ya-metrika

Переживание утраты, Страдание и Возвращение

Переживание утраты, Страдание и Возвращение (2)

«Маленькая лодка попала в темный, вселяющий страх водоворот, и лишь наш крик был попыткой спасения: «Верните меня обратно на землю!».

Кэтрин Мэнсфилд

Неизбежность утрат в нашей жизни. На протяжении всего жизненного странствия каждый человек неизбежно встречается с потерями от начала жизни и до ее конца. Если наша жизнь оказывается достаточно продолжительной, то мы теряем всех, кто имеет для нас ценность. Если же наша жизнь не столь продолжительна, то им придется потерять нас. Об этом очень хорошо сказал Рильке: «Так мы живем, прощаясь без конца».

По мере нашего взросления, на жизненном пути мы ощущаем разные потери: безопасности, близких отношений, неосознанности, невинности, постепенно происходит потеря друзей, телесной энергии. Немецкое слово «Verlaust», которое переводится как потери, буквально означает «пережить желание», чтобы затем пережить отсутствие объекта желания. За любым желанием всегда стоит потеря. И наше эмоциональное состояние в первую очередь определяет возможность и умение переживать потери.

Переживание потери может быть очень острым, если из нашей жизни уходит нечто ценное. Переживая потерю, нам нужно признать ценность того, что мы имели. Потеряв любимого человека, мы должны оплакать эту утрату, при этом осознав все то ценное, связанное с ним. Поэтому самое лучшее отношение к тем, кто нас покинул, – по достоинству оценить их вклад в нашу сознательную жизнь и свободно жить с этой ценностью, привнося ее в повседневную деятельность. Это будет самое правильное превращение неизбежных потерь в частицу нашей мимолетной жизни.

Не полностью пережитые утраты, другими словами, перемены, к которым мы не адаптировались, омрачают нашу жизнь, ослабляют нашу энергию и ухудшают нашу способность устанавливать отношения. Не будучи в состоянии горевать, мы становимся заложниками старых ценностей, мечтаний и отношений, остаемся за пределами настоящего, потому что мы все еще «пляшем под дудку прошлого».

Способность к гореванию в значительной степени связана с процессом нашего взросления. С самого момента рождения наша жизнь сопровождается потерями. Младенец приходит в этот неведомый мир, отделяясь от материнского лона; затем отказывается от материнской груди, чтобы пить из чашки; утрачивает безопасность, которую ощущал на руках у матери, когда начинает ходить. Если такие перемены происходят в надежном окружении, то ребенок преуспевает в своем развитии и, скорее всего, став взрослым, уже имеет психологическую модель горевания. Когда лестница установлена прочно, мы уверены в опоре и жаждем сделать следующий шаг, чтобы достигнуть новых высот.  Успешное развитие предполагает череду расставаний, воспоминание о них – как подъем по лестнице. Если лестница шатается или мы вынуждены подниматься слишком быстро, сделанные шаги вселяют страх, не давая ощущения контроля за ситуацией.

При отсутствии в прошлом здоровых расставаний, работа горя происходит намного медленнее. Прежде чем смириться с новой потерей, мы вынуждены обращаться к не пережитым полностью прежним утратам.

Как пережить утрату. Утрата может касаться любой сферы жизни: развод, смерть близкого человека, потеря работы, друзей и всего того, что представляет для нас ценность. В контексте данной статьи мы будем говорить об утрате близкого человека.

Переживание утраты требует времени и сопровождается страданием, чувством, которое заставляет нашу нервную систему воспринимать все в черном цвете. Это связано с тем, что уход близкого образует дыру в жизни человека: в эмоциональной жизни, в смыслах его жизни, вообще в том, как его жизнь устроена. И эта дыра не может сразу чем-то заполниться. Поэтому требуется длительный процесс, и это процесс постепенного отпускания другого и перестраивания своей жизни. Именно в этот период жизни может быть полезна совместная работа с психологом.

Переживание утраты – это процесс, связанный со стадиями расставания и представляет собой движение от не-расставания к постепенному отпусканию ситуации, связанной с утратой.

У процесса переживания горя есть своя внутренняя логика. Переживание, доминирующее на определенной стадии, не может быть полностью завершено, пока не решены задачи данной стадии. Каждая следующая стадия – это новый шаг в расставании (не в прерывании отношений, а в полноценном процессе прощания), одновременно с этим и в осмыслении отношении с утраченным.

