ya-metrika

Окна. Один день из жизни психолога. Сказка-быль.

Окна. Один день из жизни психолога. Сказка-быль. (2)

Когда я была ребенком, я очень любила разглядывать окна. Я представляла себе, какая жизнь течет за этими занавесками. Иногда мое воображение рисовало сказочных персонажей, вроде трех медведей, страшного Людоеда, или волшебного зайца  Рики-ки, а иногда  мне представлялись вполне себе земные картинки – папа, мама и девочка, сидят, пьют чай, или старушка смотрит телевизор в обнимку со своей кошкой

Мое детство давно уже осталось в прошлом, но я до сих пор продолжаю разглядывать окна.  И это стало моей профессией. Потому что я работаю …(в этом месте мне отчаянно хочется дописать «волшебницей»). Но нет, у меня вполне себе земная работа. Я работаю гостем. Да-да, вы не ослышались! Я получаю деньги за то, что разглядываю окна.

Увлекательнейшее, я вам скажу, это занятие! Никогда не знаешь заранее, что разглядишь.  Иногда и фасад скромненький, и дверь поскрипывает, и окошечки простые, деревянные, никаких там новомодных стеклопакетов. А заглянешь внутрь – там чистенько, прибрано все, хозяева живут в любви и согласии, а меня пригласили только затем, что тумбочку новую прикупить собираются, посоветоваться хотят, куда поставить, чтобы к месту пришлась.

А иной раз, фасад модно отштукатуренный, дверь из самой Италии привезена, окна огромные, рамы чуть только не из чистого золота, руками потрогать страшно.  А внутрь заглянешь – темно, холодно, пусто, плесень по углам растет, да лягушки квакают, как в болоте, а жилец в уголок забился, тихо сидит, боится, что  увидит его кто. В общем, одним лягушкам там и раздолье! А позвали меня, чтобы  крышей новой похвастаться, из чистого серебра, и с трубой мраморной.  Так вот тоже бывает.

Ладно, хорош трепаться, байки травить, пора и за работу приниматься. Пять визитов у меня на сегодня запланировано.

Первый дом, ох, и ладный на вид! Фасад модный, дизайнерский, но не напоказ, а так, чтобы глаз радовать. Формы, линии, цвета – все между собой сочетается. Окна большие, чистые. Вот только, как будто дождь недавно прошел, хотя на улице второй день солнце палит. А стекла влажные, и капельки помаленьку по фасаду стекают, в землю уходят. И шум такой, как будто дождик идет, только почему-то он  один дом выбрал, чтобы пролиться. Заглядываю потихоньку внутрь, а там возле двери на табуреточке сидит малышка лет пяти, в пижамке розовой, а из ее глазенок тихонечко так слезы капают – крупные такие капли, на камни драгоценные похожи. Они и вправду, драгоценные, слезы эти, потому что ждет девчушка того, кто очень ей дорог, поглядывает с надеждой на дверь, а он все не приходит. И давненько уже сидит так, про папу думает. И столько тоски  и боли внутри у нее, что и взрослому-то иному не под силу вынести, а тут кроха совсем!  Зову хозяйку, успешную бизнес-леди. А она сквозь стекла мокрые не видит девочку-то, и плач ее тихий за шумом дождя не слышен совсем. Ну вот, наконец-то заметила, руками всплеснула, обняла девчушку, на коленки к себе посадила, слова ласковые шепчет ей в ушко.  А та прижалась к ней тщедушным тельцем, ручонками за шею обхватила, а слезы-то и высохли, смотрю, улыбается уже, хоть и робко. И бизнес-леди в ответ ей улыбается, и продолжает что-то шептать. И лицо у нее сразу мягким таким сделалось, и, как будто, света в нем прибавилось. А дождик за окном прекратился, и цветы распустились по всему фасаду, яркие такие, желтые, как маленькие солнышки. Ну, здесь я пока не нужна больше, удаляюсь по-английски, оставляю их поворковать друг с другом.

