ya-metrika

О чем не говорят мужчины?

Продолжаем цикл статей «Мужское тело – сила и уязвимость». Читайте также первую и вторую части.

Как стать мужественным? Для сильного пола никакого автономного от их воли естественного процесса, который бы превращал мальчика в мужчину, к сожалению не предусмотрено. Единственный способ обрести мужественность – это общение и взаимодействие с другими мужчинами, более зрелыми, более опытными, считает психотерапевт Борис Суворов.

Очень часто бывает так, что отцы не могут справиться со своей ролью, и мальчик, лишенный общения и навыков, делает в жизни неисправимые ошибки. Согласитесь, что далеко не каждый отец в семье может подсказать, а главное показать сыну, что значит быть настоящим мужчиной.

Возможно, в свое время у него самого не было перед глазами достойной модели мужского поведения. И ее место заняли принятые в обществе ложные стандарты.

Приведу классический пример их появления. Один мой клиент, молодой мужчина, рассказал, как его отец, «настоящий полковник», не оставил сыну выбора. По его мнению, единственная профессия, достойная мужчины, – это служить Родине. Все остальное просто смешно. Если сын выберет что-то другое, то он автоматически станет позором для семьи. Понятно, что в такой смирительной рубашке ребенку очень сложно обрести мужественность, что и случилось в жизни сына.

Очень часто встречаются отцы, которые не поддерживают контакт со своими сыновьями. У меня есть клиент, которому отец за два последних года ни разу не позвонил. Такое отношение является крайним случаем. Но тем не менее оно существует.

Получается, что мужчины, как могут, карабкаются по этой жизни, но при этом остаются абсолютно дезориентированными и потерянными.

Считается, что наряду со взрослением и развитием подростка мужественность должна формироваться автоматически. В реальности этого не происходит.

Если мальчишки в Юнармии побегают с автоматами, это не сделает из них мужчин. Всего лишь впитают очередной ложный критерий: военный – значит настоящий мужик.

Среди моих клиентов было много бывших офицеров. Когда они увольнялись из армии и попадали в гражданскую жизнь, то становились беспомощными, как дети, потому что в армии все гораздо проще, чем в реальной жизни. Они беспрекословно усвоили, что хороший человек тот, у кого такая же форма, как у тебя, а умнее и главнее тот, у кого на погонах больше звезд. Здесь думать не надо – просто выполняй приказ. Попадая на гражданку, где все это не очевидно, они становятся абсолютно потерянными, не знают, что делать и как себя вести в обществе с другими критериями.

Своих клиентов я веду к пониманию и признанию собственных чувств. Для многих огромным откровением является то, что они могут со мной искренне поделиться своими чувствами. Один клиент рассказал, что в некой ситуации он очень сильно испугался. Я ему ответил: «Так это естественно, я бы и сам испугался». Ведь это нормально.

Отсутствие страха – это не про мужественность. Это про умственную отсталость. Для многих мужчин признание их права на эмоции, слабость и уязвимость становится большим открытием.

По моему мнению, мы живем в гинекоцентрическом обществе («гинекей» по-гречески – «женская часть дома», «женская половина»). Очень часто мужчины как психологически, так и юридически беззащитны в тех случаях, где женщина сможет найти помощь и поддержку.

По моему опыту консультирования, в ситуации с разводом, чтобы ребенка оставили с отцом, мать должна быть психически больной или отсидевшей наркоманкой. И только в этом случае есть шанс, что ребенка оставят с отцом. Если хоть один из параметров отсутствует, то шансы ничтожны. Тут никакого равноправия нет и близко.

У меня неоднократно появлялись клиенты, которые разводились с женами и после этого не имели доступа к ребенку. По факту с этим ничего нельзя сделать. Очень сложно добиться того, чтобы отец хотя бы участвовал в воспитании ребенка. Это практически невозможно.

Я сторонник того, что женщина должна иметь с мужчинами равные права. Именно равные, а не права, превосходящие права мужчин, как, например, в ситуациях с разводом или расхожими примерами с сексуальными домогательствами.

В одном из последних скандалов в Голливуде женщины обвиняли известных мужчин в сексуальных домогательствах. При этом большинство из этих женщин не утруждали себя какими-либо доказательствами. Во многих случаях это было просто голословное заявление: «Он домогался». И этого хватало, чтобы сломать мужчинам карьеру и даже жизнь.

Не надо забывать, что у мужчин в современном социуме должны быть свои права. Сейчас на эту тему есть только презумпция вины.

В реальности выходит, что если женщина сказала, что мужчина ее сексуально домогался, то это автоматически означает, что не ей надо доказывать этот факт, а ему свою невиновность. А если учесть отношение к таким заявлениям в обществе и американскую судебную систему, выбраться из этой ситуации мужчине чистеньким практически невозможно.

