ya-metrika

Миф о Богатыре и Берегине. Опасности гендерной социализации

Указания о том, как «правильно» воспитывать детей разного пола, встречаются в педагогических трудах от Античности до наших дней. Обоснования этих различий всегда лежат в сфере «природности»: древние философы указывали на «неразвитость» женской души, современные – на «эволюционную приспособленность» мужчин к охоте, а женщин – к собирательству и уходу за потомством.

Не по природе

«Гендерный вопрос» – одна из наиболее ярких иллюстраций явления интериоризации. Новорожденный ребенок не ощущает себя ни девочкой, ни мальчиком – ему сообщают об этом взрослые. Они же подробно объясняют, что следует, а чего не следует делать, чтобы соответствовать «правильной» полоролевой модели.

Любопытно, однако, что «традиционный» гендерный подход в упор не видит противоречия между тем, что «мужские» и «женские» качества настоятельно рекомендуется формировать с раннего детства1, и тем, что происхождение этих качеств продолжает упорно приписываться биологическим причинам.

Казалось бы, если некая характеристика является врожденной, то «воспитывать» ее в человеке нет никакой нужды – напротив, придется потратить много сил на то, чтобы ее хотя бы частично замаскировать.

Так происходило, к примеру, с леворукостью – в те времена, когда она считалась «неправильной», педагоги прибегали к серьезным ухищрениям, чтобы «приучить» детей писать правой рукой – вплоть до привязывания к рукам линеек и ударов по пальцам при попытках писать по-своему. Тем не менее, «переученные» в детстве левши часто жалуются на то, что, хотя пишут они действительно правой рукой (и, как правило, обладают ужасным почерком), все остальные предметы – ложку, инструменты, иголку – они по-прежнему держат левой.

С «врожденной» мужественностью и женственностью все, казалось бы, должно быть примерно так же. Но нет, огромное количество людей (и среди них, к сожалению, немало психологов и педагогов) продолжает утверждать, что «неправильное» современное воспитание привело к тому, что кругом слишком много «женоподобных мужчин» и «мужеподобных женщин».

Следом обычно идут советы родителям о том, как не допустить подобного смешения ролей у собственных детей. Простой мысли о том, чтобы отказаться от очевидно неработающей парадигмы деления психических качеств на «мужские» и «женские», там, разумеется, нет.

Подводные камни в наследство

«Традиционный» подход к гендерному воспитанию таит в себе много опасностей, серьезно осложняющих жизнь представителям обоих полов. Для мужчин следование модели «правильной маскулинности» несет следующие риски:

  • Запрет на выражение эмоций ведет к накоплению «неотреагированных» чувств, провоцирующему проблемы и с психологическим, и с физическим здоровьем.
  • Поощрение рискованного поведения увеличивает число смертей подростков и молодых мужчин. Причина – бессмысленные проверки «на слабо» и страх выглядеть «трусом» в глазах окружающих.
  • Ориентация на иерархию и соревнование превращает жизнь в бесконечную гонку, в которой нет возможности ни остановиться, ни даже по-настоящему выиграть – всегда найдется кто-то успешнее и сильнее.
  • Непринятие слабости приводит к тому, что любое несоответствие образу «сильного мужчины» – болезнь, неудача, потеря работы и т. д. – приводит к краху самооценки и сильнейшему стрессу.
  • Запрет на заботу о себе не позволяет признать важность регулярного отдыха, профилактических (а иногда и экстренных) визитов к врачам и т. д., что приводит к росту заболеваний, их поздней диагностике и возникновению осложнений.
  • Невозможность выстроить партнерские отношения в традиционной модели с «добытчиком» и «хранительницей очага», с одной стороны, отсекает возможность выстроить эмоциональные связи с семьей и детьми, а с другой – налагает единоличную ответственность за финансовое обеспечение семьи, зачастую оказывающуюся неподъемной.

Для женщин ситуация во многом зеркальная, но последствия во многих случаях оказываются гораздо тяжелее:

  • Запрет на агрессию приводит к перенаправлению «негативных» чувств – злости, ярости, гнева – на самих себя, что выливается в различные формы саморазрушающего поведения, депрессии, неврозы и т. д.
  • Поощрение зависимого поведения искажает социальное взаимодействие, заставляя воспринимать других женщин как конкуренток в соревновании за внимание мужчин, а самих мужчин – как источников социальных или финансовых ресурсов.
  • Ориентация на отказ от карьеры в пользу репродуктивного труда серьезно ограничивает возможности финансовой независимости и становится предпосылкой для вовлечения в различные виды домашнего насилия.
  • Навязывание стандартов «красоты» нарушает самооценку, порождает различные формы дисморфофобии и расстройств пищевого поведения.
  • Ограничение видов физической активности снижает шансы на самозащиту при нападении, ограничивает возможности самореализации в спорте и в профессиональной деятельности.
  • Закрепление выученной беспомощности порождает патологическую неуверенность в собственных силах, страх выхода из отношений (даже если они принимают насильственную форму), невозможность взять на себя ответственность за собственную жизнь.

Противопоставить разделению людей на «правильных» и «неправильных» мужчин и женщин можно только одно – критическое отношение к традиционному гендерному подходу. Это означает принятие простого факта: индивидуальные особенности каждого человека невозможно, да и бессмысленно пытаться втискивать в рамки маскулинности или фемининности.

Каждая и каждый из нас – это целый мир, огромная вселенная, в которой есть место не только Марсу и Венере, но и Земле, и Плутону, и загадочной Альфе Центавра и далеким неизведанным галактикам…

 


Источник:

  1. Пецкова Л. Г. Формирование гендерного поведения у детей в дошкольных организациях // Международный студенческий научный вестник. 2018. № 3 (5). URL: eduherald.ru/ru/article/view?id=18450 (дата обращения: 01.03.2019).
Загрузка ...