ya-metrika

Песочная терапия. Эффективна ли психологическая работа с детьми?

Песочная терапия. Эффективна ли психологическая работа с детьми? (2)

Данная статья взята из моего блога на Яндекс.Дзене. Если Вам интересно, добро пожаловать туда.

Есть мнение, что психотерапия может быть успешна при определенных условиях (или требованиях к клиенту). Одним из таких требований являются возрастные рамки. Например, Карл Роджерс [Роджерс, 2015, стр. 48] считал, что для эффективного консультирования и психотерапии, возраст клиента должен находится в возрастном диапазоне от 10 до 65. Этот возраст объясняется некоторой степенью независимости в поступках и принятии решений, а также достаточной гибкостью при адаптации. Также, очевидно то, что этот диапазон довольно условный. Если Вам уже 9.5, и Вы сильный и независимый молодой человек или прелестная леди в самом рассвете сил, то добро пожаловать ко мне на консультацию.

Позиция Роджерса получает свою поддержку в исследованиях Ж. Пиаже. Этот швед выделяет 4 стадии развития интеллекта [Пиаже, 2003], а также одним из важных феноменов в его теории является феномен эгоцентризма.

Эгоцентризм – неспособность ребенка (обусловленная естественным развитием человека; не является патологией) принять точку зрения, отличную от собственной. Проявляется как в физическом плане (“Например, ребенок может показать свою правую руку, но, глядя на стоящего против него партнера, будет путать отношения…”), так и в социальной плане (“…ребенок сначала приписывает другим свой собственный взгляд на вещи”) [Пиаже, 2003, стр. 72]

 

Эгоцентризм, который характерен для детей до 7 лет вызывает затруднение в проведении консультативной работы с детьми из-за их неспособности встать на другую точку зрения. Получается, что с детьми до 10 лет проводить психотерапию нет никакого смысла? Шах и мат, психологи? Да. Нет. Это как посмотреть.

Проводить классическую сессию в формате вербальной психотерапии (в форме беседы), на мой взгляд, будет не очень эффективно. Маленькому ребенку сложно будет концентрироваться на ситуации в течение 50 минут, а также, его речевой запас, зачастую, не способен обеспечить выражение всего спектра чувств. Однако, работа с маленькими детьми возможна, и на помощь нам приходит “рыхлая осадочная горная порода” (© Википедия).

Песочная терапия – это метод психологической работы с клиентом с использованием специальной песочницы и фигурок. Данный метод возник в рамках Юнгианского аналитического подхода. Песочная терапия стала для меня очень удобным и эффективным методом работы с детьми.

Метод песочной терапии показал свою эффективность в работе с различными проблемами у совсем юных клиентов. Есть исследования [Старостина и др., 2018], [Han et al., 2017], [Torenro et al., 2017] которые указывают на эффективность данного метода работы при следующих проблемах:

  1. Психологические последствия сексуального насилия;
  2. Детская агрессивность;
  3. Негативное взаимодействие со сверстниками, проблемное поведение;
  4. Детская тревожность.

Как устроена сессия песочной терапии? Клиенту предлагается сделать построение в песочнице: выстроить ландшафт, выбрать фигурки и выставить их в песочницу. Затем клиент придумывает название своего построения. Далее, терапевт вместе с клиентом обсуждают построение, обсуждают мысли и чувства возникшие в процессе построения. Обсуждается символика фигурок и ландшафта. После обсуждения, клиенту предлагается изменить построение, добавить, изменить или убрать что-либо в песочнице и заново дать название построению.

Символика, лично у меня, вызывает массу вопросов. Тут проблема в том, что все исследования об эффективности песочной терапии, которые Я находил предлагают комплексный взгляд на песочную терапию. Они не затрагивают вопросы эффективности и достоверности отдельных компонентов терапевтической работы на песке. Отсюда мне кажется не понятным, достаточно ли обусловлена такая интеграция символики с песочной терапией. Возможно, конечно, что в детстве меня уронили, и поэтому:

  1. Когда на Пасху мне говорят, что “Христос Воскресе”, Я неловко отвечаю “Здорово, спасибо” (данная фраза не преследует цель оскобить чьих либо убеждений, Я крестьянка, как и мы все);
  2. Если мне говорят “не свисти денег не будет”, Я спрашиваю: “А почему?”;
  3. Мне сложно поверить в символику ландшафта и фигурок в песочной терапии.

