ya-metrika

Не пугайтесь черных лебедей

Как самостоятельная наука психология выделилась из философии лишь в конце XIX века, и первые труды были написаны в основном философами. В ХХ веке психология превратилась во вполне респектабельную профессию, и книги принялись писать дипломированные психологи.

В наши дни книги о человеческой натуре пишут не только психологи. Причем самые яркие сочинения удаются авторам весьма далеким от академической науки. Одна из таких сверхновых звезд — американец ливанского происхождения Нассим Николас Талеб.

Кто такой Талеб?

Этот знаменитый биржевой игрок, чьи интересы выходят далеко за пределы банальных торгов на фондовом рынке, сегодня, пожалуй, один из наиболее известных интеллектуалов в мире. Этому, безусловно, способствует то обстоятельство, что стратегии, о которых он пишет в своих книгах, привели самого автора к материальному благополучию.

И, как отмечает Талеб, те правила, которые работают на бирже, работают и в любой достаточно сложной системе, где возникает фактор случайности. Главная из этих систем, собственно, — человеческая жизнь, наша судьба со всеми ее взлетами и падениями.

Откуда взялся черный лебедь?

Идеология современного прагматичного мира построена на нескольких мифологических предпосылках. Важнейшая из них состоит в том, что личные усилия, трудолюбие и талант неизбежно ведут человека к успеху. Талеб заставляет в этом усомниться. В своей первой книге «Одураченные случайностью» он демонстрирует то, как случай вторгался в человеческие дела, на материале, знакомом ему по его профессиональной деятельности. В «Черном лебеде» он развивает свои идеи глубже и шире.

Основная идея — это существование «черных лебедей» — событий возможных, но никем не ожидаемых.

Восходит подобное название к тезису шотландского мыслителя Дэвида Юма:

«Никакое количество белых лебедей не может быть достаточным основанием для вывода, что все лебеди белые. Но одного черного лебедя достаточно для того, чтобы опровергнуть это положение».

Талеб начинает свою книгу с рассказа о том, что до открытия Австралии люди в Старом Свете считали, что все лебеди — белые, и в этой вере нет ничего удивительного, так как она полностью подтверждалась наглядными свидетельствами. Открытие первого черного лебедя было большим сюрпризом для орнитологов, но главное, по словам Талеба, в истории не это. Она иллюстрирует жесткую ограниченность нашей способности учиться на основании опыта и хрупкость нашего знания.

«Черный лебедь» — это событие, которое имеет три следующих свойства:

  • оно необычно и лежит за пределами наших ожиданий;
  • последствия этого события очень велики;
  • несмотря на нерядовой характер этого события, природа нашего разума заставляет нас придумать ему такие объяснения, что задним числом оно выглядит объяснимым и предсказуемым.

Небольшое количество «черных лебедей» объясняет, по словам Талеба, почти все свойства нашего мира: успех идей и стран, динамику исторических событий, личную историю людей. Более того, по мнению Нассима Талеба, с ходом истории, от каменного века до наших дней, частота «черных лебедей» растет, и жизнь становится все более непредсказуемой. Центральной идеей своей книги Талеб считает нашу слепоту относительно случайности, особенно относительно больших событий.

Учить осла говорить?

Жизнь — это кумулятивный эффект нескольких значительных событий. Талеб предлагает мысленный эксперимент: рассмотреть свою собственную жизнь и изучить роль в ней непредсказуемых внезапных событий с огромными последствиями. Много ли технологических перемен пришли именно в тот момент, когда вы их ожидали? Вспомните в своей жизни моменты выбора профессии, встречи спутника жизни, смены места жительства, предательства, внезапного обогащения и разорения — как часто такие вещи случались тогда, когда вы их запланировали? Помните поговорку? «Расскажи Богу о своих планах — пусть он повеселится». Она об этом.

По Талебу, логика «черных лебедей» делает то, что вы не знаете, гораздо более важным, чем то, что вы знаете. Большинство «черных лебедей» случились только потому, что были неожиданными. Невозможность предсказать масштабные события делает нереальным, по Талебу, предсказание хода истории. Однако мы действуем так, как если бы могли предсказывать исторические события и даже более того — менять ход истории.

Поскольку «черные лебеди» непредсказуемы, мы должны приспособиться к их существованию, а не наивно пытаться их предсказать. Хорошим примером использования «черных лебедей» в своих целях является известная история про Ходжу Насреддина и его осла. Он не пытается предсказать будущее, а только знает, что за 20 лет случится какой-нибудь «черный лебедь», который избавит его от необходимости учить осла говорить.

А чему учиться нам?

Другим важным обстоятельством, по Талебу, является склонность людей учиться частностям, а не общим закономерностям. Чему люди научились благодаря 11 сентября 2001 г., вопрошает он? Научились ли они тому, что некоторые события, определяющие жизнь, находятся далеко за пределами царства предсказуемого? Нет. Обнаружили ли они дефект во встроенной в нас общепринятой мудрости? Нет. Так чему же они научились?

Они научились конкретным правилам избегания появления террористов в самолетах и охраны высотных зданий. Талеб предлагает следующий софизм: мы не способны сами по себе научиться тому, что мы не учимся тому, что мы не учимся. Особенность наших умов состоит в том, что мы учимся фактам, а не правилам, и в силу этого нам особенно трудно обучиться метаправилам (например, тому, что нам плохо даются правила), полагает Талеб.

Книга состоит из введения и четырех частей. В начале Талеб дает свою интерпретацию истории. Главная ее характеристика — непрозрачность. История предстает как черный ящик, на входе и выходе которого — конкретные события, но реальные взаимосвязи между ними так и остаются неизвестными. Однако имеется иллюзия понимания истории, связанная с тремя причинами:

  • 1. Мир гораздо сложнее и случайнее, чем мы себе это представляем, однако мы убеждаем себя, что мы способны его понять, и игнорируем то, что мы считаем неважным.
  • 2. Ретроспективное искажение: мы воспринимаем события постфактум и через призму наших предубеждений, отфильтровывая важную информацию.
  • 3. Гипероценка фактической информации: люди переоценивают информацию и полагают, что те факты, свидетелями которых они стали в прошлом, ведут к универсальным выводам о будущем.

Когда мы все же стараемся учесть неопределенность в наших моделях, мы подвержены туннельному восприятию, которое состоит в попытках завернуть неопределенность в оболочку понятных теорий. Это дает нам ложное ощущение безопасности и делает более уязвимыми для «черных лебедей».

«Черный лебедь» — это не просто маловероятное событие, это то, о возможности чего мы даже не могли подумать.

Следующий источник заблуждения — ошибочное подтверждение. Оно состоит в том, что отсутствие свидетельств о чем-либо мы принимаем за свидетельство отсутствия, в результате чего «черный лебедь» подкрадывается к нам незаметно. Мы слишком уверены в своей правоте и слишком быстро сбрасываем со счета то, что, как нам кажется, может быть легко опровергнуто.

На кого похожи люди, недооценивающие «черных лебедей»? На тех, кто переходит автомагистраль, на которой обычно не случаются ДТП, с завязанными глазами. Мудрый и проницательный мыслитель, Талеб не столько «открывает глаза», сколько предлагает очевидно более выигрышную стратегию.

Пожалуй, это книга, которую лучше читать в юности, когда ставки еще только делаются. Впрочем, свежий взгляд на свою жизнь всегда своевременен.

Загрузка ...