ya-metrika

Методы Юнгианского анализа сновидений

Методы Юнгианского анализа сновидений (2)

Основной гипотезой Карла Густава Юнга в рамках его теории сновидений была мысль о том, что душа в качестве саморегулирующегося организма компенсирует установку сознания противоположной бессознательной установкой. Исходя из этого, сновиденческая область является средством связи между сознанием и подсознанием, несет в себе функцию компенсации восприятия человека. Интерпретация этой области должна опираться на мифологию, поскольку сны говорят на символическом языке архетипов, объединяющих эти противоположные установки в целостные смысловые категории.

Юнг считал, что характерные архетипы проявляют себя в снах через символы или персонажей (это может быть и старец, и молодая девушка, и огромный паук, и т.д.), каждый из которых воплощает бессознательную установку, по большей части скрытую от сознания. Даже являясь неотъемлемой частью психики сновидца, они зачастую существуют автономно и воспринимаются сновидцем как внешние фигуры.

Юнг предостерегал аналитиков от слепого приписывания символам сна определенных значений без ясного понимания личной ситуации сновидца и, в связи с этим, описывал два подхода к символам сновидения: причинный подход и финалистический подход. В причинном подходе символ может быть редуцирован до определенных базовых тенденций. К примеру, до классических психоаналитических, где меч и змея являются фаллическими символами. В финалистическом же подходе интерпретатор сновидения задается вопросом: «Почему именно этот символ, а не иной?» и путем анализа свойств меча и змеи, находит дополнительные смысловые установки сновиденческих символов: меч – твердый, острый, неодушевленный и разрушительный, а змея – живая, опасная, ядовитая и скользкая.

Несмотря на то, что Юнг настаивал на универсальности архетипических символов (Анимуса, Анимы и Тени), его точка зрения была противоположна пониманию знака, который имеет однозначно определенное значение. Таким образом, Юнг отделялся и от прямолинейных мифологических интерпретаций сновидений, и от анализа Фрейда, видевшем «…в каждом продолговатом предмете видит пенис, а в каждом вогнутом – влагалище». Юнг настаивал на том, что символы никогда не должны сводиться к предопределенным концепциям, и успешность интерпретации будет зависеть от считывания контекста сновиденческой ситуации. Иными словами, сновидение следует понимать не просто как головоломку, предложенную сознанию бессознательным, или, тем более, как своеобразные «детекторы лжи», которые способны раскрыть нечестность сознательной установки. Сновидения, как и само бессознательное, говорят на собственном языке и могут содержать не только дикие вытесненные фантазии, но и важные сообщения, философские концепции, фабулы литературных произведений и даже телепатические прозрения.

Помимо этого, Юнг считал сны реакцией саморегулирующейся психической системы человека на его сознательную позицию, когда бессознательное дает знать о нарушении равновесия, подобно естественной реакции тела на переедание или недоедание: «Сны являются свидетельством (или, если угодно, симптомом) того, что индивид пребывает в разногласии с бессознательным, что где-то он сбился со своей тропы. В какой-то момент он стал жертвой собственных амбиций и нелепых прожектов, и, если он будет продолжать не замечать этого, пропасть будет расти, пока он не сорвется в нее».

«Дневная» жизнь человеческой души дополнена бессознательной, «ночной» стороной, которую человек воспринимает зачастую лишь как причудливую фантазию, отбрасывая ее «за угол», либо, находясь длительное время под впечатлением странных снов, в которых он испытывал противоречивые, взаимоисключающие эмоции – физическую боль и сексуальное возбуждение, чувство полета и ощущение краха собственных надежд, одним словом – все то, что представители материалистического монизма называют «чистой работой нашего мозга», не относящейся к каким-либо сознательным устремлениям. Основатели глубинной психологии взяли на себя смелость поспорить с этим утверждением и Юнг, отмечая безусловную важность сознательной жизни, настаивал на том, что нельзя недооценивать важность бессознательной жизни в сновидениях.

Сны выражают бессознательное. Сны – это динамическая мозаика, состоящая из символов, которые выражают движение, конфликт, взаимодействие и развитие великой энергетической системы бессознательного.

Каждое сновидение, как и история, сказка, роман, фильм, имеет в своей динамике развития последовательность структуры, а именно:

– экспозиция или начальная сцена, завязка сюжета, действия Эго-сновидца, действующие лица и пространственно-временные рамки.

– развитие сюжета или происходящие изменения сна, появление новых действующих лиц.

– кульминация или появление остроты переживаний сна, неожиданные ситуации, которые вызывают пик эмоциональности с положительным или отрицательным значением.

– развязка или разрешение ситуации сна, результат и разрядка.

