ya-metrika

Лёгкая шизофрения

Л гкая шизофрения

Ещё в далеком 1933 году профессор П.Б. Ганнушкин в своей монографии, посвященной динамике и статике психопатий, мимоходом обронил термин “лёгкие шизофрении”. Является ли появление в монографии маститого учёного такого “странного” понятия следствием молодости на тот момент самого диагноза “шизофрения” и вольности обращением с термином или наоборот отражает хорошее знакомство Ганнушкина с текстами Блейлера, Креппелина (отцов шизофрении) и его интуицию прогрессивного клинициста? Об этом нам лучше расскажут историки медицины. Однако сегодня подобное словосочетание прозвучит скорее как оксюморон. Термин “лёгкая шизофрения” с высокой долей вероятности просто рассмешит психиатра современной отечественной школы или прозвучит для него как неграмотность. В любом случае понадобятся уточнения, что именно имеется в виду. Полиморфное психотическое расстройство, шизофреноформное расстройство, острый психотический эпизод – как разместить “лёгкую шизофрению” в пространстве МКБ? Ведь все указанные формы не являются или пока не являются шизофренией. Это всего лишь недоразвившиеся, подпороговые виды, жалкие тени болезни, которую считают королевой психиатрии – великой и ужасной Шизофрении. Шизофрения не может быть лёгкой! Она тяжёлая по определению – словно бы кричат СМИ в своих сенсационных репортажах о шизофрениках-убийцах и безумных гениях-параноиках, мечтающих погубить человечество. Шизофрения не может быть лёгкой – убеждают инструкции к нейролептикам, полные описаний возможных побочных эффектов от их приёма. “Примите Галоперидол на всякий случай”, – посоветовал психиатр одному моему пациенту, состояние которого было ему не совсем понятно, а один психоз в арсенале данного больного уже был.

 

 Это не означает, что душевнобольной не нуждается в психиатре. Скажем так: душевнобольной нуждается в психиатре не только, как в психофармакологе, но и как в исследователе, целителе, человеке с определённой позицией по отношению к душевной болезни. Если мы рассматриваем психоз только как нарушение сомы или только как следствие загадочного эндогенного “процесса”, мы исключаем душевную жизнь или даже духовное измерение болезни. Следующим логичным шагом в этом движении оказывается дегуманизация общения с психотиком и он становится для нас, согласно М.Фуко, не безумным, а не-разумным, “сельским дурачком” со способностями, ведь его разум поврежден на уровне физиологии.

 

  Диагноз Шизофрения влияет на специалистов помогающих профессий, как пугало, становится окончательным вердиктом, штампом о выписке из мира здравомыслящих. Тем самым, многие больные имевшие шанс на получение помощи, облегчение состояния, в конце концов – на будущее, лишаются этого шанса вследствие царящего предрассудка, преобладающей методики лечения и психиатрической монополии на психоз. Давайте попробуем изменить это положение вещей.

Загрузка ...