ya-metrika

Отец.

Отец. (2)

В раннем возрасте мама для нас – главная фигура. Мама – это целый мир, который воспринимается через призму её желаний, страхов, тревог, любви и принятия.

До тех пор, пока мы не учимся отделять себя от этого большого, сложного и всепроникающего материнского мира . И тогда с удивлением узнаём, что есть я, есть мама, и есть мир. Другой, не материнский. Огромный и манящий, который хочется исследовать и познавать. А проводником в этот мир становится отец.

В данной статье я хочу попробовать обрисовать несколько вариантов взаимодействия в диаде отец- сын, влияющих на выбор жизненного сценария мальчика.

1) В далёкие времена, и в не очень далёкие, но у неблизких народов, существовал обряд инициации – посвящение мальчика в мужской мир. Он проходил обряд посвящения. Очень болезненный, сутью которого было отделение от родительского дома и вхождение в мир самостоятельной личности. Познать себя через ритуал, родиться заново, осуществить переход. Болезненный переход.

Но переход может быть не столь резким и болезненным. Постепенным. Особенно если тебе повезло, и рядом с тобой в детстве находился отец, сумевший справиться со своими травмами и самостоятельно осуществивший переход.

Тогда, день за днём, в атмосфере доверия, общности и причастности, мальчик через мельчайшие, едва уловимые детали, а иногда и через открытые и однозначные уроки, интериоризирует образ отца, и воспринимает через него сценарий, отвечающий на вопрос – что значит быть мужчиной.

Без бравады и самовосхваляющих комплексов так называемого настоящего самца, но с ощущением баланса свободы и ответственности, ощущением полноты своей силы, и ощущением границ применения этой силы. С ощущением того, что у ребёнка есть внутренний мир, свободный от социальных гендерных установок.

2) Если отец не смог совладать со своими травмами, он ощущает беспомощность и некомпетентность и гнев. И может справляться с ними при помощи установления контроля и власти над мальчиком. А там, где есть власть, нет любви.

Любовь в таких отношениях нужно заслужить. И вот ребёнок старается быть самым лучшим в учёбе, спорте, влюбом деле, чтобы папа наконец то , сквозь поток придирок, брани и осуждений сказал ему ласковое слово. Что он достоин. Что он лучший. Что он любимый. И совершенно забывает в этой гонке любви, которую нужно заслужить, о себе.

О своём внутреннем мире, о своих желаниях, мечтах и потребностях. И уже во взрослом возрасте, интериоризируя это послание о любви как о заслуге, не жалея себя добиваются славы, власти, денег, положения. Но всё это почему то не приносит удовлетворения, пустота в груди не заполняется. И часто, наконец осознав эту дисгармонию, становится очень больно.

” Мужчина в начале пути приставляет лестницу к стене, и с упорством карабкается наверх. Но в один прекрасный момент он вдруг понимает, что приставил лестницу не к той стене.” Джозеф Конрад.

3) Если у отца, не справившегося со своими травмами, ощущающего себя беспомощным и некомпетентным, ведущей является депрессия, то может показаться, что такого отца нет рядом совсем. Он может присутствовать номинально, смотря на сына глазами, полными тоски и грусти, оставляя его во власти материнского комплекса.

Мальчик не усваивает никаких понятий о том , что значит быть мужчиной, и в последствии с трудом выходит из под материнской гиперопеки, испытывая проблемы с гендерной идентичностью. Он не осмеливается рисковать , чтобы узнать кто он такой, и часто впадает в созависимые отношения, не умея отличать их от любви.

” Печаль мужчины проявляется как меланхолия, которая, будучи зависимостью, вынуждает его незаметно оказываться под воздействием материнского комплекса или же испытывать смутную тоску по возлюбленной, которая появится в его жизни и исцелит его”. Джеймс Холлис.

Непрожитая жизнь родителей тяжёлым бременем ложится на судьбу детей. И осознавание сценариев этой непрожитой жизни и отделение себя от них может стать первым шагом к исцелению.

Загрузка ...