ya-metrika

Парадокс

В сумасшедшем доме по улице Фадеева сегодня намечалась экскурсия. Ну как, экскурсия… действующие врачи показывали студентам свои “владения”. Михаил волновался. Ведь он искренне считал, что выбрал осознанно профессию психиатра и намеревался устроить себе впечатляющую карьеру с мировым именем и известностью. Теперь он наконец-таки увидит с кем именно ему предстоит иметь дело. 

Заведение почти соответствовало всем канонам фильмов ужасов. Не хватало сумерек, подозрительных теней, светящихся в темноте глаз, ну и пары тройки трупов по пути. Обшарпанная штукатурка и общее ощущение какой-то заброшенности. Михаил вглядывался в окна. Все целы. Значит жизнь внутри есть. 

Было тихо.

Ни воплей о помощи (почему он их ждал?) Ни странно расхаживающих по периметру людей. Мурашки забегали по коже: “Ну, наконец-то!”

Внутри было как-то очень обычно. По больничному. Зеленые крашеные стены. Темный чистый пол и ровные ряды белых дверей.  

– Это не просто ознакомительная прогулка, – Павел Иванович прервал молчание. Он развернулся к дюжине студентов, для того, чтобы огласить задание, – Попытайтесь понять их. Тех, кого вы увидите.

Михаил готов был уже бежать вперед. 

– Итак, первая комната.

Он открыл дверь.

Девушка стояла напротив зеркала. Зеркало было маленьким и весело на стене. В нем она могла видеть только свое лицо. Она что-то ему шептала. Михаил весь обратился в слух. Павел Иванович поднял вверх указательный палец призывая к тишине.

– Здравствуйте, Валерия Львовна! Как вы?

Девушка обернулась. Никакой растрепанной прически. Никаких синих кругов под глазами. Да, бледная, да изможденная, нет тонуса и силы в мышцах, да по лицу видно, что болеет. Но не более того. Михаил даже разочаровался не много. 

– Все в порядке, –  коротко бросила она и снова отвернулась.

– Да сколько можно? Сколько? – вновь зашептала она. – Я тебя просила! Я просила помыть посуду! Я что ли должна это делать?! – ее тональность постепенно нарастала. 

Затем она резко отошла, видно было, что злится.

Парадокс

– Думаешь я хуже, да? Думаешь я раб твой и раб всех? Вы тут значит ходите, а я убирай? С какой это стати?

Михаил наблюдал за тем, как девушка сильнее накручивает себя. Она распалялась и ее начало трясти. Она принялась неистово тыкать пальцем в зеркало.

– Это не честно! Не справедливо! Я не обязана! Убирайте сами за собой своё дерьмо! У меня моя жизнь! На что я трачу свою жизнь! Куда? На вас? Мои мечты! Планы! 

Злые слезы полились из глаз. Она закрыла лицо руками и разрыдалась. Истерично и громко. В лучших традициях кино.

А потом в момент осела. На кровать. 

И на заплаканном лице Михаил увидел покой. Она вытерла глаза и легла на кровать.

На этом Павел Иванович закрыл дверь.

– Как считаете, в чем ее основная проблема?

– Это очевидно. Психически неуровновешенный человек. Скорее всего страдает биполярным расстройством, – тут же прокомментировал Михаил.

– Это понятно, – спокойно ответил доктор. – Но в чем ее основная проблема?

Михаил почесал затылок и пожал плечами.

– Она думает, что она мужчина, – спокойно резюмировал Павел Иванович.

 

 Дорогие читатели, дело в том, что некоторые программы помещенные в нашу психику на самом деле существуют и запускаются автономно от нас. И беда в том, что для их активации на самом деле не всегда нужен существенный повод. Мы всегда найдём к чему прицепиться, если захотим. 
Некоторые вещи могут вызывать у нас ярость вовсе не из-за обостренного чувства справедливости, а благодаря странным вовсе не осознаваемым идеям в голове. 
Структура этих идей одна. Разнится лишь степень повреждения психики. И чем больше эти повреждения, тем безумнее выглядит и воспринимается поведение человека. 
Загрузка ...