ya-metrika

«На моих глазах разбился человек!»

Здравствуйте! Никак не могу избавиться от чувства смятения, неправильности жизни. Недавно мне пришлось наблюдать, как с соседнего балкона выбросился мужчина средних лет. Разбился человек! Мы с мужем стояли на своем балконе: вечер теплый, лето, дети уже спят. И вначале услышали женский голос: «Кто из нас мужик? Кто, если не ты?», ругань, многие слова ветер доносил обрывками. А потом что-то темное пролетело вниз и тапочки следом. Это был шестой этаж, мужчина не выжил… Страшно, когда смерть так близко от тебя. Как избавиться от тревоги? Волнует, что то же самое может произойти и с моим мужем, сыном?
Татьяна, 47 лет

Смерть вообще всегда близко – в криминальных новостях, в пронесшейся мимо скорой помощи, в фотографиях предков в семейном альбоме, в рекламе служб ритуальных услуг, в мертвом голубе на дороге, даже – в падающем осеннем желтом листе…

Когда-то чума «выкашивала» пол-Европы, мировые войны уносили десятки миллионов жизней, цунами, землетрясения, техногенные катастрофы по сей день способны уничтожать людей тысячами без разбора и всякой возможности для ума зацепиться хотя бы за самую абсурдную логику объяснения происходящего – «за грехи страны», «таков высший промысел», «все это испытания климатического оружия», «ради блага будущих поколений».

Десятки, сотни, тысячи таких поколений людей уходят в прошлое как пыль, сдуваемая ветром. Еще всего три-четыре века назад возраст 40–50 лет считался редким долгожительством. Еще сейчас гематологические отделения детских больниц переполнены умирающими от лейкозов крохами и матерями, спящими на стульях у их кроваток без всякой надежды на лучший исход. Еще сейчас только набирает обороты новая форма «туризма» – для проведения эвтаназии в страны, где эта процедура стала легализованной. Еще сейчас центральные телеканалы то и дело сообщают об очередном больном раком, заслуженном пенсионере, застрелившемся в Москве (!) из-за невозможности получить наркотическое обезболивающее.

Количество одних только завершенных суицидов в России сравнимо с количеством жертв ДТП на дорогах страны – 15–18 тысяч в год.

А вы говорите – «теплый летний вечер… тапочки следом полетели…». Только не подумайте, что я выражаю сарказм, иронизирую или пытаюсь обесценить вашу тревогу. Наоборот, я хочу показать вам вашу невротическую тревогу, объяснить, что такая тревога возникает лишь тогда, когда «слетает» психологическая защита, установленная с детства и повседневно защищающая сознание от подобного восприятия мира.

Точно так же она «слетает» у огромного числа людей, бросающихся проводить МРТ головного мозга сразу после трагической смерти Жанны Фриске от злокачественной опухоли. Сметающих йод в аптеках при сообщении в желтой прессе о якобы радиационной угрозе. Оплачивающих сверхдоходы фармкомпаний при покупке дорогих пустышек под видом антивирусных препаратов во времена чуть ли не специально нагнетаемой паники перед «ужасными эпидемиями» то птичьего, то свиного гриппа, то атипичной пневмонии и т. п.

С рациональной точки зрения не стоит бояться, что «смерть так близко от тебя», когда она в тебе уже с самого рождения.

При появлении на свет ты уже начинаешь свой путь к ней, и лишь у кого-то этот путь короче, а у кого-то длиннее. Не стоит бояться, что «то же самое может произойти с твоим мужем или сыном», когда и в зале бракосочетаний, и при выходе из роддома вполне логично задуматься, что это совершенно несомненно с ними когда-то произойдет. Все дело в том, что об этом просто не думается, пока от подобных дум сознание защищено надежной психологической защитой, однако однажды теплым вечером… при определенных обстоятельствах эта защита, оказывается, может дрогнуть.

Современной науке уже известно, что такое происходит не со всеми, а лишь с теми, кто изначально, то есть конституционально, генетически имеет повышенный уровень тревожности.

Обычно она проявляется в виде чрезмерной эмоциональной чувствительности, ранимости, лабильности, мнительности, внушаемости. В конечном итоге связана с низким порогом тревожного реагирования и недостаточной стрессоустойчивостью.

Вы легко можете обнаружить, что кто-то из ваших родителей, в крайнем случае дед или бабушка, был человеком чрезмерно эмоциональным. Либо очень боязливым и беспокойным, либо раздражительным и гневливым, либо нервным и истеричным, либо социально или творчески неудержимым, но так или иначе – не спокойным и не уравновешенным.

А у вашего мужа, например, такой наследственности могло не быть. И на следующий день, а может, уже через час он забыл этот злосчастный эпизод, по сути ввергший вас в состояние тревожного невроза.

Вам лишь показалось, что причиной всему был наблюдаемый суицид. Он не был причиной. Он был только провоцирующим фактором, «последней каплей, прорвавшей плотину» сдерживаемой тревоги.

Однако это не проблема. Как вы понимаете, сколько эмоциональных натур с повышенной тревожностью и недостаточностью психологических защит от ее «прорывов» в сознание, столько таких неврозов. Справиться с ними самостоятельно не всегда возможно, если уже не помогает расслабляющий отдых, спорт, работа, творчество и отвлечение внимания на что-то приятное и интересное.

Важно не пропустить нередко внезапно «включающуюся» при таких переживаниях депрессию. Лучше обратиться к грамотному психологу или врачу-психотерапевту, всегда имеющему достаточный набор как медикаментозных, так и не медикаментозных средств для преодоления любых невротических расстройств и реакций.

Загрузка ...