Каждая следующая стадия – это бОльшая возможность жить без. Однако речь не идет о том, что это переживание не встречается ни до, ни после этой стадии. Так думать было бы упрощением, и реальная терапевтическая практика не позволяет нам это делать.

Работа психотерапевта на различных стадиях переживания горя:

(по материалам статьи «Терапевтическая работа на различных стадиях переживания горя» О.В. Немиринского)

«Нулевая стадия: шок и оглушенность».

Это стадия острого горя, шока, замирания, оглушенности. Здесь нет развернутого процесса переживания. Это адаптивная физиологическая реакция в ответ на запредельно болезненное событие. Все чувства этого человека буквально застывают; это описывается клиентами как «окаменение» или «заледенение» в груди. Эта стадия может в явной форме вообще отсутствовать, а может длиться вот нескольких часов до нескольких дней, но обычно, не больше недели. Если это происходит дольше недели, то скорее всего можно наблюдать депрессивную реакцию, которая является реакцией острого горя – здоровой адаптивной реакцией на ситуацию утраты близкого любимого человека.

У этой стадии есть свой смысл, потому что явление значимой утраты действует шоковым образом, и, возможно, замирание происходит для того, чтобы впустить эту «информацию» в себя медленно, по каплям. Потому что она настолько оглушающая, что вызывает нечто вроде «охранительного торможения». И здесь более значимой оказывается теплая поддержка и участие близких людей – просто быть рядом, держать за руку, слушать, разговаривать с ним…

Задачи психотерапевта на этой стадии тепло, понимание и практические советы (как обеспечить себе минимально необходимое количество сна, еды и пр.). Это связано с тем, что в первые дни горевания человек отчасти дезориентирован, его эмоции приглушены, он часто не понимает, как себя вести и в таком оглушенном состоянии ему могут быть важны простые подсказки о том, что он может делать, как ему о себе заботиться. Важно также успокоить клиента, объяснив ему, что его бесчувствие – это реакция на запредельно болезненное событие, а не неожиданное проявление нелюбви или «аморального бездушия».

«Первая стадия – неприятие реальности утраты».

Речь не идет о том, что человек говорит: «Нет, это неправда», т.к.  это не психотическое состояние, и он, естественно, знает, что утрата произошла. Но если Вы попросите его сказать об том, ему очень трудно будет произнести эти слова. Иногда клиенты говорят: «У меня губы не размыкаются, чтобы сказать это», и это, как правило, не метафора. Они непосредственно телесно переживают невозможность произнести эту фразу или, во всяком случае, им очень трудно это сделать.

Задачи психотерапевта на этой стадии – в том, чтобы понять смысл этой стадии, на которой клиент находится и поддержать те процессы, которые ему необходимы. Здесь важно не двигать клиента вперед, а нужно работать с восстановлением его бытия вместе. Человеку важно побыть с тем, кого он так неожиданно утратил, говорить, как ему было с ним вместе, вспоминать, что происходило у них в жизни. Это необходимо потому, что это так резко произошло – и та совместная жизнь человека с объектом утраты закончилась, и еще нет образа, как можно жить дальше. И терапевту очень важно организовать вот это бытие вместе и дать человеку возможность побыть вместе.

Если эта работа переживания происходит, то во второй половине первой стадии действительно можно пробовать работать с признанием реальности утраты, с тем, чтобы это было произнесено клиентом.

Тем не менее, эта стадия является противоречивой, т.к. человек же понимает, что реально утрата произошла и в то же время, это противоречивость самого переживания – нежелания, чтобы это происходило. Терапевту важно и нужно признавать, и поддерживать эту противоречивость, признавать ценность этого переживания, чтобы человек мог постепенно перейти к тому, как «не хочется признавать, что это произошло», и дальше, постепенно к тому, «как жаль, что это произошло».

«Вторая стадия – переживание вины».

Эта стадия тоже является одной из наиболее важных, потому что на самом деле те случаи, когда реакция острого горя переходит в состояние реактивной депрессии, связаны обычно с первой и второй стадией. Как правило, если человек прошел уже первую и вторую стадию, то маловероятно, чтобы реакция острого горя трансформировалась в реактивную депрессию.

На этой стадии переживание вины заполняет человека: «Я виноват». Иногда для этого переживания есть какие-то как будто объективные «причины», но иногда их очень мало. Неважно, есть ли какие-то аргументы «в пользу вины» или нет таких аргументов, – в любом случае нам нужно понять, что это такое и не стараться спасти клиента от переживания вины. Иначе, при подобных попытках терапевта, клиент, скорее всего, ощутит пропасть непонимания между ним и терапевтом.

