ya-metrika

Надежда для Евы

Надежда для Евы (2)

Шум дождя — это песня любви, песня перерождения, бесконечной реинкарнации миллиона капель, изменения их формы и состояния. История их путешествия по морям, рекам, человеческим телам и стеблям растений, поднятия на небеса и возвращения на Землю. Капля не думает, как ей лучше — льдинкой, снежинкой или туманом. Она просто есть. И Надя просто была, лежала в уютной кровати, наслаждаясь колючим теплом еще советского одеяла из верблюжьей шерсти. Вдыхала влажный, прохладный воздух с запахом готовящихся распуститься почек и лесной хвои, слушала скрежет ветвей об оконное стекло и песню, что дарил ей из своих шорохов старый дом.

Надя не заметила, как уснула, и ее размышления плавно перешли в сон. О ее молодости и днях, проведенных в таком же месте, где-то здесь. О ее радости: в этих днях было много солнца, света, и тогда еще длинные ее волосы развивались на ветру. Она каталась на качелях, и кто-то, такой же звонкий и молодой, катался рядом с ней. Полупрозрачная, скрытая за солнечными лучами, женская фигура. Девушка смеялась, и их смех сливался воедино, путаясь в ветвях деревьев и поднимаясь к облакам.

Солнечные лучи были повсюду, и они гладили ее щеки, губы, скользили по кистям рук и терялись в волосах. Надя проснулась и, открыв глаза, сразу зажмурилась. Вся комната была залита светом, и ей потребовалось время, чтобы привыкнуть к его сиянию. Был рассвет, и Надя видела, как по окрашенной в белую краску двери скользили розово-багряные лучи. Она чувствовала себя удивительно хорошо, отдохнувшей и легкой. Словно перышко. Она даже испугалась, не умерла ли раньше времени, так хорошо ей было. Надя встала босыми ногами на окрашенный пол, с удивлением осмотрела свои руки и даже ощупала себя, чтобы убедиться, что она еще здесь, на Земле, и что она соткана из плоти, а не из лучей и кислорода. Убедившись, что все еще жива, она по-новому, с любовью, погладила себя по рукам и бедрам, провела рукой по животу, груди и шее, запустила обе кисти в волосы и взъерошила их. Она благодарила свое тела за тот путь, что они прошли вместе. За те миллиарды микроскопических процессов в день, и все ради того, чтобы она жила, дышала и улыбалась. Ее тело смогло выносить ее дочь, поэтому Надя еще раз с благодарностью и любовью обняла себя за плечи и, привстав на носки, закружилась в немом танце, а наткнувшись на тумбочку, рассмеялась. Синяк!

У нее будет синяк. Она определенно живет и, возможно, даже увидит, как ее тело его обесцветит, загладит и исцелит поврежденный участок ткани. Вот бы и болезнь появилась просто, как предупреждение, сигнал: «Надя, тебе здесь больно, здесь твой острый угол, будь внимательнее к себе и к тому, что происходит вокруг тебя». И после того, как она осознает и потрет место ушиба рукой, тело бы сказало: «Хорошо, контакт установлен, ты меня услышала». И принялось бы исцелять ее болезнь. Но нет, уже поздно, она слишком долго не хотела себя слушать.

Это отрывок из моего терапевтического рассказа ” Надежда для Евы”

https://yapishu.net/book/208538?fbclid=IwAR23RztOHqdYxImKd733DVu5qQ53iJvhLc8Bs2n52W0_f8SiVOvWJH32Iy8

Загрузка ...