ya-metrika

Подорванное доверие пограничника

Подорванное доверие пограничника (2)

Многочисленные темы на форуме б17 о страстях в терапии, побудили меня к написанию данной статьи.

Терапия – это всегда про доверие. Чаще клиент идет в терапию с огромной надеждой и уже зарождавшимся доверием. Если речь идет о добровольной и осознанной терапии.

Даже, кто пришёл по наитию, всё же сохраняет надежду на чудо.

Доверие – это хрупкий хрустальный шар, который клиент приносит специалисту вместе со своей болью. 

Этот шар может быть целым, а может иметь сколы – когда доверие было подорванно.

Терапия, особенно длительная – это всегда риск и непредсказуемость, как для клиента, так и для терапевта. Ведь запросы клиента могут меняться уже в ходе терапии, пугая как и его самого, так и терапевта.

Бывает так, что в терапию пришел невротик, а в процессе обнаружились пограничные ноты. И это ни хорошо и ни плохо. Это данность, с которой нужно работать. 

Но с пограничной организацией личности и пограничным расстройством работает далеко не каждый специалист. Это тяжелый труд, требующий от терапевта собственной проработанности, уравновешенности, самообладания и выносливости.

Работа с пограничной организацией и ПРЛ (далее с пограничниками) – это как ходьба по минному полю. Не там ступишь – и взрыв. Аффект.

Счастье специалиста, если клиент уже “опытный” и сразу говорит о наличии у него пограничной структуры. Тогда еще можно отказаться и не брать в терапию того, с кем не уверен в своей компетенции и стойкости.

Уж лучше так, “на берегу”, по-честному, сохраняя и себя и его.

Беда наступает, когда уже в терапии “выстреливает” пограничность, и специалист или отказывается от клиента, или передаёт коллегам.

Не каждый конечно, а только тот, кто не справляется с собственными чувствами и аффектами.

А как быть пограничнику? Какого это, быть отвергнутым и брошенным тем, кому доверил свою боль?

Об этой боли не знает даже мама и папа, а он, такой родной уже и близкий терапевт – знает.

Как после этого поверить заново и открыться?

Кому доверить свою раненую душу?

Где гарантии, что этот новый не отвергнет так же?

Вопросы, вопросы…а где и у кого найти ответы на них – никто не знает. 

Да и нет этих ответов. Как и нет готовых рецептов от боли.

Раненый пограничник подобен раненому дикому зверю. Он уходит зализывать свои раны, которые покрываются такими рубцами, на которые впоследствии не ложится загар.

Даже мысль о новой терапии причиняет боль. Это как вступать в новые отношения – боль от прежних будет преследовать и не давать довериться в полную силу.

Могут пройти годы, прежде чем пограничник решит попробовать снова. Вступить в отношения порой гораздо легче, чем снова довериться специалисту. Ведь партнёру никто не говорит о своей боли так вот сходу.

Разочарованные в терапии, пограничники часто сами идут учиться на различные псифаки.

Только вот самому себе не поможешь. Терапия ПРЛ всегда требует Другого. Через которого будут видны собственные пятна на солнце.

Подводя итоги, хочется обратиться к тем, чье доверие было подорвано:

“Я знаю, как вам больно. Как вы презираете всех психологов и терапевтов. Как не верите никому, даже самим себе. Но с завидным постоянством вы всё же читаете форум и публикации специалистов. И надеетесь отыскать Своего. Надейтесь! Ищите! Учитесь заново доверять! Начните с малого – наощупь, мелкими шажками идите по уголкам своей души, давая по крупицам то, что сами посчитаете нужным дать. Не делайте резких и больших шагов – помните, что вы на минном поле. 
Как раньше ваш терапевт был с вами на этом же поле, так теперь и вы в своем подорванном доверии – оказались на этом поле. Вы очень сильные личности, вы – птицы Феникс, вы по зубам не каждому специалисту! Но со Своим вы почувствуете сами, когда уже можно доверить свою боль.”
Загрузка ...