворачивается от нее. Но он не может остаться один, ему нужно кого-то любить, к кому-то тянуться. Он “идет” к папе и обнаруживает, что тот “суперский” – сильный и много чего может (у него шикарный фаллос – как символ силы). Мальчик очаровывается отцом и может “пристроиться” к нему из позиции – “я мальчик, я хочу быть таким же как ты, идентифицируется с ним и идеализирует его” (гомосексуальная фаза). Но это может происходить и другим образом – “я – девочка, я лучше, чем твоя жена – моя мать, ну ее, давай любить друг друга” ( тоже гомосексуальная фаза). Так Эдип из прямого становится обратным, переворачивается. Теперь отец – объект желания, а мать – соперница.

Когда отец полагает границы и дает своему сыну понять, что он не собирается с ним сливаться в вечной любви, что он любит его мать и ему не на что рассчитывать тут, сын “вспоминает” что он все-таки мужского пола и фиг ли ему бегать за этим старым хреном, когда тут рядом есть прекрасная женщина и у них уже была обалденная любовь, и он вновь устремляется к ней, но уже видя в ней представительницу женского пола в принипе. Позже он начинает влюбляться в ее подруг, ее сестер, потом в учительниц, ну а потом в ровестниц. Но прекрасный (и ужасный) обаз матери навеки остается с ним, не смотря на уход от нее к отцу (чтобы научиться у него быть крутым, потентным и завоевать-таки свою мать). Это назыаается “мальчик не меняет объект привязанности” – как изначально любил женщину, так и любит их потом всю жизнь. И над всеми его женщинами парит образ его матери (в том или ином варианте – от мягких и безобидных до невозможности “изменить ей” или переходит в ненависть ко всем женщинам, так же в вариантах от безобидных (убежденный холостяк) до катастрофических – маньяк-убийца женщин ( убивая каждую свою жертву, он убивает свою мать). Сильное разочарование в женщинах может вновь привести его к поиску счастья с мужчинами, зависть к женщинам (к их репродуктивной способности) так же может привести к гомосексуальному выбору – как бы присваивая себе всю силу и прелести женщин. Так же, гомосексуальный выбор может возникнуть, если на той фазе, когда мальчик льнет к отцу, чтобы в его любви получить от него мужественность через идентификацию, а отец отшвырнул его грубо. В этом случает возникает фиксация на этой фазе и мальчик-мужчина вновь и вновь пытается пройти-таки ту фазу, завоевать любовь отца.

У девочек путь сложнее – они меняют объект привязаности не только в колебаниях в процессе формирования окончательной половой идентичности, они меняют объект привязанности полностью с женщины (матери) на отца (мужчину). Девочки в своем развитии проходят фазу, которую мужчины не проходят – они отворачиваются от матери окончательно, не возвращаясь к ней вновь и устремляются к отцу без всякой гарантии на то, что он их примет. Где-то это называлось “пругныть в пропасть в полном одиночестве”. Когда девочка и так и эдак пыталась стать для матери всем – сначала стараясь быть ее копией, потом стать для нее мальчиком (как паж для королевы), потом что она учуевает, что маме нравятся мужчины, но это не приводит к полному обладанию и слиянию, девочка разочаровывается в матери и отворачивается от нее, но к отцу. Это фаза перехода от “негативного Эдипа” к позитивному для девочки. Когда мать дала дочери сигналы – “ у нас ничего не получится, я любою папу”, тогда девочка забирает свое либидо от матери и направляет его на отца. Девочка замечает папу, а заодно и его отличия, что у него есть кое-то поинтереснее материнской груди, да – фаллос (который так нравится маме). Что ж, “думает” маленькая воительница за любовь – ОН БУДЕТ МОЙ, а ты иди лесом. Опять-таки, если мать слишком сильно отвергала притязания на себя со стороны дочери, девочка может застрять в негативном Эдипе и потом искать в других женщинах возможность пройти эту фазу, становясь лесбиянкой временно или окончательно.

Таким образом, мы видим пока разомкнутый треугольник с третьей гранью прочерченной пунктиром. Ребенок в центре и от него две грани – к отцу и к матери, и ребенок инвестирует своим либидо то одну грань, то другую, смутно замечая, что между родителями тоже есть замыкание. Таких колебаний может быть несколько, но в конечном счете, ребенок останавливается на каком-то одном варианте – один родитель (объект) влечения, другой родитель (объект) конкуренции и ненависти.

В какой-то момент ребенку предстоит упереться носом в третью грань треугодьника, он обнаруживает уже не смутно, а вполне явственно, что между родителями что-то есть. Это – первичная сцена (в конкретном проявлении – секс родителей). Ребенок в ужасе – он уже пережил отвержения от одного, но тогда можно было побежать к другому и наоборот, а тут – он один, впервые совсем один и оба родителя не помнят о нем, они заняты друг другом. Ребенок стоит перед закрытой дверью в спальню родителей и его мир рушится. Во всем мире только он и его первый опыт полной отверженности. Бежать некуда, происходит обращение к своим ресурсам, к своей психике, она начинает работать в направлении познания. Ведь познание – это проникновение. За дверями спальни родителей происходит то, что может объяснить все его провалы на предыдущем пути – там причина и реализация того, из-за чего ни один из родетелей не стал его, ребенка симбиотическим партнером. Он пытается проникнуть в эту тайну, появляется любопытство или жажду познания. Это может быть деструктивное уничножающее объект изучения-понимания любопытство или “доброе”- познания ради, а не уничножения для.

