ya-metrika

Плачьте вместе

В последнее время я стала срывать злость на своем пятимесячном малыше. Просто какие-то всплески агрессии, непонятно откуда берущиеся. Меня все раздражает, и я отрываюсь на нем. Меня все бесит: он смеется – я начинаю на него орать: «Весело тебе? Из-за тебя никуда не поехали, а тебе смешно. Конечно, у тебя же фигура не испортилась!» Он плачет, а меня это еще больше злит: «Что ты орешь? Заткнись, а то рот зашью!» Не понимаю, откуда во мне такая злость. Ведь это мой ребенок, он ничего не понимает еще. Недавно опять разозлилась и накричала на него. Он заплакал, а я ушла в другую комнату. Малыш целый час плакал. Потом я пришла, дала ему соску и укачала в коляске. А когда он проснулся, заулыбался и потянулся ко мне ручонками, я разревелась. А он таращил на меня непонимающие глазенки, как будто спрашивал: «Мамочка, что с тобой? Я так рад тебя видеть, а ты плачешь». Я боюсь, что он будет меня бояться, что я испорчу ему психику. Но я не могу контролировать эти всплески агрессии. Они начинаются на пустом месте. Пожалуйста, помогите!
Галина, 26 лет

Происходящее с вами принято классифицировать как «расстройство поведения, связанное с послеродовым периодом», или проще – как проявление довольно распространенной «послеродовой депрессии». Это не психическое заболевание, а подобное неврозу состояние, вызванное неблагоприятным стечением эмоционально-стрессовых, эндокринных и физиологических факторов.

Возможно, что в такой ситуации можно было бы бросить традиционное «Не берите в голову – пройдет само», если бы не ребенок. Для него сейчас травматична любая эмоциональная неадекватность или равнодушие, отстраненность, холодность, не говоря уже о четко проявленных в мимике и интонациях гневе и агрессии.

Каждый член семьи, только подходя к детской кроватке, уже подсознательно настраивается на контакт с «чудом и смыслом жизни», пытаясь проявить все имеющиеся у него любовь, тепло и расположение. Не говоря о матери, образ которой для ребенка в этом возрасте – это образ всего существующего мира и того, каким мир будет восприниматься им в будущем: приветливым, добрым и располагающим к себе или злым, угрожающим и непредсказуемым.

Собственное «я» ребенка, его базисная самооценка и самовосприятие также формируются именно сейчас по «образу и подобию» матери или любого контактирующего с ним большую часть времени объекта. Этот вопрос подробно изучил еще в середине XX века американский психоаналитик Эрик Эриксон, он описал первый кризисный этап (от рождения до одного года) как период «базового доверия или недоверия к миру», который определяется не чем иным, как отношением матери к ребенку. Если до года ребенок может доверять матери, то впоследствии и весь мир вызывает у него чувство доверия. А вот если мать холодна и обременена проблемами (не говоря уже о неприкрытой агрессии), то и вся окружающая реальность потом не вызывает у человека доверия, представляется ему неуютной, негативно настроенной.

Материнский образ не должен быть искаженным, непонятным, неадекватным и тем более пугающим. Вы правильно чувствуете, что, с одной стороны, ситуация крайне неблагоприятна для ребенка, а с другой – что у вас нет собственных ресурсов ее изменить.

Здесь будет уместным сразу начать действовать, не откладывая. Первое – срочно обратиться к квалифицированному врачу-психотерапевту для диагностики и преодоления описанного вами поведения. При этом нужно помнить, что сейчас не время заниматься глубоким долгосрочным психоанализом вашей неудовлетворенности фигурой, латентной депрессии или составляющих материнского инстинкта. Не теряйте времени и не откладывайте то, что можно сделать ради вашего ребенка.

Второе – просто не подходите к ребенку, если чувствуете, что не сможете сдержать агрессию и при этом в доме есть кто-то, кто способен вас заменить. До тех пор, пока вы не перестанете агрессивно вести себя по отношению к ребенку, основную заботу о нем должен взять другой член семьи, родственник или добрая опытная няня. Как известно, практика привлечения «кормилиц» когда-то была очень распространена и ничем себя не скомпрометировала. Сейчас для ребенка однозначно важнее добрая улыбка и нежное прикосновение, чем биологическое родство.

Третье – сейчас и тем более в будущем искренне просите у ребенка прощения сразу, как придете в себя после срыва. Ведите себя так, как будто малыш способен полностью вас понять, – обнимайте его, гладьте, целуйте, плачьте вместе с ним, если хочется плакать, только ни в коем случае специально не играйте и не преувеличивайте ваши чувства.

Загрузка ...