ya-metrika

Отыграемся?

Однажды на психологическом тренинге мне довелось наблюдать следующую сцену. Девушка, из числа тех, про кого говорят «красивая и смелая», откликнулась на призыв ведущего «проиграть свой запрос» в присутствии группы. У нее были сложности в коллективе, где «завистницы и стервы» постоянно строили ей козни, мешали работать и вообще вели себя нехорошо.

Героиня заняла свое «рабочее место» на стуле в центре круга. Другим участницам было предложено предпринять символические действия по ее «выживанию» — бумажками побросать, подойти и ущипнуть или пнуть. Поначалу все немного стеснялись, но зато потом, когда «преследователи» вошли в раж, красивая и смелая вдруг резко переменилась.

Сжав губы и надев на лицо каменное выражение, она продолжала сидеть на своем месте, упорно не обращая внимание на происходящее вокруг. Та деструктивная психологическая игра, которую, очевидно, она разыгрывала на протяжении многих лет, проступила со всей отчетливостью.

За пределами игр и сценариев

В книге «За пределами игр и сценариев» автор знаменитой теории игр, основатель трансактного анализа Эрик Берн анализирует истоки негативных жизненных сценариев и связанных с ними вредных психологических игр.

По его мнению, сценарий дается человеку на всю жизнь, а в основе лежат наши детские решения и родительское программирование, которое постоянно подкрепляется похвалой, нравоучениями или даже просто недовольной гримасой. «Как могло случиться, что представители человеческой расы со всей их мудростью самосознанием стремлением к истине и подлинной жизни допускают подобный самообман? — задается вопросом Эрик Берн. — Отчасти причина заключается в том, что мы любим своих родителей и что так жить гораздо легче».

Передача сценария лежит в основе старой поговорки о том, что, чтобы воспитать леди, нужно начинать с бабушки. Ну а чтобы воспитать «гусыню», а именно так на языке сценарного анализа зовутся неудачницы, нужно то же самое.

«Родительское программирование — это не вина родителей, — подчеркивает Берн, — поскольку они просто передают программу, полученную от своих отцов и матерей. Точно таким же абсурдом было бы винить их за внешний облик ребенка».

Определить, насколько удачлив ваш сценарий, несложно даже самостоятельно. Из уст победителя можно услышать что-то вроде «я сделал ошибку, она больше не повторится». Неудачник же произносит: «если бы не…», «я должен был бы…», «да, но…». Не менее часто «непобедители» употребляют слова «по крайней мере, у меня есть…».

С собой и без себя

В сборнике статей учеников Альфрида Лэнгле «С собой и без себя» есть любопытный пример про одного из пациентов — на первый взгляд, вполне успешного господина, который пришел на терапию с жалобой на свою истеричную подругу.

«Я хочу на ней жениться, а она все время виляет и вообще не впускает меня в свою жизнь», — сетовал пациент, искренне полагая, что виной тому не то, что он время от времени срывается и распускает руки, а ее истерический характер.

В ходе разговора с терапевтом выяснилось, что и на работе у него дела идут нелучшим образом. Он рассчитывал на кресло начальника, но его обошли «завистливые и тупые» коллеги. И даже о своей матери он отзывался в пренебрежительных тонах.

Нарциссическая трансформация, как подчеркивает Лэнгле, заключается в том, что человек не видит проблем в себе. «В целях поддержания в чистоте нарциссической картины мира себя он непременно винит во всем других. Чувство зависти, которое испытывает нарцисс по отношению ко всем, кто получает больше внимания или признания, говорит о крайней степени его внутренней незащищенности. Ведь если нарцисс не самый лучший, в своем представлении он полное ничтожество».

Некритичное чрезмерное восхваление ребенка и отрицание его слабостей, балующее оберегание от внешнего мира, а в случае если он не оправдывает родительских ожиданий — пренебрежительно-уничтожающие насмешливые суждения, часто соединенные с нелестными сравнениями с другими детьми, — все это и приводит к формированию нарциссической личности.

Сыграть свою жизнь на сцене

В книге «Сыграть свою жизнь на сцене» Грете Лейтц, доктор медицины, ученица Якоба Леви Морено, рассматривает возможности психодрамы в качестве метода, который способен помочь выйти из негативных ролей. Благодаря обмену ролями негативные игры, свои и те, в которые играют окружающие, переживаются понарошку, причем не один раз, а много — в повторении, по кругу.

Это и позволяет посмотреть на себя со стороны, «включиться» в свою проблему, а через какое-то время от нее избавиться.


Эрик Берн.
За пределами игр и сценариев

Минск, «Попурри», 2007
Избранные главы из основных трудов американского психиатра.

Сильвия Лэнгле, Светлана Кривцова.
С собой и без себя. Практика экзистенциально-аналитической психотерапии

М., «Генезис», 2009
Сборник статей австрийских, немецких, российских психотерапевтов. Психотерапевтическая работа с клиентами, основанная на принципах экзистенциального анализа.

Грете Лейтц.
Сыграть свою жизнь на сцене

М., «Академический проект», 2009
Доступно изложена теория и практика психодрамы, подробно описано, как психодрама применяется в работе с различными клиентами.
Загрузка ...