ya-metrika

Переживая горе. Истории жизни, смерти и спасения

Публикуем фрагмент из книги Джулии Самюэль
«Переживая горе. Истории жизни, смерти и спасения».
Издательство «Питер», 2019

Наш первый вдох говорит о том, что мы родились. Последний вдох говорит о смерти. Мы знаем, что умрем. Это единственный предсказуемый факт, однако наш удивительный разум превращает это знание в хорошо охраняемую тайну.

Перед лицом своей смерти

переживая гореСтолкнувшись со своей смертью, мы должны принять потерю смысла жизни и признать, что наш уход станет огромной потерей для тех, кто нас любит. Но смерть не всегда бывает печальной. Когда человек принимает ее и перестает бороться за жизнь, он может умереть благородно, мирно и безболезненно в окружении любимых людей.

Психологи с большим опытом работы в этой сфере рассказывают об уникальной близости с человеком в момент его смерти. Они говорят об этом моменте как о времени, когда у нас есть возможность обогатиться благодаря глубоким эмоциям. Оказавшись на подобном пути, человек больше не стремится к успеху или одобрению, поэтому может быть самим собой. В то же время этот путь не единственный и подходит не всем. Некоторые люди должны продолжать бороться и могут относиться к смерти как к войне. Солдаты не прекращают сражаться до того, как погибнут. Благородство и спокойствие не для всех.

Время, проведенное в хосписе, научило меня тому, что мы все должны говорить, планировать и готовиться к смерти задолго до того, как настанет время умирать. Это поможет разобраться в себе и понять, почему мы, так сказать, до смерти боимся смерти. Мы избавимся от этого страха, если спокойно разберемся в своем отношении к жизни и смерти и поговорим о обсудим свои желания, мысли и страхи с близкими людьми, особенно с теми, кто собирается нас пережить. Иногда, несмотря на долгие разговоры, мы можем так и не почувствовать готовность к смерти в тот момент, когда придет время.

Люди перестают бороться за жизнь и принимают смерть в процессе переживания личного горя. Этот случается, когда человек чувствует боль от утраты желанного будущего и находит силы принять ограниченное будущее.

Если мы верим во что-то, что утешает нас при жизни и утешит на пороге смерти, наши страдания не будут столь сильными. Если мы захотим поговорить с близкими о нашей смерти, они тоже будут страдать меньше. Никто не знает, что чувствует умирающий человек, но мы уверены: если мы будем присутствовать при смерти любимого человека, это навсегда останется в нашей памяти. Смерть, когда чувства каждого соответствуют его мыслям, воспринимается легче.

По своему опыту я знаю, что всегда будут те, кто не может говорить о смерти или не хочет ослаблять свои защитные механизмы. Признание смерти вызывает у них парализующий страх, поэтому единственной реакцией становится отрицание. Нужно понимать, что даже те, кто отрицает свою смерть, могут говорить о своих страхах образно. Важно улавливать подсказки в их речи. Те, кто не говорит о смерти, скорее всего, будут страдать сильнее по мере ее приближения (не только из-за проигрыша в борьбе, в которой им хотелось победить, но и из-за появления огромного страха смерти). Однако некоторые люди могут полностью отрицать смерть и все равно умереть спокойно.

Многие из нас наслышаны о чудесах медицины, которая ежегодно спасает миллионы жизней. Но эти успехи дают нам неверное представление о ее возможностях. Как только человек со смертельным диагнозом преодолевает переломный момент, его состояние можно стабилизировать, но болезнь обратить вспять нельзя. Пациентам и их семьям тяжело это принять. Они всегда надеются на операцию или лечение, верят, что из миллиона человек именно им повезет. Иногда приходится принимать очень тяжелые решения — выбирать между риском смерти вследствие лечения, например химиотерапии, и риском смерти от самой болезни. Поэтому врач должен поговорить с умирающим пациентом и его семьей, чтобы вместе принять сложное решение.

Когда я работаю с семьями, в которых один из членов ожидает свою смерть, то советую открыто и честно говорить друг с другом. Но самое главное — прошу убедиться, что ни у кого не останется сожалений. Люди должны провести время вместе, помириться или хотя бы просто помолчать вместе, сделать фотографии и записи в дневнике, сократить число гостей до самых близких и сосредоточиться на человеке, которого они так любят. Каждая минута ценна и станет источником утешения после смерти человека.

В глубине души мы знаем, что хотим умереть без боли, мирно и с достоинством. Мы не хотим уходить в одиночестве — мы желаем, чтобы рядом были люди, которые нас любят, и находиться в месте, где чувствуем себя в безопасности. Нам не хочется оказаться в больнице, где мы потеряем свое достоинство в схватке за жизнь. Если мы в состоянии обдумать нашу неизбежную смерть, какой бы сложной она ни была, у нас появится возможность обставить кончину по своему желанию. Это также означает, что мы будем меньше страшиться ее. Мы не можем контролировать свою смерть, но мы можем использовать все доступные средства поддержки, чтобы сделать ее максимально приемлемой.

