ya-metrika

Почему ребенок не хочет читать?

Современные дети растут на мультиках и дорастают в лучшем случае до кино. А потом предсказуемо не могут осилить чтение «Войны и мира». Это все равно, что учить ребенка арифметике на картинках с двумя яблоками и тремя сливами, а затем требовать, чтобы он, не освоив таблицу умножения, брал интегралы.

Для многих родителей это неприятный сюрприз: их ребенок, вроде бы научившийся читать, решительно не желает этого делать. Статья Любови Макариной – о том, почему так происходит и как это изменить.

Как формируется «экран знаний»

Французский социолог Абраам Моль давным-давно ввел понятие «экрана знаний». На него как бы проецируются знания, которые мы усваиваем.

В идеале этот «экран» напоминает ткань, получившуюся из поперечных нитей. Пока мы учимся, этих нитей становится все больше и больше. И постепенно образуется упорядоченная структура, в которой каждый новый фрагмент информации попадает в сложную систему взаимосвязей. Но тканеобразная система «экрана знаний» взрослого образованного человека сильно отличается от того, что делается в голове у маленького ребенка.


Читайте также: Почему «Гарри Поттер» вернул детям желание читать? 5 правил чтения


Ребенок в познании мира идет, по Молю, «от случайного к случайному». И это нормально. Он усваивает знания как придется: из телевизора, из мультиков, из общения с родителями и другими детьми.

То, что знает ребенок, – это итог постоянного воздействия случайных сведений.

Лишь когда этих сведений накапливается достаточно (как раз к школе – плюс-минус), начинает просматриваться структура. А до этого связи между обрывками информации очень просты и случайны: по времени усвоения, по ассоциации. Они соприкасаются, но это не структура, и вместо логических связей – сила сцепления, как у войлока.

К тому времени, когда ребенок уже должен уметь читать, его знания – фрагментарные, бессистемные – представляют собой именно войлок. Не стоит волноваться, это, повторимся, естественный процесс, так и должно быть. (Моль, впрочем, писал о том, что и у современных взрослых в головах, увы, зачастую войлок, но это уже другая тема.)

Ассоциации или логика?

Беда в том, что современное образование – и высшее, и школьное, и даже дошкольное – все больше и больше ориентируется не на «ткань», а на «войлок», на неупорядоченное, на ассоциативное.

Если заставлять ребенка бессистемно запоминать разрозненные правила, он их запомнит. И даже сможет благополучно отбарабанить на экзамене. Но не усвоит, потому что не увидит в наборе фрагментов внутренней логики.

Зато он прекрасно усваивает другое – что нужно совершать правильные действия в правильном порядке, чтобы получить результат. «Хорошо обучаемый» ребенок – детсадовец, младший школьник – уже умеет мобилизоваться для краткосрочного запоминания, «плохо обучаемый» – нет. Но зачастую в этом и вся разница.

Стоит ли читать из-под палки?

Итак, ребенок худо-бедно научился читать – в школе или еще до школы. И вдруг оказывается, что читать он умеет, но почему-то не хочет. Лень? Пусть читает из-под палки, потом привыкнет и полюбит? Нет, не только и не столько лень.

«Мы-то чита-а-али»! – возмущаются родители. Разумеется, мы читали, и родители наши читали, и дедушки. Но пятьдесят лет назад и телевизор-то был не в каждом доме.

Сто лет назад набор нужных ребенку сведений и словарный запас отличались от родительских незначительно. К тому же и объем информации о мире не рос так быстро.

Долгое время книги были если не единственным, то основным интеллектуальным развлечением.

Не умеющего читать ребенка развлекали все теми же книгами – или пересказывали ему прочитанное своими словами, а то и на ходу сочиняя сказки «по мотивам». Короче говоря, ребенка постоянно окружали слова, слова, слова – и они почти не менялись.

А современный ребенок, освоив скилл «чтение», не совсем понимает, что с ним делать. Как в анекдоте: угадал все буквы, но не смог назвать слово. Он не знает слов!

Нет, формально, технически его словарный запас довольно велик. Он может правильно ответить, что нарисовано на картинках (и «психолог» милостиво кивнет: мол, к школе готов). Он знает, чем мультиварка отличается от смартфона. Но для чтения того, на чем выросли мы, этого катастрофически мало.

Чему не учат мультфильмы

Чтения в жизни современного ребенка становится все меньше и меньше. Среднестатистическая мама скорее поставит ребенку мультик, чем почитает ему книжку.

Мультфильмы, предназначенные для детей, действительно зачастую учат именно дружбе, доброте, взаимовыручке и так далее. Не учат они одному – лексике, которая чуть сложнее бытовой.

И даже те родители, которые с гордостью рассказывают, что ставят ребенку только «луч-ч-чшие» мультики («советские, не какие-нибудь там!»), не совсем понимают, в чем может быть проблема. Какая, собственно, разница, каким образом ребенок познакомится с бродячим сюжетом «красавица и чудовище»? С точки зрения сюжета – решительно никакой. С точки зрения нравственного воспитания – тоже (на уровне «милосердным быть лучше, чем жестоким», а другой все равно пока недостижим).

