ya-metrika

Почему “созависимость” – идиотское слово

Почему "созависимость" – идиотское слово (2)

Три раза садился за ноутбук, чтобы написать хоть что-то внятное на тему того, почему те, кто говорит про “созависимость” или “жертв” — изрядно заблуждаются в сказанном. Писал и удалял. Может быть я устал, а может быть болею и мозг работает вполсилы, но я чётко вижу одно препятствие: если берусь говорить про какое-то понятие, что оно является стереотипом, значит придется объяснять почему.

Прошлый раз я почувствовал сильное раздражение, в очередной раз столкнувшись с понятием созависимости. Учитывая как часто это слово или словосочетание “созависимые отношения” встречается в разговорах и статьях, я считаю крайне важным разобраться подробно.

В психологическом лексиконе “созависимость” имеет сразу несколько значений.

Первое и наиболее допустимое из-за своей аутентичности — это представление о со-зависимости, когда партнёр алкоголика/наркомана/игромана, не имея этой зависимости, подчиняет свою жизнь обслуживанию аддикта — часто себе во вред. Все просто: есть зависимый и есть со-зависимый. Критерий простой: наличие зависимости у одного из партнёров.

Второе же значение появилось тогда, когда на русский язык перевели книжечку Б. и Дж. Уайнхолдов. В ней предлагалась несколько иная, немедицинская модель этого феномена. Произошла ехидная подмена понятий: “не могу расстаться с бывшим” стало созависимостью, а момент наличии аддикции был опущен. Книга простая, поэтому стала безумно популярной и “вырастила”, а вернее искалечила не одно поколение психологов. Газетные и журнальные заголовки начали пестрить статейками про “созависимые отношения”, где любые неурядицы рассматривались как “созависимость”. Кучи советов, как обнаружить такие отношения, как из них выбраться и так далее. Причины, почему-то не рассматривались либо были затронуты совершенно поверхностно и банально.

Мой личный опыт не минула чаша сия: после рассказа своему первому психологу о том, что были у меня тяжёлые отношения, мне немедленно был поставлен диагноз — “Созависимый”. Контекст общения тоже изменился: стало ясно, что со мной “что-то не так”– виновен без вины. История неинтересная, кроме одной детали: со временем я разозлился и сказал прямым текстом, что я не больной человек, а нормальный и мои чувства, мои эмоции и воспоминания значат для меня что-то, поэтому не надо маркировать их как патологию. По мере того, как я плотнее и плотнее входил в психологию, я понял, что я был прав и что моя история неуникальная – не я один оказался с этим “диагнозом” и без надежды на излечение.

Мои дальнейшие поиски привели меня к теории привязанности и я нашел “то, чем сердце успокоится”. Я осознал, почему мы можем быть зависимы от присутствия другого человека и почему бывает так легко или так сложно расстаться. Если убрать идиотскую тему “созависимости” и посмотреть на отношения между людьми с точки зрения привязанности, все сразу станет ясно:

1) мы привязываемся, это наше свойство; у привязанности есть определенная форма; 
2) эта форма складывается из взаимодействия между ребёнком и ближним окружением; особенно важны отношения с матерью;
3) форма привязанности может быть типологизирована (над/изб/трев/диз) и прямо связана с представлениями человека о себе и о другом (внутренняя рабочая модель).

Звучит очень просто, но как оно часто бывает, все простое — на самом деле самое сложное и интересное. Однако этого достаточно, остальное лишь детали. Мы должны привязываться, чтобы не сдохнуть и активно это делаем. Мы не выжили бы в одиночку; мы социальные животные. Кроме этого, мы продукты культуры и истории. Об этом подробнее поговорим потом.

На самом деле, влажные теплые серые штуки, которые помещены природой в коробку между ушей — крайне ленивые. Они неповоротливые, ригидные и легко могут подгадить своим хозяевам, если речь пойдет о переменах. Психологи, как все живые люди, имеют такую штуку в голове, поэтому удивляться нечему — ничто человеческое нам не чуждо. Стереотипное, клиповое мышление — распространенная вещь, придуманная мозгом, дабы экономить энергию и бессовестно филонить.

Все это было бы не так страшно, если бы представления о созависимости не стали уродующим ярлыком, ретравмирующей стигмой. Я слышал, как психологи смеялись над “созиками”, я читал записи моих знакомых, где они в очередной раз говорили, как плохо быть “созиками”, видел кучу статей на b17, где эта тема обмусолена до костей и почти везде собственная рекламка автора. Фу. Неприятно до глубины души.

Каждый из нас знает, насколько болезненными могут быть отношения с людьми, особенно с близкими. Те, кто обращаются к нам, психологам, за помощью и поддержкой, особенно чувствительны к этому опыту и действительно мучаются и страдают. Разве можно — разве гуманно — сразу же клеймить человека дурацким стереотипным ярлыком? Или же следует разобраться в происходящем, дабы помочь клиенту (или близкому) обрести эмоциональную ясность и надежные, здоровые отношения?

Я взял да собрал маленькую коллекцию таких дурацких фразочек, которые слышал от своих коллег.

1) “Созависимый”, “Созик” — все и так ясно.
2) “Нарцисс” — это можно услышать, если выскажешь уважение и любовь к себе.з
3) “Токсичный”, “Абьюзер” — более современный синоним “созависимости”
4) “Как это про тебя?”
5) “Много тепла/любви/злости/благодарности” — регулярная обратная связь на группах.
6) “Люблю мир и себя в мире” — произносится в припадке здесь-и-сейчасовости.
7) “Я не несу ответственности за твои чувства” — любимая отмазки психопатов.
8) “Шизоидный”, “Шизоид” — про любых людей, не желающих сразу переходить на “Ты”.
9)” Почему тебя это цепляет?” — непрошенные попытки психоанализа.
10) “Как это про твою жизнь?”
11) Треугольник Карпмана (жертва, спаситель)

Добавите что-нибудь?

Загрузка ...