Существует множество подходов и используемых методов к анализу сновидений, но во многом все демонстрируемые модели анализа используют повторяющиеся методы, такие как: ассоциации (линейные и циркулярные), амплификацию, анимацию, пространственно-временные рамки интерпретации сновидений: четыре времени, три пространства, идентификация с объектом сна.  Именно эти методы мы рассмотрим в этой части моего эссе.

 Функции сновидений.

К.Г.Юнг относился к снам, не как к бессмысленному набору ряда сюжетов и картинок, звуков, ощущений, говоря о важных функциях сновидения, а именно:

– регулируют баланс внутреннего душевного равновесия.

– снимают эмоциональное напряжение, которое в реальной жизни сновидца по тем или иным причинам заблокировано.

– способствуют внутренней трансформации, развитию сознания и осознания происходящего.

– являются курьером, который передает послания от инстинктивных к рациональным частям разума.

 

Персонажи снов в рамках юнгианской аналитической концепции.

Во время сна сновидец получает информацию через так называемые символы, знаки, которые обладают эмоциональным зарядом. Каждый символ имеет множественность значения и именно поэтому при работе со снами необходимо расшифровать скрытый от сновидца смысл бессознательного знания, не только индивидуального, но и коллективного разума, символы которого являются архетипами.  Каждый объект сна может отражать объективную реальность происходящего, неосознанного внутреннего конфликта личности сновидца и часть его структуры личности.

Эго.

Это образ реального «Я» сновидца, который по своим стратегиям поведения, действий, реагирования похож на реальные модели поведения в жизни.

Персона.

Архетип маски, которую демонстрирует сновидец социальному окружению через поведение, атрибуты имиджа, одежды, презентации себя в социально приемлемом качестве, качестве, в котором сновидец хотел бы быть воспринятым окружением.

Тень.

 Это теневой инстинкт личности, который не принимается человеком и чаще всего не осознается, а проецируется на окружающих людей. Во время сна Тень может проявляться через персонажи окружающего, предметы, животных, насекомых, людей.

Анима и Анимус.

Архетипы женского начала в мужчине и мускулинного в женщине, что проявляется во сне и может отражать отношение с противоположным полом, отзеркаливая внутреннюю мужскую или женскую часть личности.

Самость.

Самый глубокий и сложный архетип духовного мира человека, отражающий глубину духовных традиций, который проявляется во сне в виде ритуальных символов, рисунков, мандал, духов, космических, Вселенских сюжетов. Общим для таких сюжетов являются круглые и четверичные очертания. Главный архетип трансформации личности и индивидуации, обретения себя настоящего и способности соединить бессознательное и сознательное знание о себе.

  • Ассоциации. Линейные и циркулярные

Расшифровка сновидения начинается через поиск ассоциативных связей с символами сна сновидца, через ассоциации со словами, мыслями, чувствами образа сна.

Для каждого возникшего во сне символа бессознательное готово предоставить нам ассоциации, которые объясняют его значение. Бессознательное содержит в себе информацию по каждому порожденному им символу, следовательно, символический язык бессознательного можно расшифровать. Решение наших проблем начинается с осмысления ассоциаций, которые непроизвольно возникают у нас в качестве реакции на появление символов.

При работе с ассоциациями мы начинаем с чувств, эмоций, которые мы испытываем на тот или иной образ сна и исследуем временные рамки ассоциативных связей. Мы задаем себе вопросы:

– Какое чувство у меня было во время сна и после пробуждения?

– Какое чувство я испытываю, когда рассказываю сон?

– Что напоминает мне это чувство в настоящем?

– Что напоминает мне это чувство в моем прошлом, детстве?

Далее нам необходимо выделить отдельно взятые образы и к каждому из них составить список ассоциаций, ответив на вопросы:

– На кого похож данный персонаж, образ сна?

– Что мне данный персонаж, образ сна напоминает из настоящего или прошлого?

Здесь мы можем пойти по цепочке ассоциативных связей, двигаясь от простого, возникшей в самом начале ассоциации к более глубоким ассоциациям образа, когда предыдущая ассоциация рождает последующую. Это и есть линейные ассоциации, которые продвигают нас к наиболее глубокой, эмоционально заряженной ассоциативной связи с нашим внутренним миром.

При анализе с помощью циркулярных ассоциаций мы не двигаемся от ассоциации к ассоциации, а описываем ассоциативное значение образа или персонажа сна, задавая простой вопрос:

– На кого, на что похож данный символ или образ? А на кого или на что еще, еще, еще?

 Амплификация

Когда человек находится в возрасте пятидесяти лет, то только одна часть его существа имеет полувековую историю. Другая часть, которая тоже живет в его психике, может иметь историю в миллионы лет. Юнг говорит, что у каждого человека есть две души: личная и коллективная, что в каждом из нас живет миллион летний человек и этого миллион летнего человека мы может осознать, найти, почувствовать в процессе амплификации.