Направляюсь в следующий дом. Этот более скромный, невысокий, но просторный, линии мягкие, почти без углов. Чистенький, ухоженный. Окна огромные, блестят, а за ними внутри как будто туман какой. Взглянешь – и страшно делается, не пойми, почему.  Вглядываюсь пристальней – мама дорогая! Там по всему дому беспорядок, мебель перевернута,  девушка молоденькая бежит, из сил выбивается, а за ней маньяк с ножом огромным гонится, все в доме переворачивает. И вот, догнал уже почти, злорадствует, но девушка делает последний рывок – и вырывается, и гонка по новой начинается. И нет этой гонке бешеной ни конца, ни края! Предлагаю хозяйке, интеллигентного вида молодой женщине, как-то процесс  этот постараться замедлить. Вначале у нее ничего не получается, но постепенно скорость  бега снижается, и после очередного замедления, хозяйка с удивлением замечает, что маньяк – это та же самая девушка, только с ножом в руке. То есть, сама за собой она гоняется, и от себя убегает. В этом месте девушки окончательно останавливаются, смотрят друг на друга, улыбаются, и отправляются вдвоем порядок наводить, мебель разбросанную собирать. А хозяйка, впервые за все время, в этом месте выдохнула, и как-то плечи у нее расправились, задышала наконец-то свободно. И туман за окнами рассеялся, как по волшебству. Прощаюсь с хозяйкой, и отправляюсь дальше.

Третий дом такой весь строгий, аскетичного вида, белой краской покрашенный, чистый, как новый, словно там и не живет никто. Окна большие, рамы резные (единственная яркая деталь во всем доме).  Но из-за окон холодом тянет, хотя лето на дворе, и стекла, как будто инеем покрыты, и не разглядишь, что внутри. Начинаю дышать потихоньку на окно, постепенно на стекле прозрачное окошко проявляется. Заглядываю аккуратно вовнутрь. А там посреди абсолютно белого  пространства  кокон подвешен. А в коконе том молодой мужчина клубочком свернулся, как будто неживой, но и не мертвый. Словно заморозил его кто-то. Прошу хозяина отрегулировать температуру в помещении. Не сразу, но ему удается чуть-чуть градус поднять. Смотрю, тот, в коконе, шевелиться потихоньку начал, взгляд осмысленным стал, на хозяина смотрит.  А у хозяина удивление такое на лице написано, как будто  он  джина из бутылки выпустил.  Поймал взгляд того, из кокона, смотрят друг на друга, изучают. А в помещении, как мне показалось, еще теплее стало, и ветерком свежим повеяло, как будто весна наступила. Пока оставила их друг друга изучать. Вернусь еще сюда  через недельку, проверю, как у них дела продвигаются. А мне дальше в путь пора.

