ya-metrika

Нарцисс

Нарцисс (2)

🌸 Н А Р Ц И С С 🌸

«Обратная сторона луны…»

Нарциссизм – мейнстрим в поп-психологии нашего времени. Одно только словосочетание «перверзный нарцисс» бросает в дрожь и приводит в состояние «боевой готовности» особо чувствительных персон. Кажется, что спустя совсем немного времени в народной молве будет рождён сказ о злодее, нареченным сим зловещим именем – «Нарцисс».

Делают ли «махровые» нарциссы нам больно? Да, безусловно. Является ли взаимодействие с некоторыми из них патологичным? Конечно. Сталкиваемся ли мы с бессилием и жаждой прекратить отношения с ними? Часто, да.

Между тем до того, как принято решение – уйти или остаться, давайте заглянем в закулисье нарциссического опыта.

Опуская трактат с мифом о Нарциссе, отмечу истоки формирования нарциссической структуры личности.

В психологии говорят о так называемой «нарциссической травме», подразумевая детей, которые оказались в условиях покинутости или отвержения (как реального, так и эмоционального) со стороны значимых родительских фигур.

Это рано повзрослевшие дети, научившиеся быть эффективными. Их фокус внимания прикован к основной цели – достигать. Кажется, что если он постарается еще немного, то вот-вот получит в ответ искомую любовь, заботу и принятие. Однако их порок – ненасыщаемая «нарциссическая дыра», и даже если кто-то будет готов разделиться с ними тепло и близость, они не смогут их принять, отвергнув или вовсе даже не заметив.

В результате травмы развития (травмы брошенности) ими хорошо был выучен урок о сильной боли в отношениях и, чтобы избежать повторной травматизации, они будут использовать «механизм опережающего отвержения».

Нарциссическая травма также образуется в результате навязывания ребёнку образа идеальной самоидентичности («Я»), когда родитель видит ребёнка не таким, какой он есть, а игнорируя его чувства, делает его пластичным, послушным, удобным. Такие дети часто отрабатывают несбывшиеся завышенные ожидания родителей (посыл родителя – «у меня не получилось, а ты должен!»). Дети часто оказываются в заведомо проигрышной позиции, поскольку их начинают сравнивать с недостижимым идеалом («бери пример с…», «будь таким, как…»). Безусловно, каждый родитель мечтает о лучшей судьбе для своего ребёнка, но эта интенция хороша, пока есть баланс в эмоциональных отношениях.

«Залипание» в нарциссическом (а точнее, контрзависимом) векторе происходит и в подростковый период, когда в процессе сепарации от семьи, подросток вместо любви и принятия получает лишь гиперконтроль.

Главный эмоциональный фон нарцисса – стыд, зависть и разочарование. И это несмотря на то, что многие их них весьма успешны и вызывают восхищение окружения.

Вся среда нарцисса пропитана стыдом. При патологической форме стыда («белый» стыд), человек ощущает себя ничтожным, о чем ему неустанно вторит голос внутреннего критика. Но что ещё наиболее характерно для нарцисса, так это отчаянная попытка вытеснить это стыд (говорят о «страхе стыда»).

Зависть (часто неосознаваемая) лежит в основании склонности к осуждению, обесцениванию себя и других.

Разочарование нарцисса безутешно, поскольку нет такого опыта в детско-родительских отношениях. И теперь он избегает формирования малейших привязанностей (в отношениях «игра в догонялки»).

В арсенале нарцисса уйма психологических защит, главная из которых – «идеализация-обесценивание». В контакте с другим перманентно срабатывает «закон сообщающихся сосудов»: при идеализации себя, значимость другого в отношениях обесценивается, и наоборот.

Еще один надёжный щит – перфекционизм. В стремлении к недостижимому идеалу он надеется на грандиозный исход, а в случае провала – его поджидает депрессивный. Сколь символично резонирует с портретом нарцисса избираемый им способ свести счёт с бренностью своего существования – падение вниз с огромной высоты (забраться на вершину – глубокое падение).

Нарцисс склонен к гиперконтролю, и за собой он наблюдает со стороны (эготизм).

Он весьма одарён, имеет развитую способность чувствовать, что хотят другие. Но внутри он одинок, грустен, со своим хрупким миром. Он скрывает свою нуждаемость быть рядом с другим.

Ему почти неведомы опыт раскаяния и благодарности, и при этом сохраняются сильные ожидания от другого. Но приближаться к нему можно только маленькими шагами, иначе – «след его простыл».

Что мы чувствует в отношениях с нарциссом (контрперенос)? С одной стороны, обожание и восхищение, а с другой – скуку, раздражение, стыд, унижение. В фоне отношений вместо приближения на горизонте часто маячит тема зависти и конкуренции. Это сигнал остановиться. Лучше спросить, «чем я тебя так ранил?»

Он всегда в бегах от близости, поскольку очень устал, что от него всегда что-то хотят. Важно бережно обращаться с его стыдом. На вопрос «Что ты мне можешь дать?», он, скорее, подсунет деньги, знания, умения, но подарить частичку себя ему невыносимо – он не знает своей ценности.

Нарцисс склонен к расщеплению: провокация на критику либо похвалу. Необходимо поддерживать его уважение к себе и создавать опоры в отношениях. Важно вспоминать значимые моменты, чтобы он мог хоть немного закрыть крышечку (ассимилировать) и присвоить ценность в отношениях, которая возникает, только когда есть риск её утраты.

При всей внешней контрзависимости, он очень зависим от того, что о нем скажут. Но важно, чтоб он признал не саму оценку, а то, что с ним рядом были, слушали, говорили, не бросали.

Когда он просит нашей оценки, мы говорим «Тебе интересно, что я скажу?» С ним важно делиться чувствами («мне больно, что ты так обесцениваешь себя») – мы показываем, что вокруг него есть люди, которым он небезразличен.

Этот текст не призыв, а повод задуматься.

Загрузка ...