Процесс амплификации – это процесс расширения через использование коллективного опыта знаний, мифов, легенд, сказок, исторических параллелей. Амплификация  – это дорога познания нашего коллективного бессознательного, архетипического содержания многовековой истории человечества, обретение мифологического смысла нашего духа и многомиллионного человеческого существа внутри нас.

В процессе амплификации мы задаемся вопросами:

– Что значит этот образ не лично для меня, а для всех людей, которые живут?

– С какими героями сказок, мифов, легенд у нас ассоциируется этот образ сна? Какими качествами обладает этот персонаж?

– В каких фильмах мы встречали похожие на образ персонажи? Какими качествами обладает этот персонаж?

– В каких книгах мы встречали похожие на образ персонажи? Какими качествами обладает этот персонаж?

– Как эти найденные образы могут быть связаны с нами в прошлом и настоящем времени, с ситуацией и т. п.?

 Анимация

 Процесс анимации, как еще один из методов анализа сновидений был предложен американским аналитическим психологом Джеймсом Хиллманом, основателем архетипической психологии. Основная идея процесса анимации состоит в том, что анимация или живой контакт и развитие этого контакта помогает осознанию образа сна. Есть два варианта анимации. Первый, когда мы возвращаемся в сон, представляя тот или иной образ сновидения, усиливаем субмодальности сновидения и образа, оживляем картину чувств и  получаем мудрость опыта этого образа. Мы представляем, как если бы этот сон происходил сейчас с нами. Мы погружаемся в глубокий диалог с образом сновидения. Вернувшись в сон и вступая в контакт с образом сновидения, мы задаемся вопросами:

– Что значит для меня этот образ?

– Чему этот образ меня хочет научить?

– Что этот образ хочет подсказать мне?

– Какую мудрость для меня несет этот образ?

– Что хочет мне сказать образ сна?

Второй вариант анимации связан с нашей идентификацией с образом сновидения. Мы становимся образом сна, впускаем его в свой внутренний мир представлений и переживаний, двигаемся, чувствуем, размышляем, как он. Наша задача ощутить и понять послания этого образа для нашей жизни.

 Четыре времени

Работая со сновидениями, мы можем использовать временные рамки прошлого, настоящего, будущего и вечного. Это похоже на созданный К.Г. Юнгом аналитический стульчик, где есть три точки опоры «там и тогда», «здесь и сейчас», «там и теперь», «всех и всегда». Таким образом, мы берем временные рамки и через них анализируем ситуацию и сон сновидца. Наша задача состоит в создании условий для перемещения смыслов образа сновидений через временные порталы. Исследуя настоящее, мы задаемся вопросами:

– О чем говорит мое сновидение в моей настоящей жизни?

– Что хочет подсказать сновидение в моем настоящем?

– Какие внутренние смыслы дает мне это сновидение в моей жизни сегодня?

– Какие противоречия проявляет сновидение в моей настоящей жизни?

Исследуя прошлый опыт человека, и соединяя его через причинно – следственные связи, мы можем выйти на детские переживания, травмирующий опыт. Мы выстраиваем ассоциативные связи образа сновидения с нашим прошлым. Кроме этого, отправляясь в путешествие нашего далекого прошлого, мы можем найти связи образа сновидения с коллективным, мифологическим разумом, опытом данного наследия предков.

Исследуя будущее, мы можем провести параллель сновидения из настоящего в будущее, задав вопросы:

– О чем может говорить мне этот сон для моего будущего?

– О чем меня предупреждает сновидение?

– Если этот сон из будущего, то о чем мне он говорит?

Исследуя вечное, мы погружаемся в наши ценности, смысл нашей жизни, в понимание того, что после жизни, есть нечто иное и наш индивидуальный опыт останется в опыте коллективного разума. Мы задаемся вопросами:

– О чем говорит сон, если это смысл жизни?

– О чем неизменно вечном человечества рассказывает нам сон?

 

Здесь я описал всего лишь четыре метода в подходе к анализу сновидений из того огромного множества, которое есть в настоящем.

Приятной практики! 

 Используемая литература:

[1] Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: ее теория и практика. Пер. с англ. В. И. Менжулина. – М: АСТ, 2009.

[2] Розин, В.М. Психология: теория и практика. – СПб.: Дрофа, 2009.

[3] Роберт Алекс Джонсон. Сновидения и фантазии. Анализ и использование. Refl-Book ВАКЛЕР, 1996.

[4] Роберт Алекс Джонсон. Сновидения и фантазии. Анализ и использование. Refl-Book ВАКЛЕР, 1996

[5] «Юнг говорит». Ред. Уильям МакГуайра и Р.Ф.Халл. 1936.

Загрузка ...