Я не говорю, что сексуальных домогательств не существует. К сожалению, они есть. Но когда женщина вспоминает об этих случаях спустя 20–30 лет, а мужчина, который ее якобы тогда домогался, очень сильно разбогател и сделал карьеру, то меня это наводит на определенные мысли. Почему она не заявила о своих оскорбленных чувствах тогда, когда он еще не был так богат и знаменит?

В итоге остается вопрос: а имело ли домогательство место быть? Возможно, это просто легкий способ неплохо заработать?


Настоящий мужчина всегда должен.
Список его долгов каждая женщина пишет в зависимости от потребностей и своей фантазии.
Владислав Божедай


Существует и обратная сторона – сексуальные домогательства со стороны женщин по отношению к мужчинам. Подобная тема поднималась в фильме «Разоблачение» с Майклом Дугласом и Деми Мур. По сюжету начальница склоняет подчиненного к сексуальной связи, а когда тот отвергает ее предложение, она в отместку обвиняет его в домогательствах по отношению к ней. Такое тоже существует. И не только в кино. Но при этом данная тема совершенно закрыта. Есть пара фильмов, но, чтобы случились скандалы наподобие того случая в Голливуде или чтобы это широко обсуждалось в обществе, – такого нет.

Мужчина, который был подвержен насилию, просто загнан в угол. Потому что в отличие от женщины он не может об этом никому сказать – его просто поднимут на смех. Остается держать случившееся в себе и молчать.

Тем более, что нет никакой организации, которая поддержала бы его и помогла получить юридическую или психологическую помощь. Это нереально. А для женщин многое из перечисленного есть.

Печально, но зачастую единственной поддержкой мужчин является психотерапевт-мужчина. Порой это единственный человек, с которым они могут чем-то поделиться. Но после консультации они возвращаются в социум, а там вакуум. И мужчины продолжают приспосабливаться к жизни с помощью масок.

Носить маску, особенно в нашей стране, – прием распространенный. Это явление поддерживается практически на государственном уровне.

Вся правящая элита это очень ярко демонстрирует. Они все должны быть мачо.

Я помню, как несколько лет назад очень впечатлился, когда во время очередного конфликта на Ближнем Востоке премьер-министр Ливана публично заплакал. У нас такой трансляции по телевидению представить невозможно.

Никто не говорит о проблемах мужчин. Все обсуждают, как тяжело быть женщиной, и проблему матерей-одиночек. Разумеется, проблемы матерей-одиночек есть. А проблемы отцов-одиночек разве отсутствуют?

У меня есть клиент, с которым случилось несчастье. Из-за осложнений после родов его жена скончалась, и он остался один с двумя детьми. И как мужчине одному с грудным ребенком на руках? И ведь это не единичный случай. Но все равно о трудной жизни отцов, оставшихся с осиротевшими без матери детьми, ничего не слышно.

Стоит в любом поисковике набрать «права женщин» – и сразу высветится тысяча сайтов организаций, которые поддерживают и оказывают юридическую, психологическую, социальную помощь. И это прекрасно! Но проблема в том, что для мужчин ничего такого нет. Подобная помощь для мужчин находится в зачаточном состоянии, и люди, которые начинают об этом говорить, зачастую воспринимаются в социуме как фрики. Понятно, что трудно быть женщиной. А каково сейчас оказаться мужчиной в сложной ситуации?

Как-то раз я был впечатлен рекламой некоего тренинга для мужчин. Он назывался «Мужские разговоры». И ведущими были две женщины. Например, я не провожу тренинги «Как быть хорошей матерью», потому что это можно почувствовать и понять только изнутри. Могу прочитать сколько угодно профессиональной литературы, но это не сделает из меня мать. Ничто не заменит личный опыт. Если ты не пройдешь через беременность, роды, вскармливание, то у тебя об этом все равно будут чисто теоретические представления. Я не могу никого научить быть матерью – и не берусь. И если есть тренинги про материнство, то их должна проводить женщина, у которой есть такой опыт.

Но и с мужчинами должно быть так же. Ни одна женщина не может знать, что такое – быть мужчиной. Как себя чувствовать, ощущать, взаимодействовать с социумом и т. д.

Необходима дискуссия, чтобы мужчины могли свободно обсуждать то, что их беспокоит, что они чувствуют. Проблема существует. И это проблема всего общества. Эта дискуссия, в свою очередь, может привести к формированию необходимых институтов, которые начнут кардинально заниматься поддержкой не только женщин, но и мужчин.

Загрузка ...