ya-metrika

Почему так тянет на придурков?

Почему так тянет на придурков

 «С ними не скучно…» 

Тоскливые глаза с поволокой. Ещё вчера ненавидела, сегодня готова вернуть обратно. «Ну почему, ну почему меня так тянет на придурков?» «А что привлекает?», – спрашиваю. «С ними не скучно».

Действительно, с этим не поспоришь. «Столько боли причинил, Вы же сами рассказывали». – «Да? Напомните. Что-то подзабыла. В голове сплошная романтика и мысли о том, как с ним было хорошо». «Выбор за Вами, милая девушка. Чего же Вы хотите от меня?» – продолжаю диалог. «Мне плохо без него». «А с ним?»

Опускает глаза и мнёт в руках мокрую от слёз салфетку. «С ним – ужасно, но отчего-то манит, как магнитом». – «Чем, как Вам кажется, он так притягателен для Вас?» Некоторое время смотрит в одну точку, словно пытается воссоздать фантом любимого. Следом берёт ручку и планшет с листком бумаги, скрупулёзно пишет список, нумеруя каждый пункт.

«Обсудим?» – интересуюсь я, когда моя собеседница откладывает письменные принадлежности в сторону. «Да, пожалуй!» Её лицо проясняется, глаза чуть поблёскивают, а за окном, словно в такт происходящему, выходит солнце, освещая наше психологическое пространство тёплыми бликами.

«Я поняла. Он – трикстер. Шут. Знаете, всегда любила общаться с выделяющимися из общей массы людьми, “белыми воронами”, юродивыми. Сама такая. Как Пеппи Длиннныйчулок».

Похоже на правду. Обращаю внимание на непослушные, вьющиеся в разные стороны рыжие волосы, пёстрые колготки, асимметрично выкроенное не то платье, не то сарафан…

«Странный тип, мне сразу понравился»

«Все мои друзья с прибабахом. По крайней мере, мужчины – точно, – продолжает она. – А, нет, один нормальный всё же есть. Когда после школы приехали поступать с ним в художественное училище, случился один показательный эпизод. Бредём, значит, мы по пыльным лабиринтам незнакомого здания, будущей моей Альма-матер и натыкаемся на заспанное, помятое лицо мужеского пола.
Как потом оказалось – это студент-старшекурсник. Вот что он забыл, скажите на милость, в стенах учебного учреждения летом? Странный тип, мне сразу понравился. А друг мой так вкрадчиво шепчет на ухо: «Слушай, посмотри на него! Треники с вытянутыми коленками, засаленная футболка вся в краске, ботинки марки «Скороход». Потом тихо разворачивается и идёт на выход,  артистически закатывая глаза: «Это мы такими будем через пару-тройку лет?! Господи, нет!»  Он забрал документы и отказался поступать. А я осталась с чудиками», – улыбается.

«Весёлая, должно быть, была у вас жизнь в студенческие годы в кругу творческих личностей?» – «Да уж, не скучали. Тогда же я познакомилась со своей первой любовью. Он был не из нашей сферы, но то же, как понимаете, не от мира сего».

Почему так тянет на придурков? (3)

С упоением она рассказала мне о парне-историке, задвинутом на скифах, который возил её на раскопки. С ним она ночи напролёт нарезала круги по незнакомым ей доселе городам и крохотным населённым пунктам.

«Знаете, как-то раз он всю ночь проносил меня на плечах по центральным улицам одного из городов. Всё оставшееся время, вне общения со мной, он был нелюдимым. Зарывался в свои манускрипты и днями мог не выходить из комнаты в общежитии, благо, его сосед по комнате на все выходные уезжал к родителям».

Своеобразные, забористые, с перчиком

Потом был музыкант, грезящий о карьере мирового масштаба, череда художников всяких мастей, амбициозных и не очень, но непременно чудных. И даже встречая на своём пути людей, далёких от творчества, она умудрялась выбирать своеобразных, забористых, с перчиком. Привлекала в них череда качеств: внутренняя свобода, смелость, граничащая с безумием. Они могли себе позволить участвовать в тех сомнительных проектах, до которых наша художница просто не дошла бы в силу природной осторожности.

Почему так тянет на придурков? (4)

Ей сложно было рисковать, а им нет. Духом авантюризма она словно заражалась в присутствии «странных» мужчин. Будто их чудное поле будило в ней те глубинные пласты креативности, решительности, непосредственности, которые сладко спали до поры до времени.

«Пожалуй, самые яркие моменты, связанные с моим творчеством, приходятся на отношения с придурками. Забавно!» – задорно делает вывод собеседница, а от былой грусти ни следа. В оставшееся время психологической консультации детально рассматриваем все те заманчивые стороны мужчин-трикстеров, которые хотелось бы вписать в свою собственную личность, и варианты реализации новоприобретённых качеств.

«Пришло время переписывать сценарий! Я готова», – воодушевлённо стрекочет «рыжая бестия», в предвкушении потирая руки. «Нужен ли мне тот, о ком плакала в течение предыдущих десяти сессий, тот, кто юзал меня и в хвост, и в гриву, обесценивал и гнобил? Определённо – нет. Я готова общаться с творческими, неординарными, смелыми людьми, пусть даже другие считают их чудаковатыми, но я не потерплю рядом с собой фрика-садиста, насильника, разрушающего мою личность, коим был мой бывший. Сейчас я вижу, что всегда находила оправдания тем, кто отличается, заранее выделяя их как особенных, наделяя презумпцией невиновности.

Вот что я поняла. Иногда «странный» – не значит особенный, интересный. Он может быть просто психически больным человеком или изломанным личностно. И тут я пас. В моей жизни таким придуркам больше места нет! Да уже, признаться честно, и не тянет».

 

© 2019 Юлия Климентьева

Загрузка ...