Стоит повторить, что главный барьер на пути к обсуждению смерти преодолевает так называемое «магическое мышление». Люди боятся, что каким-то образом разговорами о смерти приблизят ее. Либо считают, что разговор о смерти означает, что они сдались. Вот почему мы должны побеседовать на эту тему прежде, чем окажемся на пороге смерти.

Страх смерти

Наше отношение к смерти с огромной вероятностью отражает нашу жизнь. Если человек часто злится на жизнь, он еще больше будет злиться по мере приближения смерти.

В это сложное время наши эмоции зашкаливают. Многие люди относятся к смерти негативно. Осознание своей смертности и чувство надвигающейся угрозы может вызвать огромный страх.

Размышляя о прожитой жизни, человек либо почувствует принятие, либо решит, что прожил бессмысленную жизнь. Неудивительно, что те, кто считает, что жили полной жизнью, будут меньше бояться смерти, чем те, кто считает свою жизнь бесцельной.

Страх смерти зачастую усиливается, когда человек теряет близкого. Дело в том, что это вызывает мысли о собственной смертности и заставляет задуматься о том, что рано или поздно мы умрем. Чтобы справиться с этим страхом, многие переходят в оборону, например пытаются отвлечься от неизбежных мыслей о смерти или отрицают свою уязвимость. Эти защитные механизмы привели к убеждению, что смерти нужно бояться и избегать любой ценой. Однако исследования показывают, что люди, которые были на грани смерти, часто перестают ее бояться. Я часто отмечала, что родители, потерявшие детей, больше не боятся умереть.

Принятие смерти

По результатам исследований, люди, которые морально приняли смерть, психологически подготовлены к конечности жизни. Они осознают свою смертность и проявляют позитивную эмоциональную реакцию.

Однако некоторые могут принимать смерть в целом, но при этом отрицать мысль о своей смертности. Например, ученые изучили восприятие человеком чужой смертности и собственной и выявили, что участники исследования зачастую нереалистично описывали свою возможную смерть, зато весьма реалистично — смерть других.

Отношение человека к смерти может быть связано с его физическим и психическим здоровьем. Это подтверждено исследованиями: физически здоровые люди зачастую меньше боялись смерти. Было доказано, что принятие смерти положительно влияет на здоровье и благополучие в целом.

Когда умирает ребенок

Нет ничего более тяжелого, чем смерть ребенка. Мы не думаем о том, что нам придется хоронить своих детей: это они должны хоронить нас. Но смерть ребенка рвет в клочья это правило жизни.

Пары, у которых умер ребенок, были выбиты из колеи и дезориентированы. Им казалось, что они попали в чужой мир, страшный и сбивающий с толку, и в котором у них не было карты и компаса. Смерть ребенка оставляет после себя огромную пустоту и рушит жизнь человека.

Родители скорбят по сыну или дочери, которые были смыслом жизни. Им тяжело смириться с переменами, с мыслью, что их ребенок никогда не вырастет. Они вынуждены перестраивать свою жизнь и смотреть в будущее без него.

Если родители хотят встретиться с психологом после смерти своего ребенка, я рекомендую ходить на сеансы вдвоем. Такая утрата сильно встряхивает отношения и всю семью. Если один родитель не ходит на сеанс, семье будет сложно оправиться после удара. Как говорят многие родители, смерть ребенка делает тебя членом клуба, в который никто не хотел бы вступать. Многие семьи чувствуют себя аутсайдерами. К тому же некоторым кажется, что их каким-то образом выбрали для такого несчастного события.

Важным шагом к восстановлению будет общение с другими людьми, которые тоже потеряли детей. Они станут вашей группой поддержки.

Зачастую люди упускают из виду огромное горе бабушек и дедушек. Они не только оплакивают своего внука, но и видят страдания своих детей. При этом не могут ничего изменить. Бабушки и дедушки могут сыграть ключевую роль в объединении семьи после смерти ребенка, если они поддерживают хорошие отношения со своими детьми. Но если отношения не самые лучшие, это лишь усугубит ситуацию.

Риски для скорбящих родителей

После смерти ребенка мать и отец подвергаются повышенному риску психиатрических и хронических заболеваний. Риски особенно высоки в первый год: вероятность того, что скорбящие родители попадут в больницу и пройдут первую психиатрическую проверку, на 70 % выше, чем у родителей, которые не теряли ребенка.

