ya-metrika

О зависти

О зависти

Наверное, нет чувства, более порицаемого, чем зависть. Обнаруживая его в себе, особенно в присутствии других, большинство практически моментально затапливается токсическим стыдом, стремясь стереть себя с лица земли. Себя, такого ужасного, испытывающего зависть.

Я сейчас не буду рассуждать о проявлениях младенческой зависти, как реакции на острую депривацию, погранично расщепляющей психику. Хотя эта тема мне очень интересна, и возможно я вернусь к ней.

Я попробую порассуждать о зависти во взрослой жизни и о том, какую важную роль она играет в развитии.

На развитие я смотрю, как на расширение своей реакции на различные проявления жизни. Невроз в данном контексте является ригидным стереотипным ответом, закрепленной в детстве реакцией. Некогда нормальная реакция на ненормальные обстоятельства, в которых ребенок формировался, переносится из узкой семьи в более широкие группы, в которых могут отсутствовать семейные проявления, но человек продолжает реагировать так, словно они присутствуют. В этой повторяемости отсутствует пауза между стимулом и реакцией, которая происходит по условно-рефлекторному типу.

Например, в семье к человеку проявляли любопытство исключительно с целью его унижения и высмеивания. И теперь реакция на любое любопытство, в том числе искренний интерес, является защитной, стереотипной.

И вот тут выходит на первый план зависть. Выходя в больший, чем семья социум, ребенок сталкивается с тем, что-то, что было для него единственной реальностью, не является такой реальностью для других. Например, обнаруживая, что другие люди на любопытство с готовностью рассказывают о себе, а дальше у них завязываются отношения, а он всего этого лишен. Если при этом потребность в отношениях не удовлетворяется больше нигде, то в ответ на наблюдение за другими, более успешными в этом отношении, возникает острая боль в виде зависти.

Эту боль практически невозможно игнорировать, она нарастает и не дает покоя. Пара «зависть» и «ревность» замешана практически в каждом преступлении против личности. Наверное, поэтому, в том числе, у зависти плохая слава. Да, ее энергия очень сильна. Но она может стать, как разрушительной, так и созидательной силой.

Но чтобы отправить ее на созидание, она вначале также используется для разрушения. Что же должна разрушить зависть, чтобы развитие состоялось? На мой взгляд представление о нормальности той реальности, в которой я вырос. «Я нормальный, окружающие меня обстоятельства ненормальны» возвращает свободу реагировать. Возвращает понимание, что иначе я не мог тогда (а сейчас могу). Разрушает лояльность своей системе (и этап ярости в адрес родителей именно с этим разрушением связан) ради принадлежности к тем, к кому я выбираю принадлежать. Путы семейных ценностей являются настолько крепкими, что необходима просто безумная сила, помогающая выйти из этой тюрьмы. Эта сила есть в зависти.

Я решила заглянуть в словарь и нашла там вот что.

За́висть. Древнерусское — зависть. В древнерусском языке появляется в XI в. Глагол «завидовать», от которого, вероятно, произошло слово, первоначально имел значение «видеть вдали, засмотреться». Прилагательное «завистливый» появляется в словарях только в последней трети XVIII в. Производные: завистливый, завидовать, завидно, завистник

Из зависти можно видеть вдали свою жизнь и направлять вектор туда, а можно запрещать себе это видение и рушить жизнь других, и одновременно свою собственную.

А что вы думаете о зависти? Позволяете ли ее себе испытывать? Как относитесь к завистникам?

Загрузка ...