В данном случае эта ситуация учит нас ценности переживания вины. В чем же смысл переживания вины в ситуации проживания горя? Переживание вины – это острое переживание своей связи с другим человеком и ощущение участия в этой связи. И это важный момент в процессе переживания горя. Когда человек уже признал реальность утраты, в этот момент он еще острее переживает свою связанность. Он уже немножко отделился, это уже не то слияние, которое было, но при этом он еще остро переживает свою связанность.

Задачи психотерапевта на этой стадии – важно не обесценивать переживание вины, но при этом поддержать всю противоречивость этого переживания: когда, с одной стороны, ощущаешь свою ответственность («я мог что-то сделать»), а с другой стороны – это опять способ вернуться туда, где утрата еще не произошла (когда я думаю, что я МОГ БЫ, я нахожусь еще там, вместе, я как бы остаюсь вместе с этим человеком). И побыть опять там, побыть там вместе с клиентом. Поэтому переживание вины очень важно. И здесь работа скорее состоит в том, чтобы вместе с клиентом понять смысл этого переживания. Разговаривать с ним об этом. Это другой виток бытия вместе после утраты, по сравнению с предыдущей стадией.

Если Вы видите, что острота, интенсивность переживания вины снижается, если она чуть-чуть начала меняться (а она будет более или менее меняться, не сразу, постепенно, если Вы сможете быть вместе с этим человеком в его переживании вины), тогда можно пробовать работать с тем, чтобы восстановить субъектность Другого (объекта потери). Можно использовать технику реконструкции завещания: что бы Он мог Вам пожелать? как бы Он завещал Вам жить?

Это шаг к отделению, но не к механическому отделению. Это шаг от слияния к отношениям. И в этом есть еще одна парадоксальность, которую надо понимать и о которой на ранних стадиях не всегда можно говорить с клиентом. Парадоксальность состоит в том, что, когда происходит ситуация утраты, близкий человек умер (ушел), отношения с ним отчасти замораживаются. Этти отношения как будто лишаются отдельной субъектности двоих. И здесь поэтому важно восстановить субъектность ушедшего, чтобы он что-то «сказал» мне… в связи с этим уместны техники, восстанавливающие условный диалог с ушедшим. Терапевт может помочь клиенту посмотреть, что происходит в этих как будто продолжающихся отношениях, но не «как будто», а в каком-то смысле в самом деле продолжающихся отношениях. Это не те отношения, которые разворачиваются в физическом пространстве, но в каком-то особенном смысле они продолжают существовать. И в этих отношениях можно восстановить активность Другого – чтобы он мне сказал? На что он меня хочет благословить? Или не хочет благословить? И тогда мы идем от слияния к отношениям.

Эти две стадии являются самыми важными в том плане, что их непроживание грозит возникновением состояния реактивной депрессии. Но последующие стадии, безусловно, тоже важны и если полноценного проживания горя не происходит, то часть жизненной энергии человека остается «связанной», и его жизнь, его отношения с миром могут остаться обедненными.

«Третья стадия – восстановление способности отталкиваться (восстановление агрессии)».

Это еще одна стадия восстановления отдельности и реконструкции отношений, в которых признается отдельность друг друга, что совершенно невозможно на первой стадии потому, что там просто лихорадочно хочется побыть вместе. Также это очень сложно на второй стадии, наполненной переживанием вины. На третьей стадии возможно восстановление уважения и признания того, что что-то не случилось в отношениях. В каком-то смысле это восстановление более человеческого образа другого.

Задачи психотерапевта на этой стадии – восстановление способности клиента к здоровой жизнерадостной агрессии. Но стоит понимать противоречивость этого переживания, очень аккуратно подходить к этому вопросу и не толкать клиента к выражению агрессии к объекту утраты.

Важно уловить готовность клиента рискнуть и мягко поощрить его к высказыванию от том, чего не случилось в этих отношениях, возможно чем-то он был недоволен в них, или они были сложными, или противоречивыми, или там была какая-то неудовлетворенность… И здесь клиент иногда отчасти возвращается к переживанию вины. Этого не надо бояться. Во-первых, если предыдущая стадия в основном пройдена, то чувство вины не заполняет человека целиком. Во-вторых, если он уже говорит о недовольстве, то, вероятно, у него есть силы для того, чтобы он мог совладать с переживанием вины.

