ya-metrika

Посттравматическое стрессовое расстройство вследствие террористических актов

3

Минск, 2017 год

 

В данной статье описаны условия возникновения посттравматического стрессового расстройства у жертв террористических актов, раскрыто понятие посттравматического стрессового расстройства, определено понятие прямой и косвенной жертвы, описаны особенности психологического реагирования на террористические акты, а также личностные черты жертв террористических актов, способствующие формированию посттравматического стрессового расстройства. Описаны ситуационные факторы во время террористического акта, способствующие формированию посттравматического стрессового расстройства.

Выводы сделаны на базе проведенного анализа методологической, социологической, политологической и психологической литературы по проблеме исследования; общенаучные методы исследования – обобщение, классификация и анализ. 

           

Терроризм является одним из опаснейших явлений современного мира, тем не менее, террористические акты стали неотъемлемой частью современных реалий.  Террор (лат. terror – страх, ужас) направлен на «устрашение» и «запугивание» общества, именно поэтому его рассматривают как особую форму политического насилия, которому свойственны жестокость и целенаправленность. Другими словами, терроризм можно описать как устрашение людей, осуществляемое насилием в самых разных формах: физической, политической, социальной и т. д. Массовый терроризм – явление, громко заявившее о себе в последнем минувшем столетии, точнее – его последней четверти. 

Любая стрессовая ситуация вызывает у человека психические реакции, которые, в определенных случаях, могут приводить к нарушениям и расстройствам психики. Говоря о террористических актах (ТА) и угрозах (ТУ) необходимо упомянуть, что они вызывают различные формы психических нарушений у непосредственных и косвенных жертв. Поскольку ТА и ТУ являются сильными стрессорами с высокой интенсивностью, у жертв ТА часто наблюдается психопатологическая симптоматика (возникшая после терактов), имеются признаки посттравматического стресса разной степени выраженности, в отдельных случаях достигающие клинического уровня посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Следует также выделить такие условные подгруппы последствий ТА как: клинико-психологические, социально-психологические и собственно психологические [8]. 

Одной из самых острых проблем современного мира становится жизнь в постоянных условиях угрозы терроризма. Террористическая атака может произойти в любой момент, в любом месте и каждый из нас (обычных мирных людей) может стать ее жертвой. В современном мире люди не чувствуют себя в безопасности из-за непредсказуемости террористических актов, мы находимся в постоянном состоянии гипербдительности и напряженности, следовательно, угроза невротических состояний возрастает. Психологические воздействия угрозы терроризма способны принять характер психической эпидемии. Следует обратить внимание на то, что риск развития ПТСР у жертв терроризма очень высок, поэтому так важно заняться глубоким изучением этого вопроса, выделив факторы риска развития ПТСР и средства его устранения. 

Терроризм обладает определенной целью и идеологией, которой обосновывается совершаемое насилие. Экстремистское насилие является главным атрибутом терроризма, а идеология заключается в политическом насилии [32].  Сейчас борьба с терроризмом является одной из приоритетных государственных задач, поскольку можно утверждать, что в мире идет война, направленная на дестабилизацию мирного сосуществования стран [3]. Феномен терроризма тесно связан с такими явлениями как сепаратизм, религиозный и иной экстремизм. В этой связи возникает настоятельная потребность формирования чёткого представления о сущности терроризма как сложного общественного явления и его типологии [16, 17].

Любая террористическая деятельность – независимо от целей – включает в себя следующие элементы:

– организацию, планирование, подготовку и реализацию террористической акции;

– подстрекательство к террористической акции, насилие над физическими лицами или организациями, уничтожение материальных объектов;

– создание незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для совершения террористической акции, участие в такой акции;

– вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

-финансирование заведомо террористической организации, террористической группы или иное содействие им [18].

Авторы исследования глобального индекса терроризма определяют терроризм как угрозу или реальное применение силы незаконными организациями, добивающимися своих политических, социальных и религиозных целей путем насилия и устрашения. Глобальный индекс терроризма измеряет уровень террористической активности внутри той или иной страны по четырём основным показателям [28]: Количество террористических инцидентов. Количество погибших. Количество пострадавших. Уровень материального ущерба.

Выделяют четыре вида терроризма: революционный – основанный на определенной идеологии, где террорист не представляется преступником, а скорее борцом за свободу, глобальный – стремящийся повергнуть мир в шок и привлечь внимание к своим политическим требованиям, мессианский – вдохновленный религиозными убеждениями и государственный – применяемый против граждан своей страны [19].

Чаще всего толчком к осуществлению террористических действий является чувство безвыходности из той ситуации, в которой оказалось некое меньшинство. Дискомфорт, который они испытывают побуждает их оценивать свое положение как драматическое [9, 29]. Это может быть меньшинство национальное, или меньшинство, объединяющееся по каким-то идеологическим убеждениям или религиозным мотивам. Деятельность террористов часто принимает характер деструктивной самореализации, а сами террористы обретают сильнейшую уверенность в своей правоте, что сводит к минимуму шансы позитивного воздействия на террористическую группу. Террористы в большинстве своем готовы идти на смерть ради своих убеждений и, таким образом, их участие в террористической деятельности является способом парадоксальной адаптации к реальной социальной действительности [30, 31].

