ya-metrika

О чем молчат психологи? Этические нюансы конфиденциальности

О чем молчат психологи? Этические нюансы конфиденциальности (2)

О том, что психолог не должен рассказывать то, что говорит или делает клиент на консультации, знают, наверное, все. Но есть нюансы, которые не столь очевидны. О них подробнее.

Тайной является не только то, что клиент рассказывает, но и сам факт обращения к психологу. Это значит, что, услышав, например, в компании, про Петю Иванова, психолог не может сказать: «Так это же мой клиент, уже два года ко мне ходит». Это будет грубым нарушением конфиденциальности. Или, если кто-то из знакомых порекомендовал меня своему знакомому, а потом при встрече спрашивает – ну что, Петя дошел до тебя? Есть успехи? То я не буду отвечать ему ни да, ни нет. И встретив клиента в общественном месте, я не буду здороваться первой и подходить к нему. При этом сам клиент, может и поздороваться, и подойти, и рассказать кому-то, что встретил своего психолога. Но выбор только за ним. 

«Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога». Это прямая цитата из этического кодекса, ставшая особенно актуальной в наше время социальных сетей и публичности в интернете. Это значит, что я никогда не захожу на странички своих клиентов в соцсетях, не просматриваю их аккаунты в инстаграме, не гуглю их и не расспрашиваю никаких других людей о своих клиентах. Если человек записался ко мне через сообщения в вконтакте, я не буду заходить на его страницу, даже для того, чтобы рассмотреть фотографию перед первой встречей. Бывают случаи, когда клиент уже является «другом» в соцсети, до того, как обратился за помощью. При этом, в реальной жизни мы не знакомы, нет конфликта интересов и причин отказывать в помощи соответственно нет. Тогда я убираю клиента из друзей, объясняя почему я это делаю. Работать только с тем, что клиент сам приносит на консультации, это бережно не только по отношению к нему, но и к терапевтическому процессу в целом. Так чище, честнее и эффективней. 

А как же супервизия? Любой профессиональный психолог не должен разглашать содержание консультаций, и одновременно, каждый профессиональный психолог должен обращаться за супервизией или интервизией. То есть, обсуждать свою работу с коллегами, получать экспертное мнение – супервизора, или отклик психологов примерно одного с ним уровня – это называется интервизией. Как же совместить два этих, казалось бы, противоречащих друг другу требования? Во-первых, все участники супервизий и интервизий тоже соблюдают конфиденциальность. Во-вторых, информация о клиенте должна предоставляться в обезличенном виде, не называются конкретные данные, например, имя, место работы или даже сфера деятельности, если она специфическая. В общем, делается все, чтобы конфиденциальность была соблюдена, а клиент защищен. 

Может показаться, что некоторые принципы чрезмерны, но специалисты относятся к ним очень серьезно. Эти рамки делают психологическую помощь максимально бережной и эффективной, а отношения клиента с психологом – безопасными, прозрачными и доверительными.

Загрузка ...