И вот перед нами уже прочно замкнутый треугольник. Тут наступает самый решительный момент. Ребенок понимает, что бежать некуда и его всемогущество осыпается, он вынужден “сесть и подумать как следует”: вот мама и папа оба меня обидели, но я любою обоих. Родитель моего пола мне нужен для идентификации, и с ним была история любви (в негативном Эдипе) я люблю его, и другого я нежно люблю и не хочу его терять, он прототип моей будущей любви, когда я уйду в спальню и мой ребенок будет переживать крах мира. Что же делать? Это – решающий момент: или ребенок пройдет последнее испытание и станет человеком, или он не смирится с реальностью и останется человеком, пытающимся быть богом. То есть, тут либо отваливается большая часть детского всемогущества или остается. Если ребенок проходит Эдип, он смиряется, он убирает свои инцестуознае поползновения и начинает сублимировать и вытеснять свою запрещенную, инцестуозную любовь и ненависть к обоим родителям. Конечно, такой удачный здоровый вариант получится тогда, когда родители более или менее нормальные и не сильно поломали своего ребенка на его предыдущих стадиях развития. Смиряясь с тем, что Любви не будет, ребенок поучает семью – двух любящих родителей, которые так же сублимируют свои инцестуозные порывы в отношении к ребенку, и наступает покой латентной фазы. Все – получится человечек! Хороший человечек, потому что он помнит о своих яростных жеаниях в отношении обоих родетелей, когда они его фрустрировали, он как бы помнит о желани убрать то одного, то другого и, испытвая вину (!!! – маркер нормальности) начинает жалеть об этом и заботиться о своих родителях, любить их уже другой любовью – человеческой с маленькой быкву, не божественной – грандиозной.

Вот уже из этого описания мы может увидеть какой фундамент закладывает Эдип – и поискать с трудом – а где его нет. Все, что о любви к другим людям помечено этими фазами становления: соперники, запреты, смены партнеров, активное завоевание, готовность потерять себя, лишь бы получить любовь избранного и т.п. Все любовные темы пронизаны эдипальными смыслами.

Познание – сколько форм и видов познания – адресует нас к первичной сцене.

Всемогущество – все формы магичсеких практик самосовершенствования, ощущение своей исключительности – все это наследие того ощущения всеслия, которое возинкает до принятия ограничений и безвыходности эдипальной ситуаци (в смысле реализации инцестуозных желаний).

Если запреты были слишком сильными – ребенок может потерять не толко всемогущество, но и потенцию, то есть стать психически кастратом. Здесь все многообразие темы “тщетности бытия”, ненависти к себе, то есть, все “невозможное” для меня, но возможное для других”, бессилие, пустота, обида и т.п.

Но не только слишком сильные запреты могут породить кастрированного ребенка, так же, если родители не особо заботятся о границах и в воздухе витает дух инцеста, ребенок будет вынужден сам выстраивать границы, но получится косо и криво – там где нужна гибкость, будет стенка, а там где нужна стенка, будет подтекать. То есть, он может сам себя кастрировать, лишь бы не вляпаться в инцест.

Так же, грани треугольника могу быть не пропорциональными, например, мать может быть настолько доминирующей в семье, что она загородит собой отца, и мы получим уже не треугольник, а прямую: ребенок- МАТЬ и там где-то за ней смутные очертания отца. Или наоборт: ребенок-отец-мать. Из этой кривой конфигурации треугольника мы так же можем подчерпнуть множество жизненных ситуаций и черт личности, а так же – занятий и интересов.

И когда мне говорят что-то типа “мы вышли за пределы эдипа” я думаю, что они просто “ не умеют его готовить”, не чувствуют его присутствие там, где он есть, или интерпретируют вещи, связанные, с тем или иным аспектом Эдипа каким-то иным образом.

Да, есть сфера лежащая по соседству от Эдипа, но она и по соседству, и где-то пресекается – это нарциссическое измерение. Ведь каждое принятие или отвержение родителей отражается на самоощущении и самопонимании (мне не нравится слово самооценка).

То есть, проходя через Эдип, человек познает реальность себя, как отдельного существа, других, как иных существ, неизбежность амбивалентности, отказывается от всемогущества, познает вину и желание репарации. При дальнейшем развитии эти понятия усложняются и приобретают значение моральных ценностей – уважения к другому и его выборам, пока это не становится слишком деструктивным, гуманность ( растет из вины и стремления к репарации), смирение перед ограничениями реальности, уважение границ (нет границ – грозит инцест). Этот список производных может быть продолжен.