В настоящее время сложились различные подходы к классификации террористов по идеологическому основанию: «левые», «нацисты», «этно-сепаратисты», «исламисты» и другие. Исходя из мотивов террористической деятельности, Э.Н. Ожиганов выделяет следующие типы терроризма [21, 20]: экономический, этнический, политический и социальный, которые связаны с различной мотивацией террористов.

Важнейшими целями терроризма являются пропаганда насилия или угрозы насилия, политические мотивы, психологические мотивы, противозаконное обогащение. Террористические действия могут быть разнообразны, однако их объединяет два общих элемента: во-первых, они направлены на подрыв государственной власти, во-вторых, создают у населения чувство страха и беспомощности, возникающих под влиянием организованного и жестокого насилия террористов.

Типологизацию жертв терроризма можно провести по следующим основаниям:

1) степень взаимодействия между преступником и жертвой, тут можно выделить такие группы жертв как прямые и косвенные. 

2) роль жертвы в совершенном преступлении [14].

Тут выделяют четыре основные группы: жертвы с нейтральным поведением (становятся жертвами в результате случайного стечения обстоятельств), соучаствующим (положительным), неправомерным (провоцирующим) и правомерным поведением. Жертвы терроризма так же делятся на прямых, непосредственных и косвенных.

Посттравматическое стрессовое расстройство принято считать тяжелым психическим состоянием, детерминантом которого являются психотравмирующие ситуации, такие как военные действия, сексуальное насилие, физические травмы и угроза жизни. Важно отметить, что потерпевшими, как правило, являются не только непосредственно травмированные люди, но и очевидцы событий, спасатели, родственники. В масштабных травмирующих ситуациях, таких как война или террор, жертвой становится население в целом [6].

Исследователями было замечено, что далеко не у всех субъектов, переживших стрессовое событие, развивается ПТСР. Популярным мнением является то, что определяющим фактором в развитии ПТСР являются личностные особенности [4].

Несмотря на то, что информация о людях, которые подвергаются воздействию экстремальных ситуаций, фиксируется уже на протяжении многих столетий, период активного изучения ПТСР начался сравнительно недавно. Работы над пониманием данного недуга начались в период Первой Мировой Войны, тогда ПТСР называли “военным неврозом” и выделяли ряд симптомов: агрессивность, проблемы с памятью, утомляемость, низкая концентрация внимания, депрессия, фобии, ночные кошмары, подозрительность, алкоголизм и гиперактивация симпатический нервной системы [10]. Интерес к ПТСР в США возрос в середине 70х годов, когда у солдат, вернувшихся с военных действий во Вьетнаме, были замечены такие симптомы как замкнутое, асоциальное поведение, а также суицидальные наклонности. В этот же период ПТСР начинают изучать не только как “болезнь солдат”, но и как явление, которое наблюдается у людей, испытавших травматические ситуации, не связанные с войной, такие как насилие, катастрофы или терроризм [11].

До 1994 года диагноз ПТСР в Международной классификации болезней отсутствовал. После, данное отклонение было выделено как самостоятельная болезнь, которая проявляется как реакция на ситуации, угрожающие здоровью или жизни в целом [11].

Понятие «посттравматическое стрессовое расстройство» считается новой диагностической единицей, так как была введена в новейшую версию МКБ (МКБ – 10). Экстраординарное стрессовое событие с сильнейшим воздействием на психику является необходимым условием возникновения ПТСР. В соответствии с МКБ – 10 при ПТСР «возникает отставленная и затяжная реакция на стрессовое событие исключительно угрожающего или катастрофического характера, которая может вызвать общий дистресс почти у каждого человека». ПТСР – это сложный феномен, который характеризуется наличием стойких тревожно-депрессивных, тревожно-фобических, обсессивно-компульсивных расстройств и избегающего поведения [10].

ПТСР делят на три подвида, которые отличаются друг от друга особенностями проявления, симптоматики, развития и течения [13]:

  1. Острое, развивающееся в сроки до трех месяцев (его не следует смешивать с острым стрессовым расстройством, которое развивается в течение одного месяца после критического инцидента).
  2. Хроническое, имеющее продолжительность более трех месяцев.
  3. Отсроченное, когда расстройство возникло спустя шесть и более месяцев после травматизации.

Присутствие хронических симптомов ПТСР часто наблюдается на протяжении всей последующей жизни пострадавшего – это оставляет неизгладимый след на жизни человека и может приводить к необратимым последствиям, вплоть до полной трансформации личности.

