ya-metrika

Нужно ли болеющему перестать страдать?

Когда я год назад поступила в Московский институт психоанализа на программу «Логотерапия и экзистенциальный анализ», то там услышала имя профессора Александра Васильевича Суворова.

Нужно ли болеющему перестать страдать

Известен он тем, что является с детского возраста слепоглухим (потеряв, в четыре года полностью зрение, а в девять лет – слух), но это не помешало ему достигнуть высот в психологии, педагогике и стать поэтом. Хотя, было тяжело. Но помогли ему  собственные способности, сила воли, его мотивация, а также в удачно сложившиеся внешние факторы. В 18 лет юный Александр Суворов  попал  в экспериментальную группу лаборатории обучения слепоглухонемых детей НИИ дефектологии Академии Педагогических наук СССР. Эта группа очень поддерживалась на государственном уровне,  в нее вкладывались большие средства для развития и обучения. 

Далее и сам Александр Васильевич занялся научной деятельностью в сфере ограниченности здоровья, экспериментальной психологии, проблем обучения слепоглухих детей.

 И вот весной  мне удалось наконец-таки увидеть и услышать Александра Суворова на логофестивале. На меня он произвел неизгладимое впечатление!

Даже не тем, что он говорил.  Меня потрясло больше другое: его эмоциональная честность перед аудиторией.

     Сейчас модно создавать имидж счастливых инвалидов. И рассказывать о них с позиций: «Спасибо, Господи, что ты мне это всё послал», «Как хорошо, что я такой, иначе, где бы я был?», «Эх, я и так, и так могу». Создается ощущение, что инвалидом быть легко и можно совсем не страдать.

А те, кто страдает: неправильные инвалиды, неправильно болеющие.

И получается такой оголтелый оптимизм, который не имеет отношения к настоящей действительности.

Меня, как дочери инвалида, который почти всю жизнь ходит на протезах, такое отношение коробит. Да, мой папа очень волевой человек, который многого добился, но… это совсем непросто. И это не отменяет те боли, страдания, которые он испытывал и испытывает.  Когда его в декабре везли на операцию по удалению глаза, он шутил, рассказывал врачам во время операции анекдоты, а дома страдал и очень переживал, что практически ослеп. А что бы он чувствовал, если рядом с ним не было помогающих близких?

Да, и я сама знаю, что такое, когда тебе постоянно плохо физически.

 И весь смысл  для человека с ограниченными возможностями и в  болезнях состоит не в том, чтобы не замечать боли, своих страданий, а в том, чтобы помимо этого видеть что-то ещё. Что-то ценное. Видеть смысл своей жизни. Видеть свои возможности и реализовывать их.

Именно такое отношение к миру Виктор Франкл называл ТРАГИЧЕСКИМ ОПТИМИЗМОМ.

И Александр Васильевич Суворов  был для меня его воплощением. Он не пытался скрыть свое волнение, тревогу, когда что-то не мог понять. Или еще по каким-то причинам. Не пытался казаться человеком, которому

«не больно, курица довольна».

Слепоглухой профессор был таким, каким он себя чувствовал. Без всяких масок и рассказов о счастье. Он говорил о горе, трудностях таких детей, горе родителей. На его лице отражались разные эмоции, которые менялись: и радость, и печаль, и тревога, и непонимание, и заинтересованность. И именно эта честность для меня была ценной.

       Александр Васильевич сказал такую важную фразу: «Когда инвалид принимает свою инвалидность, он начинает выздоравливать».  

         Конечно, профессор  имел ввиду не полное выздоровление.  И больше не   физическое. Ему никто не вернул ни зрение, ни слух. Имелось ввиду душевное  выздоровление и раскрытие в себе духовного потенциала.

Нужно ли болеющему перестать страдать? (2)

Почему это важно?

Потому что пока мы не принимаем свои ограничения, мы настолько зациклены на том, чтобы вернуть то, чего у нас нет и быть не может, или не может быть на какой-то определенный период, что мы перестаем замечать то, что у нас есть, и мы можем использовать, как ресурс.

Я не говорю, что не нужно лечиться, чтобы выздороветь. Это нужно делать всегда и верить в свое выздоровление (если есть хоть какие-то шансы). Я о том, что человек постоянно старается смотреть в сторону судьбы и сокрушаться, что этого нет, а раз этого нет, то и ничего нет.

А тогда и нет шансов выйти из дна полного отчаяния. Потому что человек не видит свободного поля.

Когда мы, падая, цепляемся за сучья, которые помогут нам выбраться, за то, что у нас осталось и, возможно, за то, что нам может предложить мир, то мы можем перестать ощущать себя в бездне.

Мы не будем делать вид, что боли  нет. Это нечестно, гадко по отношению к себе.  Боль, наши страдания, наши сокрушения, печаль по поводу ограничений могут остаться,  но такое отношение сделает  страдания осмысленными, а не просто отчаянием.  И в  жизни появится  место уже не только боли, но и еще многому  хорошему.

Мы начинаем ощущать свою нужность, включенность  и жизнь приобретает смысл.

Будьте здоровы!

 

Записаться ко мне на онлайн – консультацию можно по этой ссылке: https://www.b17.ru/tanov4277/#consultation  

Skype: oksana-tankova3536

на очную консультацию по телефону: +7 (988) 576-88-85

 

Перепечатка статей в инет-пространстве разрешается с указанием авторства и ссылкой на сайт, где статья напечатана.

Загрузка ...