Также значимым является и восстановление агрессии по отношению к другим людям. Дел в том, что переживающий горе эмоционально приглушен. Отсюда понятно, что восстановление способности к агрессивной реакции, к открытому, полноценному выражению недовольства – хороший знак; это восстановление жизненности, восстановление жизнеспособного уровня энергии.

Суть этой стадии переживания горя и задачи терапевтической работы состоят не в том, чтобы формально добиться проявления агрессии. Это стадия восстановления субъектности другого, и «отталкивание» – это движение к большей полноте и естественности отношений и, одновременно, к восстановлению жизненной энергии.

Если человек это проходит, то мы видим, как проявления здоровой агрессии, так и проявления грусти. И это уже не грусть-подавленность, грусть более свободно выражается, в ней уже легче дышать.

«Четвертая стадия – переживание любви и благодарности»

Если происходит восстановление отдельности, то возможно переживание любви и благодарности без явной примеси чувства вины. Пока чувство вины занимает значительное место в переживаниях, любовь и благодарность не могут прийти к человеку, потому что это свободные переживания, т.е. переживания, возникающие на фоне ощущения свободы в отношениях.

Появляется благодарность ушедшему за прожитые вместе годы, благодарность судьбе за то, что она подарила встречу с ним, переживание продолжающейся любви, хотя и грустью от того, что невозможно прямо выразить ее…

Четвертая стадия понятна для глаза и слуха психотерапевта: во-первых, переживания любви и благодарности делают человека светлее; во-вторых, на каждой стадии увеличивается общий «энергетический потенциал» клиента. Внешне при этом возникает впечатление, что клиент выглядит спокойнее, чем на предыдущей стадии и у него на самом деле больше сил, больше энергии (это видно по телесным проявлениям), больше самоподдержки.

Один из парадоксов переживания горя состоит в том, что наполненный горем человек охвачен отчаянной привязанностью и почти лишен любви. Воскрешение прерванной любви, в той мере, в какой это возможно, является внутренней задачей этой стадии переживания горя. На этой стадии у клиента актуализируется потребность в восстановлении любви, а это значит не только принимать, но и отдавать, осуществлять, выражать свою любовь.

Задача психотерапевта на этой стадииздесь терапевту важно не инфантилизировать клиента и вовремя заметить его импульс уже не столько принимать, сколько давать и выражать отношение любви, затем дать клиенту пространство в терапевтических отношениях для этого выражения.

Поначалу переживание любви может быть «пугливым» и мелькающим, длящимся недолго, т.к. в полноценном эмоционально наполненном переживании любви к ушедшему, свет перемешан с болью и грустью в тот момент, когда оно начинает восстанавливаться. Однако, если терапевт даст пространство разворачиванию этого переживания клиента, оно постепенно начинает укореняться и приводит к восстановлению полноты жизни клиента, что в свою очередь увеличивает способность любить окружающих людей.

Когда завершается переживание горя?  На это есть два ответа. Один – простой и жизненный – оно не завершается никогда, уже нет острой боли, но грусть и любовь все равно остаются в сердце человека. Воспоминания об объекте утраты, приходящие реже, не замораживают, а согревают его.

Второй ответ – когда мы говорим о процессе переживания горя, мы имеем ввиду некоторую точку, когда переживание горя перестает быть самым сильным переживанием человека и постепенно уходит в фон его жизни. Полноценное завершение периода горевания означает, что человек способен полно существовать в других отношениях, ярко переживать настоящее и быть устремленным в будущее, помня с любовью и грустью об ушедшем.

Когда заканчивается процесс горевания, мы чувствуем энергию, интерес к жизни и новым делам, желание общаться с окружающими людьми и заводить новые знакомства. Мы больше не поглощены прошлым. Вместе с этим, к нам приходит новая зрелость и сопереживание, мы становимся более терпимыми к другим и начинаем лучше понимать самих себя, меньше тратим время впустую и на незначимые вещи в нашей жизни потому что понимаем, что жизнь коротка и наслаждаемся ею. 

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

«Душевные омуты», Джжеймс Холлис

«Жизнь после утраты», Вамик Волкан, Элизабет Зинтл

Статья «Терапевтическая работа на различных стадиях переживания горя (лекция)», О.В. Немиринский в сборнике «Грани гештальт-терапии»

Загрузка ...