ya-metrika

Новая книга Саши Галицкого «Не боись!»

  • Не боись! Как постареть и при этом не сойти с ума
  • Автор: Саша Галицкий
  • Издательство: Захаров, 2018 г.

Нас окружают условности. Они начинаются лет эдак в пять-шесть, когда мы всерьез с телевизора и с окружающих нас начинаем понимать «прекрасное», «красоту» и «порядок», хотя до этого все было вроде и так хорошо и понятно в детском мире. Но увидев, как надо и как делают большие — мы начинаем к этому стремиться сами. И так всю жизнь. Так вроде как понятнее жить.

Среднюю свою жизнь «между» мы живем в условностях: как и где надо работать, сколько получать, чего иметь, что вообще хорошо и что плохо, что красиво или, наоборот, некрасиво. Даже врачи и учителя определяют наше здоровье и успехи по некой шкале — тут здоров, а тут нет. На самом деле мы где-то, если хватает времени задуматься, осознаем, что эти условности — дикая скука. Смертельная тоска. Но так принято. Это (что я вижу глазами) — правильно, так делают все и, значит, это — норма. И так во всех, слышите? Во всех областях нашей жизнедеятельности!

За соблюдение этих самых условностей на работе нам даже платят «деньги», на которые мы «живем»! Заканчиваются наши условности лишь к старости. Может, поэтому меня и тянет к старикам. Они живут в честном мире, лишенном условностей нашего. Мы все мечтаем о долгой жизни. И при этом боимся старости. Как это, интересно, укладывается у нас в голове? Старики — это пограничники на границе этой жизни и той. Я точно знаю, что понятие «возраст согласия» относится не только к юным влюбленным. «Возраст согласия» — это еще и осознание стариков закона природы — просто постареть.

Чему мы можем научиться у стариков? У еле ходящих, кряхтящих, и в основном с трудом соображающих существ? Если за ними понаблюдать и приглядеться — то можно научиться основному, самому главному (и что заботит каждого из нас) — у них можно научиться правильно стареть. Как вообще стареть? Ведь крути-не крути, а придется. Ну хотя бы даже, может быть, не научиться, а приглядеться, как это бывает у людей. Мне кажется, этот опыт потом поможет. И, кстати, да — становиться стариком смертельно опасно. Минздрав последний раз предупредил.

Как принять факт того, что ты уже не интересен?

— Природа так устроила, — заметила как-то 92-летняя Двора, — что женщина в молодости в силах дать жизнь десяти детям. Но десять детей порой не могут договориться между собой, чтобы дать этой женщине спокойно пожить в старости. Но я тебе скажу, Саша, какая же это прекрасная идея — эти наши престарелые дома! Собрать нас всех вместе, и чтобы не болтались мы по улицам и не портили вид! Ведь что за радость на нас смотреть?! Скажи?!

Честно? Я давно думаю, что природа — вещь, настолько занятая собой, то есть мировым благоустройством, что у ней просто руки не доходят до всех и до каждого.

Она просто не в силах за нами уследить. Природа ведет себя как заправский топ-менеджер. Родился, вырос — молодец, жму руку. Твоя природа. Женился, дети народились? — умница, как мне и хотелось. Еще и детей вырастил?! — Ну-у, ты кру-у-ут! А дальше что? У тебя проблемы? Братан — у меня у самой дел по горло. Плохо тебе? Скучаешь? Тут ты уж как-нибудь сам с собой разберись, а?

То есть, другими словами, хорошо ли тебе живется, счастлив ли ты, успешен ты или нет, умрешь в 50 или протянешь до 100, богат ли или беден — по большому счету ты мирозданию, уж прости — по*уй. Там другие подоспели.

И вот тут я услышал невзначай разговор двух старых незнакомых бабушек, который все поставил на свои места:

— Чем ты занимаешься на пенсии? — спросила одна бабушка.

— Работаю, ухаживаю за старушкой. В театр ее вожу, на прогулку. Книжки читаю, — ответила другая.

— За какой старушкой?! — удивилась одна.

— За собой, — пояснила другая.

И вот если так жить, и станет тебе с собой самому интересно, а тут глядишь — и другие старушки подтянутся. Зуб даю.

 


Загрузка ...