ya-metrika

Особенности оказания психологической помощи при ликвидации химических аварий на ОПО

Особенности оказания психологической помощи при ликвидации химических аварий на ОПО (2)

Данная статья посвящена специфической отрасли экстремальной психологии, мало известной и изученной в научной среде, а именно – оказанию психологической помощи пострадавшим при химических авариях. Акцент сделан на сложностях оказания такого рода помощи газоспасателями. Статья будет интересна психологам, работающим в области оказания экстренной психологической помощи в ЧС, в области проведения обучения профессиональных кадров в аварийно-спасательных формированиях, спасателям и пожарным.

 

В современных условиях развития промышленности и наличия крупных запасов АХОВ на различных предприятиях России становится чрезвычайно актуальной подготовка компетентных специалистов для обеспечения безопасности населения, поскольку от уровня их компетентности зависит результативность и эффективность проведения аварийно-спасательных работ, в том числе и оказание своевременной помощи пострадавшим, подвергшихся влиянию отравляющих веществ.

Профессиональная деятельность спасателей, обслуживающих опасные производственные объекты (ОПО), связана с угрозой жизни и здоровью и осложнена вредными условиями труда на химических и нефтехимических производствах. Эмоциогенный характер работы газоспасателей обусловлен, кроме всего прочего, особыми условиями проведения работ: масштабностью и интенсивностью работ, часто высоким уровнем загазованности, воздействием ограниченных пространств, работой с аварийно химически опасными веществами (АХОВ), высоким уровнем производственного шума, дефицитом времени на выполнение работ. Одной из сложностей, с которыми сталкиваются газоспасатели при оказании первой помощи, является психофизиологическое состояние пострадавших, сильно отличающееся от состояния пострадавших при других видах аварий, что обусловлено воздействием на организм АХОВ, которые, в свою очередь, по-разному влияют на поведение пострадавшего. Значимым является и наличие большого количества комбинированных поражений, возникающих при одновременном или последовательном воздействии механической, термической и химической травм (интоксикация АХОВ+ожог, интоксикация АХОВ+травма, интоксикация АХОВ+ожог+травма). К каждой группе комбинированных поражений присоединяется психическая травма, с которой газоспасатели могут столкнуться в виде острой стрессовой реакции (ОСР) на газоспасательной базе (ГСБ).

В последние годы установлено, что в основе формирования любого критического состоянии, в последствии – травмы, лежит оксидантный стресс. Основными признаками его формирования при травмах является нарушение кровообращения и микроциркуляции, гипоксия (кислородное голодание) и интоксикация. Особое место занимает гипоксия, вызванная отравлением АХОВ.

Наиболее чувствительна к недостатку кислорода нервная система. Тем самым гипоксия оказывает влияние на изменения в поведении пострадавшего, выражаясь либо угнетением, торможением, либо возбуждением нервных процессов.

Таким образом, газоспасатели при оказании первой помощи пострадавшим нередко сталкиваются с необходимостью быстрого принятия решения, находясь в стрессовом состоянии, и расставления приоритетов, отталкиваясь от состояния и наличия травм у пострадавшего.

Целесообразность оказания психологической поддержки именно спасателями обусловлена двумя факторами:

  • во-первых, реальная обстановка в зоне химической аварии не позволяет организовать своевременное оказание квалифицированной психологической помощи пострадавшим. Психологическую помощь и поддержку на месте происшествия кроме спасателей просто некому оказывать. На данный момент единичные АСФ, обслуживающие предприятия химической и нефтехимической отрасли, имеют в штате психологов. Кроме того, для участия психолога в проведении аварийно-спасательных работ (АСР) он должен пройти аттестацию на право ведения АСР, что не всегда возможно согласно законодательству РФ;
  • во-вторых, возможности эффективно воздействовать на психологическое состояние пострадавшего у спасателя весьма велики. Он – первая фигура, с которой встречается пострадавший, и то, как ведет себя спасатель, что он говорит, оказывает на пострадавшего огромное влияние. Здесь открываются большие возможности психологической помощи (равно как и большой риск оказать негативное воздействие).

Считается, что психологическую помощь пострадавшим следует начинать немедленно, с момента обнаружения пострадавшего и в течение всего процесса спасания. Как правило, такая помощь заключается в установлении и поддержании контакта, психологической поддержке. Не все имеющиеся правила для сотрудников спасательных служб при оказании психологической помощи и поддержки, широко распространенные в научно-методической литературе,  актуальны в специфической отрасли проведения АСР при химической аварии.

Составляющие первой и психологической помощи при проведении АСР на химических объектах складываются из нескольких основных направлений:

  • обеспечение собственной безопасности;
  • обеспечение безопасных условий для оказания помощи пострадавшему;
  • оценка состояния пострадавшего;
  • расставление приоритетов и принятие решений, в основе которых будет лежать оказание первой помощи и только потом – психологической.

Специфичность проводимой с точки зрения психологии работы газоспасателей основывается на ряде факторов:

  • при проведении газоспасательных работ установление контакта с пострадавшим затруднено, т.к. спасатели находятся в защитных изолирующих костюмах и зачастую в непригодной для дыхания среде. Основная нагрузка по оказанию психологической поддержки ложится на спасателей уже в «чистой» зоне в процессе оказания первой помощи;
  • существующее правило об осторожности в установлении телесного контакта неприменимо при химических травмах. В ряде случаев газоспасатели входят в зону телесного контакта с пострадавшим без его согласия, т.к. при оказании первой помощи им необходимо совершить ряд манипуляций;
  • информирование пострадавших о том, что произошло и происходит в зоне ЧС, не представляется целесообразным в связи с неадекватностью поведения и восприятия пострадавшего. Более того, подобное информирование означает возврат к травмирующей ситуации, что может спровоцировать ОСР;
  • пространственное присоединение, предполагающее положение спасателя на том же уровне, что и пострадавший, в условиях оказания первой помощи невозможно, т.к. пострадавшие при химических авариях при наличии признаков жизни (пульс, дыхание, сознание) остаются зафиксированными на носилках;
  • широкое применение в сравнении с психологической поддержкой при других видах АСР находят у газоспасателей такие способы поддержки, как похвала, одобрение, положительная оценка. Обычно предполагается т.н. безоценочное отношение к пострадавшим, их действиям, чувствам, мыслям. Пострадавшим с химическими травмами во время оказания им первой помощи необходимо чувствовать и слышать положительную оценку динамики их состояния, поведения. Это не только вносит весомый вклад в их психофизиологическое состояние, но и помогает газоспасателям более эффективно осуществлять процедуры по спасанию пострадавшего.

Оказание экстренной психологической помощи и поддержки в условиях ликвидации химической аварии – направление, практически не изученное в экстремальной психологии. Исходя из специфики проведения аварийно-спасательных работ в условиях химической аварии, хотелось бы не только привлечь к ней внимание научной общественности, но и выделить этот вид помощи в отдельную отрасль, заслуживающую теоретического и практического исследования, что, в свою очередь, позволит расширить методологическую базу эффективной подготовки газоспасателей. Это важно не только для самих пострадавших, но и для всего общества.

Загрузка ...