ya-metrika

Онкология щитовидной железы. Мой опыт

Онкология щитовидной железы. Как я прохожу это заболевание.

Онкология щитовидной железы – это психосоматическое заболевание, оно наблюдается у «правильных» женщин – тихонь, не умеющих выражать свои чувства. Я тоже относилась к таким, это отголоски воспитания в СССР. Вместо того, чтобы проявить свои переживания в действии, мы молча проглатываем обиду и максимум, что делаем – ревем. Чувство жалости к себе, внутренняя агрессия и мысленные диалоги накапливаются и разрывают изнутри – наказывают болезнью.

Предвестник онкологии – гормональная перестройка организма. У женщины без причины резко меняется настроение, появляется слабость или излишняя эмоциональная активность. Перепады сказываются на общении с окружающими. Женщина выплескивает эмоции, затем осознавая, что сделала или сказала что-то не то, начинает винить себя и просить прощение. В этот период резко падает самооценка. Такие качели возникают десятки раз за неделю. Хорошо, если близкие с эмпатией воспримут ее состояние и попытаются найти причины эмоциональных всплесков, но, в основном, в ответ родные выплескивают свою порцию раздражения и агрессии. Болезнь прогрессирует.

Люди редко сразу понимают фразу врача: «У вас онкология».  Она не воспринимается на слух, когда диагноз сообщают по телефону. Как мне. Примерно, через 2-3 дня я погрузилась в глубочайшую депрессию.  Сработал отложенный стресс, пришло осознание глобальности заболевания.  Многие женщины делают вид, что все хорошо, но душу разрывает страх и чувство безысходности. На тот момент еще нет осознания того, что делать – бороться или сдаться.

Следующий этап – хождение по врачам и операции. Это тот еще стресс для человека, далекого от медицины. Бесконечные очереди онкодиспансеров удручают и не добавляют здоровья. И все это на фоне гормональных всплесков, психологической неустойчивости и температурных перепадов.

Мне делали две операции. После первой операции я самостоятельно контролировала свое состояние в частном кабинете УЗИ. Я искренне благодарна врачу, которая меня обследовала. Именно она увидела осложнение и настояла на хирургическом вмешательстве. На операцию пришлось ехать в поезде 2-е суток туда и 2 обратно. Во время посещения больниц, операций, для женщины очень важно, чтобы рядом был мужчина, на которого она может положиться. И важное качество в тот момент – это его спокойствие и уверенность. На обратном пути попался выпивший сосед. Смутно помню, как в напряженной тишине загнала его на вторую полку. До своей станции он был тише мыши.

У операций есть побочные последствия – повреждение нервных тканей. У меня пострадало предплечье и горло. Самое страшное, это когда тебе нечем дышать. Тогда у меня началась паника.  У кровати стояла сумка для больницы, вдруг понадобится скорая помощь. Помогла медитация.

Только после второй операции появилось желание бороться за свою жизнь.

Затем пришлось пару дней посидеть в многочасовых очередях онкодиспансера. Тогда я решила, что туда я больше не пойду. В очереди проще умереть, чем получить помощь.

Еще один этап – получение квоты на высокотехнологическую помощь. Та еще радость. Мне сначала отказали, потом застращали, что это нереально, уйдут годы. Я подготовила часть документов сама, взяла выписку, направление и попросила отправить все это богатство в Минздрав области по электронным мед. каналам. Через 5 дней мне перезвонили из клиники, подтвердили получение квоты и пригласили на операцию. У страха глаза велики – надо настаивать.

3 недели до облучения пришлось посидеть на жесточайшей диете. Можно было не ограничивать себя так строго, но сработал мой перфекционизм – делать, так делать, чтобы точно сработало. Прием гормонов запрещен, появились внешние проявления.

Облучения не стоит страшиться. Самое тяжелое – это заточение в комнате. Считала часы до выхода из нее. На эту операцию тоже придется ехать или лететь, ее проводят всего в нескольких городах – в Москве, Обнинске, Архангельске. Я ехала на поезде туда и обратно. Туда 2 пересадки, обратно 3. Посмотрела вокзалы городов России.

После операции ждем 6 месяцев. У меня остался кусочек щитовидки, именно он накопил радиоактивный йод. Пока прошло 2 недели.

Основная проблема в этот период – психологическое и физическое состояние, отмена и прием гормонов сильно давят на эмоциональный фон- всплески и падения. Эта «радость» достается окружающим людям. Очень важно говорить им о ваших чувствах и страхах в этот период.  Заместительные восстановительные процессы еще не сработали до конца, нельзя много говорить, нельзя петь, надо правильно держать голову во время сна, чтобы не пережималось горло. К сожалению, из-за этого пришлось отказаться от заплывов на море.

 Дай Бог, чтобы в эти сложные дни с вами оказались понимающие люди! У остальных попросите прощение и простите их.

Загрузка ...