Загадки «Аленького цветочка»

чтениеПроведем небольшой эксперимент. Включаем классический советский «Аленький цветочек», сделанный не фрилансерами на коленке, а людьми, которые знали толк в том, как и что делать для детей.

«Дочери вы мои милые, дочери любезные, уходит поутру мой корабль в чужедальние края, в заморские страны», – говорит купец. Который, заметим, нигде «купцом» не называется! Степан Емельяныч – и только.

Третьеклассница Ника, которая прекрасно знала и очень любила мультфильм, нахмурила бровки и отложила книжку, которую ей нужно было прочитать к уроку. На вопрос, что случилось («Ведь тебе же так нравится!»), помявшись, ответила: непонятно.

Конечно, непонятно. Понимание и восприятие текста связаны напрямую. Ты опознал буквы, сложил буквы в слово – но этого мало, ты должен увязать слово с образом, который существует у тебя в голове. А оно, шельма, не увязывается!

И когда ребенок, получивший в школе задание прочесть аксаковскую сказку, видит слово «купец», оно не тянет за собой бородатого дородного Степана Емельяныча из мультфильма. Это новый, непонятный кусок информации. Выше уже было сказано про фрагментарные знания.

чтение

Если пазл не складывается

Но не это беда – беда, что фрагментов не хватает.

Если ребенок не получил то или иное знание с водопадом сведений, который постоянно на него обрушивается, то взяться этому знанию неоткуда. Оно не зародится само у него в голове и не будет выведено дедуктивным методом.

И если для ребенка (а потом для подростка) большая часть фрагментов — китайская грамота, от книги остается разве что функция «рассказывание историй», и неудивительно, что удобнее телевизор, где история еще и показывается.

Да, мультфильм «Аленький цветочек» поразительный – но он был сделан для тех, кто читал или непременно прочтет сказку. Он призван дополнить книгу, а не заменить ее. При этом в нем все равно невероятно много текста – по сравнению с современными мультфильмами.

Кинематограф и мультипликация используют все больше нетекстовых способов передачи информации. Даже в лучших образцах говорят довольно мало.

Разумеется, речь не про «Зверополис» и не про другие отличные вещи, рассчитанные на детей постарше.

Ребусы для вдумчивых детей

Детям все нужно объяснять. Даже невероятно простой по сюжету текст нужно объяснять! И самое обидное, что чтение стопорится именно у вдумчивых детей. Им действительно важно понять, что они читают, а не отделаться от мамы или учительницы – «да читаю я, читаю!» – и не отбарабанить «технику чтения», получив свою «пятерку».

С одной стороны – да, для восприятия сюжета того же «Аленького цветочка» не очень важно, купец там, жнец или на дуде игрец. С другой – никаких правил игры, например, «Аленький цветочек» не подразумевает.

Ребенка никто не предупреждает, что текст из школьной программы вдруг запестрит не пойми чем… А многим детям очень важно полноценное восприятие.

Само по себе это не хорошо и не плохо – ни то, что меняется доминирующий способ представления информации, ни то, что восприятие современного ребенка «заточено» иначе.

Ключ к успешной учебе

Школьная программа, школьная и вузовская учебная и методическая литература – все это подразумевает в первую очередь чтение. Оно должно быть еще и инструментом, ключом к другим учебным дисциплинам.

Очень многие современные дети в начальной школе не успевают отнюдь не потому, что они глупые и непонятливые, – просто у них все силы уходят на то, чтобы только прочитать задание.

Да, если незнакомых слов немного – их можно спокойно пропустить или восстановить из контекста. Но если ты спотыкаешься на каждой строчке – какое уж тут удовольствие, какая уж тут польза, отделаться бы да забыть.

Ребенок не вникает в смысл – для него слишком утомителен процесс, он читает ради чтения. Не привыкший читать для себя, он никогда не станет читать только потому, что в школе это вдруг понадобилось для дела.

Развиваем психику постепенно

Важно, чтобы в книге, которую мы предлагаем ребенку, незнакомое, неизвестное появлялось постепенно.

Причем задолго до того, как он начнет читать сам, вместо мультика. И очень важно не просто долдонить текст, клюя носом, а читать вместе с ребенком.

Книжки, на которых растили нас, во многом потеряли актуальность для современных детей. Но вовсе не потому, что устарели содержательно, а потому что это уже другой язык. Надо ли, чтобы он оставался актуальным? Наверное, да. И жалко «Сказку о царе Салтане», и опасно, когда недооценивается роль речевого развития, его влияние на развитие психики в целом.

Главная рекомендация одна: внимательно выбирайте книги, читайте ребенку, читайте с ребенком. То, что вы прочитаете вместе с ним, обращая внимание на каждую мелочь, стимулируя его задавать вопросы, станет и его достоянием.

 


Читайте также:

 

Загрузка ...