Не могу не подчеркнуть важность психологической помощи, когда человек пытается пережить тяжелую утрату. В течение первого года родители, которые ничего не делают со своим горем, почти не отличаются от остальных скорбящих людей. Но в последующие годы и даже десятилетия они могут страдать в социальном, эмоциональном и физическом плане больше, чем другие скорбящие люди.

Различия между мужчинами и женщинами

Женщины переживают утрату ребенка дольше, чем мужчины. Они страдают повышенной тревогой, навязчивыми мыслями и бессонницей. Исследование показывает, что мужчины реже хотят говорить о смерти ребенка и чаще отказываются от профессиональной помощи. Возможно, все дело в том, что они хотят оставаться сильными ради своих жен (либо всему виной влияние общества). Это не означает, что мужчинам легче. Просто они управляют болью по-другому. Это приводит к тому, что мужчины не получают достаточной заботы и внимания от окружающих. Людям вокруг кажется, что мужчины справляются сами, хотя это не так. В результате мужчины чувствуют, что их горе обесценили.

Исследование отношений пар

Если мать и отец могут обсуждать свое горе, они сблизятся после утраты ребенка. Это два человека, которые действительно знают, каково терять ребенка. Исследование показывает, что пары, которые уже столкнулись с трудностями в отношениях и не обращаются за профессиональной помощью, с большей вероятностью разведутся после смерти ребенка.

Для восстановления необходимо задействовать все варианты социальной поддержки. Друзья, которые всегда рядом в тяжелой ситуации, помогут паре пережить горе. Со временем они помогут семье вернуться к жизни — новой жизни, в которой родители не будут чувствовать себя аутсайдерами.

Чувство вины

Скорбящие родители испытывают огромное чувство вины. В отличие от других скорбящих людей, они считают себя ответственными за смерть ребенка независимо от ее причины. Чувство усиливается, если смерть была внезапной. Семьи часто обдумывают обстоятельства смерти, хотят вернуться в прошлое и изменить решение, которое могло привести к такому исходу.

Слова «вы не виноваты» таким парам не помогут. Это то же самое, что просить человека не волноваться.

Родители хотели бы изменить что-то в прошлом, но не могут. Чувство вины необходимо подробно изучить и проговорить. Лишь тогда его можно преодолеть. Этот процесс зачастую помогает обнаружить несоответствия между мыслями и реальностью. Два голоса, которые молча сражаются друг с другом, становятся четче. Родители могут знать, что их ребенок умер из-за несчастного случая или естественной смертью, но голос, идущий из сердца, убеждает их взять на себя всю вину. Зарождающийся конфликт зачастую вызывает невыносимое напряжение. Но если разобраться с ним, напряжение ослабнет.

Ошибочные представления

Люди, которые не теряли детей, часто пытаются смягчить боль других людей. Многие из нас стремятся к позитиву и ошибочно предполагают, что терять младенца не так больно, как ребенка постарше, потому что родители не успели узнать его. Боль от утраты ребенка нужно измерять не его возрастом, а любовью и надеждой родителей.

Люди также предполагают, что наличие других детей ослабит боль утраты. Исследование показывает, что наличие других детей может помочь родителям, потому что им приходится продолжать жить ради них. Эти дети становятся смыслом их жизни. Однако это упрощенная точка зрения, которую не следует брать за основу. Иногда боль скорбящих родителей может превосходить любовь к оставшимся детям.

Приспособление

Приспособление — психологический термин, описывающий тяжелую утрату и ее воздействие на нас, а также внутренние перемены, которые позволят привыкнуть к новой реальности. Приспособление можно изобразить наглядно. Пространство или дыра, которая отражает утрату, поначалу представляет собой бездонную и всепоглощающую темноту. Но со временем — порой очень долгим временем — скорбящий человек перестраивает свою жизнь. Пусть дыра и не уменьшается в размерах, но вокруг нее расширяется жизнь.

Посттравматический рост

Исследование, проведенное в США и Великобритании, показало, что травматическое событие может привести к позитивным переменам и психологическому росту. Это ни в коем случае не умаляет тяжести травмы. Но события, изменившие жизнь, могут вызвать неожиданные последствия в судьбе некоторых людей. Например, люди становились более уверенными в себе и чувствовали себя более стойкими перед лицом трудностей. Все благодаря одной мысли: «Если я пережил это, то переживу что угодно». Травма также может поменять приоритеты в жизни. Большинство людей переставали ценить деньги и статус и уделяли больше внимания отношениям. В результате отношения с членами семьи и окружающими были более глубокими и приятными, потому что люди становились мудрее и милосерднее. После таких тяжелых страданий усиливалась их способность к эмпатии и сочувствию.

Загрузка ...