ya-metrika

О вине и человечности

О вине и человечности

Я думаю, что очень многим из вас знакомы переживания вины, основанные на неких «знаках судьбы». Я нисколько не обесцениваю интуицию: на мой взгляд это мышление, находящееся в данный момент в предсознании, вне фокуса сознательного внимания. Здесь я хочу порассуждать о другом феномене: наделение сигналов смыслом, о котором я узнал после наступления какого-то события, и использование этого узнавания в качестве самообвинения.

Пересматривая первую серию «Декалога» с достаточно трагическими событиями, я обнаружила в себе удивительную разницу восприятия. Первый раз я не знала о том, какой будет развязка и ничего, кроме неясной тревоги не испытывала, создаваемой скорее музыкой и «намеками» режиссера, которые чувства вызывали, но до сознания в виде озарения не доходили. Это был просто событийный ряд, но почему-то тревожащий.

Во второй же раз я заметила множество сигналов, подводящих к событию. Казалось очевидным, что произойдет именно то, что произошло, ведь все просто кричало об этом!

Мне кажется именно такой механизм запускается в результате тяжелого стресса и является самым травмирующим фактором. «Я непременно должен был понять и предотвратить событие!» Беда в том, что очевидных следствий в жизни не существует, всегда остается доля неопределенности (хотя, честнее, по-моему, говорить о доле определенности), способная стать неучтенным фактором, и изменить развитие ситуации.

«Я должен был положить ребенка в больницу!» – при высокой температуре, приведшей к серьезным последствиям.

«Я должен был проконтролировать действия врачей» – при медицинской ошибке во время той же температуры, которая привела к серьезным последствиям.

«Я должен был знать, все кричало об этом!» – ошибка мышления, отбрасывающая неважные сигналы, фиксируясь на важных уже после того, когда понятно какие из них были важными, а какие нет. Зная о результате.

Мы всего лишь люди, нам не дано знать заранее. Разрушение веры во всесилие, бывает, никогда не наступает. И тогда человек живет с непосильной виной за все, что ему не подвластно или могло бы быть подвластно «если бы он знал». С виной за то, что он не знает. Иногда эта всемогущая часть отщепляется от себя и проецируется на власть, родителей, врачей, Бога. Или, как сейчас стало модно – Вселенную. Наверное, тяжелее всего принять то, что никто не знает достоверно, как будет. Тяжелее всего совершать выбор, никогда не узнав, а что бы было, выбери я иначе.

Жизнь не поддается расчетам и алгоритмизации. «Лед трескается» часто в тот самый момент, когда иллюзия, что я все взял под контроль крепка, как слой льда в морозную зиму.

Я думаю о том, что эта «полынья» в подконтрольной идее мира большая удача для того, кто провалится в нее при жизни. В некотором смысле это смерть, но скорее смерть идеи ради появления личности: живой, чувствующей, сильно ограниченной в своих возможностях, но в боли этих ограничений, в знании о неизбежных потерях, находящей свой личный смысл, снова и снова. Не избегающей боли, а обнаруживающей в ней собственные ценности, себя человечного.

Загрузка ...