            Следующий дом какой-то несуразный по виду. Вроде, не старый, а набок завалился, весь такой из себя европейский, а окна и двери вкривь и вкось расположены, лужайка перед домом вытоптана. Видно, нешуточные страсти здесь кипят!  Хозяйка у порога встречает, с улыбкой приветливой, с хлебом-солью. Долго рассказывает про свою жизнь, хвастается достижениями, которых, и вправду, немало. Так-то все у нее  хорошо, говорит, дом – полная чаша, заботливый муж, любимая работа, дети радуют успехами. Но вот с недавнего времени  что-то беспокоит ее, а понять не может, что. И мило улыбается опять. А я на окна – то смотрю, а они все испариной покрылись, так что и не разглядишь ничего. Я продолжаю с хозяйкой про семью, да про работу беседовать, а сама на окна поглядываю, да прислушиваюсь. А изнутри шум такой доносится, как будто там битва идет  великая. Продолжаю приглядываться – так и есть! Два дракона – красный и синий, огонь и лед  сцепились ни на жизнь, а на смерть. И нет этой схватке ни конца ни края. Интересуюсь у хозяйки – за что бьются? А она мне, все с той же милой улыбкой на лице, объясняет, что синий дракон – главный, а красный признавать его старшинство не хочет, еще немножко осталось, и синий обязательно победит. «А давно бьются?»- спрашиваю. Выясняется, что много лет уже эта война идет, а когда началась, она и не припомнит. «А чего красный дракон хочет – спрашиваю. Самому занять место главаря?». «Ой, да что вы»- опять улыбается. «Он о таком и не помышляет. Просто хочет, чтобы его заметили,  говорили с ним, иногда хотя бы, да выгуливали. А то совсем тяжко ему. Такой огромный он, огонь изнутри распирает, а замечать не хочет никто». «А можете вы признать  его право на существование, поговорить с ним, и на прогулку выводить?». Улыбка на лице хозяйки пропала, задумалась. «В общем- то могу, наверное, но не пробовала так никогда, да мне еще мама с бабушкой говорили: «Никогда никому не показывай красного дракона. Делай вид, что нет его вовсе». «Помогли вам эти советы?» -спрашиваю. «Смотрите, вот он ваш дракон, никуда не делся!». «Не особо помогли» – отвечает, «Да и у мамы с бабушкой жизнь нелегкая была, обе вдовами остались с маленькими детьми на руках. Надо было выживать, тут уж не до чувств!» – в этом месте глаза ее увлажняются. «Что же я тебя гноблю-то, горемычный» – обращается она к красному дракону. А драконы драку уже давно прекратили, притихли, стоят, слушают наш диалог. И на этих словах красный дракон подходит к хозяйке, и тереться начинает о ноги ее, прямо как кот,  правда, не мурлыкая, но теплом своим согревая. И снова улыбка на лице хозяйки появляется, но уже не вымученная, а живая, настоящая. А тут и синий дракон к ним присоединяется. Оставляю эту счастливую троицу договариваться, а мне пора дальше. Сегодня у меня еще один дом по плану.

Сначала долго иду по дороге, кирпичом вымощенной. Дорога ровная, а по бокам заросли буйные. И вот во всем своем величии предстает дом. Это не дом, а целый замок в готическом стиле. Огромный, мрачный, с историей, хранящий множество тайн.  Окошки высоко расположены, с земли и не заглянешь.  Приходится взбираться на дерево, благо здесь их в избытке. Окна как будто пленкой подернуты. Осторожно заглядываю вовнутрь. А там, посреди огромного величественного зала стоит женщина прекрасная, а напротив нее зеркало. Смотрит она в это зеркало, а отражается там монстр безобразный, каких свет и не видывал. И такая тоска на ее лице отражается, такая безнадежность. Долго не могу понять, в чем же дело. А присмотрелась повнимательней – на лице у женщины очки с бутылочными толстыми стеклами надеты.  Эти очки – то и картинку в зеркале искажают до безобразия.  Говорю об этом открытии хозяйке замка, молодой девушке. А она никаких очков не видит. Тогда обращаюсь к той, которая перед зеркалом стоит. Уговариваю ее снять очки, хотя бы на минуту. Долго уговариваю. Наконец, соглашается,  снимает, и сразу же обратно надевает. Но за этот миг, что без очков она в зеркало смотрела, хозяйка успевает увидеть в зеркале отражение прекрасной женщины, а не монстра безобразного.  Оставляю ее поразмыслить над увиденным, через  недельку вернусь, поинтересуюсь, что еще разглядеть ей удалось. А мне уже в обратный путь пора.

Мой дом весь такой из себя деревянный, на избушку бабы яги походит, только что без курьих ножек. Внутри мебель тоже вся деревянная, по углам травки всякие сушатся. На печи сидит маленькая девочка, которая любила заглядывать в чужие окна. Обнимаю малышку, соскучилась. Готовлю ужин в печи, накрываю на стол. И тут раздается тихий такой стук. Выглядываю в окно – вот и ко мне гости пожаловали. А у меня как раз и ужин готов. Иду открывать.

Нет, все-таки я работаю волшебницей. Потому что умею смотреть в чужие окна, и знаю, что там можно увидеть. Не зря говорят, глаза-это зеркало души.

Автор Наталья Косякова (15.08.2019)

Загрузка ...