Если же человек не проходит Эдип и как бы побеждает (эдипов триумф), он оказывается на вершине, но в одиночестве. Родитель того же пола уничтожен и не с кого брать пример, нет авторитета и покровительства, сметены преграды, но и защиты так же нет. К тому же, страх перед содеянным обрекает его на ожидание возмездия. Вина не пришла, но сильно выражен страх преследования. Если мать посылает сигналы своему сыну о том, что он более любим, чем отец, что он ей ближе и дороже, а отец особо не протестует, то это приводит к эдипову триумфу с его ужасающими для психики последствиями. Ведь этот закон – запрет на инцест (лежащий в основе Эдипа) вписан в природу человеческой психики (см. все работы про примитивные племена, у которых нет того, что мы называет культурой в цивилизации, но есть запрет на инцест). Такой победитиль чует, что что-то не так… и боится, боится и боится. Обладать другим родителем он тоже боится, потому что призрак убитого отца (или матери) преследует его. (Статуя Командора). Кстати, донжуаны часто получаются в результате эдипова триумфа.

Для девочки эдипов триумф грозит в том случает, если отец весь такой великий и обожает свою дочь-принцессу, а мать – служанка без прав и уважения.

Другая сруктурирующая функция Эдипа – это границы мужду поколениями. Дети и родители как бы изолированы, в чем-то их миры не пересекаются, у поколения есть гораницы. Поэтому, когда умирают оба родителя, человек может испытать экзистенциальный ужас. Тут структура такова: мир смерти небытия, потом “стоят” родители, потом ребенок и его поколение. Когда поколение, которое стоит за спиной и защищает следующее поколение от приближения к границе с миром мертвых, уходит в лице родителей, дуновение смерти становится более ощутимым. То есть, Эдип формирует границы не только внутри семьи и человеческих отрошений, но и организует психическое пространство за пределми семьи.

Очень давно один пациент сказал мне, что его не устраивает порядок вещей на этой планете, эти 24 часа в сутках и смена ночи и дня. Вообще ВСЕ органичения суть зло, ему не нужен потолок, любой потолок (в симвоическом смысле, как предел) – только условность, можно ВСЕ! Он сказал что-то типа того, что потолок мешает всем вам видеть звезды. Своих родетелй он считал не родными, хотя доказательств этого не было. То есть, он символически убил обоих родителей и стал равен богу, которому под силу скорректировать движение Земли и приблизить звезды.

На следующую сессию он принес сон: он лежит в своей квартире и вдруг потолок начинает рушится и он видит звездное небо, не секунду от залюбовался видом, хотя был в ужасе от масштаба разрушения своей дорогой квартиры. Но тут же началась настоящая катастрофа – с небо полетели метеориты, падая на его дом, на него, сметая и уничтожая все и всех.

Так его психика само дала ответ на его жалобы по поводу ограничений. Потолок оказался нужен (он не только ограничивает, но и защищает), а звезды хороши на большой дистанции и когда они не падают…

То есть, в каждом человеке представлены все фазы и формы Эдипа – гомосексальность, гетеросексуальность, любовь и ненависть, соперничество и любовь к врагу, стремление к познанию, знание о смертности и страх смерти, страх перед своими детьми, зависть к ним (ведь они могут свергнуть родителя) или решить свои задачи лучшим образом, ровно и как радость за детей с легкой грустью из-за понимания неизбежности смерти, то есть, расставания с ними. Внутри пары со здоровой сексуальной любвью, человек так же проялется во все многообразии – как он сам, как его гетеросексуальный двойник, как идентифицирующийся с родетелем свого пола и как идентифицирующийся со своим родителем противопложного пола. Как писал Кернберг – в постель ложится сразу 8 объектов – мужчина, женщина, их двойники (гетеросексуальные) и их родители.

Если видеть следы и нити, дуновения и производные от Эдипа, то вряд ли найдется область, где этот структурополагающий принцип, а так же – базовый принцип морали и идеологии отсутствует. Просто надо уметь это увидеть и тода можно распутать запутанные клубки без редукционизма, потому что мы говорим о символическом уровне, а не о конкретном. И важно не только признание того – что вот это выросло из Эдипа, важно проследить все фазы и дорожки, которые привели к тому, что мы пытаемся распутать. Заявить – это проистекает от Эдипа, не поможет, нужно показать как, вспомнить и прочувствоать – как это было у конкретного человека, с его особенностями и нюансами. Конечно, не из возраста от 0 до 5 вспомнить и перепрожить, а по более поздним событиям. Ну и ранние события, которые могут быть известны из семейных хроник, тоже могут пролить свет на многое.

Как мне сказал один психоаналитик: “Зачем нам искать что-то в прошлых жизнях, или в параллельных вселенных, если мы в этой не можем разобраться толком, даже если лежать на кушетке всю жизнь”. Он имел ввиду – работы столько на ограниченном рождением и смертью куске бытия, что не стоит бежать за ответами за пределы, все лежит тут, только нужно хорошо искать и быть человеком в человеческом срезе бытия.

 

Продолжение следует. А именно – как эти эдипальные законы формируют психоаналитическую рамку. В чем смысл сеттинга. И как дышать свободно, если вокруг столько границ.

Загрузка ...