На мой взгляд, обращение к символике ландшафта и фигурок в песочной терапии работает в случае, если мы работает с клиентом, который имеет достаточный уровень развития мышления. Обращение к символам требует определенной способности к обобщению информации.

В своей работе с детьми в песочной терапии Я предерживаюсь следующим принципам:

Взаимодействие с песком и фигурками в игровой форме само по себе терапевтично;

  1. При построении, которое проходит в игровой форме, человек проецирует на песок свои проблемы, за счет чего происходит эмоциональная разгрузка;
  2. Есть что-то магическое в возможности исправить построение (читай проблему) после её первого построения;
  3. Построение, а также обсуждение между построениями, позволяет человека взглянуть на свою проблему “со стороны”.

Напоследок, хочу поделиться с Вами одним ярким личным опытом работы песочной терапии с ребенком (время, место, имена изменены, в 1477 я еще не родился).

1477 год. В этом году был основан Тюбингенский Университет. Спустя 4 дня после этого важного для мировой педагогики события, ко мне пришел коллега по работе и высказал свое беспокойство относительно одного своего подопечного. Я предложил коллеге пригласить родителя подопечного ко мне на консультацию. С родителем мы договорились о том, что ребенку будет предложено посетить мой кабинет, где мы будем заниматься песочной терапией. Ребенок проявил к этому интерес и дошел до меня. Проблема у ребенка была в повышенной тревожности, что выливалось в плохое поведение на занятиях Богословия (15 век, все дела). Мы провели около восьми встреч. На каждой встрече ребенок строил зоопарк. На первой встрече это был зоопарк в городе, которых отличался малогабаритными загонами, в которых животных было тесно. Постепенно мы обсуждали “тесноту” проявлений ребенка, обсуждали то, как ему бывает сложно выразить все чувства, которые в нем присутствуют. Главным моментом в обсуждении стало то, что однажды Я, заметив, что ребенок злится на меня, отметил это. Каково было мое удивление, когда он согласился с этим и смог вербально рассказать мне об этом (с учетом большой разницы в возрасте и того, что Я преподаватель, а он ученик). На последней встрече ребенок построил заповедник, в который приехали посетители из города (посетители также присутствовали в каждом построении, в одинаковом количестве, с одинаковыми характеристиками). В заповеднике зверям было очень просторно и хорошо. Родитель ребенка и мой коллега отмечали улучшение поведения ребенка, утверждали, что тот стал более спокойным. Этим ребенком был Альберт Эйнштейн.

 

Список литературы

  1. Пиаже Ж. (2003) Психология интеллекта. (Психология-классика). – СПб.: Питер, – 192с;
  2. Роджерс К. (2015) Консультирование и психотерапия. Новейшие подходы в психологической практике. Пер. с англ. – М. ИОИ 200 с;
  3. Старостина Л.Д., Филиппова М.А. (2018) Песочная терапия как метод коррекции эмоциональных нарушений у дошкольников. // Современные исследования социальных проблем , Том 9, № 10. DOI: 10.12731/2218-7405-2018-10-133-150;
  4. Han, Youjin., Lee, Yuseon., & Suh, Joo Hyun., (2017) Effects of a sandplay therapy program at a childcare center on children with externalizing behavioral problems.The Arts in Psychotherapy http://dx.doi.org/10.1016/j.aip.2016.09.008;
  5. Tornero, M. D. L. A. & Capella C. (2017) Change during Psychotherapy through Sand Play Tray in Children That Have Been Sexually Abused. Front. Psychol. 8:617. doi: 10.3389/fpsyg.2017.00617.
Загрузка ...