ya-metrika

Ограничения сексуальности. “Мой первый раз”

Ограничения сексуальности. "Мой первый раз" (2)

А каким был ваш первый секс? С какими чувствами вы его вспоминаете? Была ли там радость или стеснение? Восторг или стыд? Или может быть он вызвал боль и разочарование?

Сама я с крайне двоякими чувствами вспоминаю свои первые сексуальные опыты. Сказать, что я была разочарована – ничего не сказать. Секс мне в тот момент показался самой грандиозной подделкой, из всех, с которыми я когда-либо сталкивалась. Но об этом чуть позже.

Когда мы говорим об ограничениях в какой-то области, бывает полезно взглянуть на ее истоки. И сексуальность – не исключение. Если человек приносит ко мне на прием проблему, связанную с сексом или затрагивающую его, я для начала исследую, а что было на старте, в первой главе этой истории, а иногда и в ее предисловии.

Как родители относились к своей сексуальности, проявляли ли ее и как именно, как относились к полу своего ребенка, к его внешности, к его физиологии. Замечали ли вообще этот пол и с каким “эмоциональным зарядом”. Что происходило в подростковом возрасте – в момент открытия своей сексуальности: можно ли было ее показывать, о ней говорить? Или эта тема была табуирована и игнорировалась? Или вызывала стыд, обвинения, подозрения, запугивания?

Секс – это тема чрезвычайно насыщенная. Не много есть тем, где сосредоточено столько энергии, да еще такой мощной. Много в ней и удовольствия, и воли к жизни, и выхода за пределы “обыденного опыта”.

И возможно поэтому она связана со столь строгими ограничениями. Для общества она слишком опасна своей яркостью и своим свободолюбием. И самый простой способ ее “усмирить” – посадить в клетку догм, запретов, оценок, стыда.

Но вернемся к стартовой точке.

Итак, мой первый секс. Первые несколько месяцев секса. Я ничего не чувствовала. Мое тело было заморожено. Боли я не испытывала, но ни о каком удовольствии речь вообще не шла. И, наверное, единственное, что меня заставляло не пойти в целибат – это любопытство и непонимание: все же так много и так восторженно об этом говорят, должно же быть в этом что-то классное, почему я это не вижу? Почему я этого не чувствую?

Кроме того, мне не хотелось обижать партнера и отвергать его, в то время забота о другом и о поддержании отношений еще была для меня намного важнее, чем мои чувства. С горечью вспоминаю об этом сейчас – когда научилась быть на своей стороне, когда научилась слышать свое тело, чувствовать свои границы. Понимаю, что в тот момент мое тело могло переживать этот опыт как насилие, и ощущаю сожаление и сопереживание той себе, которая добровольно шла туда.

Как я уже писала в одной из предыдущих публикаций здесь, опыт прямого или косвенного насилия может существенно искажать переживание сексуальности. Иногда достаточно бывает грубого осмотра у гинеколога или даже неосторожно сказанного слова, чтобы тело “заморозилось” на какое-то время и бессознательно воспринимало тактильный или сексуальный контакт как небезопасный, «запрещая» себе включаться в него эмоционально.

Иногда такие, на первый взгляд, незначительные события могут перекрывать течение этой мощной, витальной энергии, энергии жизни, радости, творчества, удовольствия и наслаждения. Хорошая новость в том, что блокируется не сама энергия, а лишь контакт с ней. Сама сексуальность не перестает в нас течь ровным и полноводным потоком и оставаться одним из наших основных природных ресурсов.

На наших встречах мы можем потихоньку вместе разбирать “завалы”, закрывающие путь к Источнику, бережно и аккуратно, слой за слоем, снимать ограничения, и открывать за ними вашу неповторимую яркую и радостную, живую сексуальность.

 

Загрузка ...