Диагностика ПТСР проходит по определенным критериям. Критерии ПТСР в МКБ-10 определены следующим образом [12]:

  1. Больной должен быть подвержен воздействию стрессорного события или ситуации (как краткому, так и длительному) исключительно угрожающего или катастрофического характера, что способно вызвать общий дистресс почти у любого индивидуума.
  2. Больной должен обнаруживать фактическое избегание или стремление избежать обстоятельств, напоминающих либо ассоциирующихся со стрессором.
  3. Психогенная амнезия, либо частичная, либо полная, в отношении важных аспектов периода воздействия стрессора.
  4. Стойкие симптомы повышения психологической чувствительности или возбудимости (не наблюдавшиеся до действия стрессора), представленные затруднениями засыпания или сохранением сна; раздражительностью или вспышками гнева; затруднениями концентрации внимания и повышением уровня бодрствования; рефлексом четверохолмия, он же старт-рефлекс – физиологический рефлекс на внезапные световые, слуховые и другие раздражители.

Выделяют несколько типов ПТСР: тревожный, астенический, дисфорический и соматофорный [22].

Для лечения ПТСР во всем мире используется комплекс специальных клинико-психологических и психометрических методик. Самые распространённые из них – структурированное клиническое диагностическое интервью и клиническая диагностическая шкала. [4].

Лечение ПТСР проходит с использованием различных терапий, как правило – когнитивно-поведеческая терапия, семейная терапия и т.д., в редких случаях используют медикаментозные препараты, чтобы снять депрессивные состояния. В связи с тем, что долгосрочное употребление большинства транквилизаторов может вызвать зависимость, их применение должно продолжаться не более трех недель [23].

В большинстве руководств по ПТСР не отрицается возможность спонтанного выздоровления на основе собственных ресурсов психики, так же как и хронического течения, приводящего к устойчивым изменениям личности [1].

Для того чтобы в полной мере описать особенности реагирования на ТА, следует сначала выделить о описать существующие виды пострадавших от терроризма. Как говорилось ранее, жертв терроризма разделяют на прямых и косвенных. Прямые (непосредственные) жертвы ТА – это лица, которые были непосредственно вовлечены в теракт, то есть заложники и пострадавшие от насилия.  Среди них можно выделить и вторичных жертв, то есть лиц, пострадавших от потери родственника, близкого человека или имущества. Косвенные (опосредственные) жертвы – те индивидуумы в сообществе, на которых воздействуют вторичные эффекты бедствия, члены общества, переживающие свою солидарность и сопричастность жертвам, осознающие себя в качестве потенциальных жертв. Это те, кто участвовал в спасательных работах и в последующей работе с жертвами или был свидетелем трагедии – все они испытали шок и могли получить психологическую травму. Было принято решение рассматривать эту категорию населения как жертвы, так как они перенесли эмоциональный шок и в большинстве случаев у них остаются тяжелые последствия.  Остальное местное население составляет отдельную группу жертв. Именно на нее направлены в конечном итоге действия террористов. Демонстрация насилия должна, по мнению исполнителей террористических актов, породить у населения чувство незащищенности и страха [2].

В настоящее время эмпирических исследований именно терроризма довольно мало, однако существует достаточно большое количество научных исследований по проблеме реагирования на психические травмы. Концепция психической травмы состоит в том, что люди, перенесшие ее от стрессового события, спустя определенное время могут вдруг обнаружить – они не способны нормально функционировать. К отсроченным психологическим последствиям терроризма относится и ПТСР. Посттравматическому стрессу подвержены как непосредственные жертвы, так и “зрители”, которые стали свидетелями травматического события или узнали и “увидели” его через средства массовой информации. Террористическая угроза является психотравмирующим стрессом высокой интенсивности, который ведет к различным психогенным расстройствам, например ПТСР. Так же стоит отметить, что важным психологическим последствием ТА являются различные формы избегающего поведения, например сокращение использования авиалиний или поездок на метро [2].

Существует ряд исследований, благодаря которым были выявлены особенности ПТСР у жертв ТА. Исследование, проведенное Корчегиной А. В. показало, что жертвы терроризма страдают дефицитом личностного энергообеспечения, соответственно, их возможность оптимального использования психобиологических резервов резко снижается. Как следствие, у жертв снижается толерантность к действию внешних стрессовых факторов, повышается раздражительность и излишняя эмоциональность, снижается барьер психофизиологической адаптации в окружающей среде [16]. Группа исследователей во главе с С. Н. Ениколоповым проводила изучение ПТСР в условиях отраженного СМИ стрессогенного события – телетрансляции с места захвата заложников в театральном центре на Дубровке [24]. В результате было выявлено, что более 20% респондентов, наблюдавших каждый день трансляции с места событий, были подвержены ПТСР. Еще одним ярким примером могут служить результаты психологического обследования, проведенного группой психологов во главе с Р. Панги через месяц после террористического акта в токийском метрополитене, в госпитале, где был обследован 641 человек, пострадавший от террористического акта. В общем, исследователями установлено, что у 40% жертв террористов ухудшается психическое здоровье [25]. Психологическая помощь требуется 20% спасателей.

Как видно из данных исследований, страх является распространенной отсроченной реакцией на терроризм. В данном случае речь идет о конкретном страхе смерти, зачастую в массовых проявлениях, такой страх как правило ситуативен и имеет временные границы. Страх в результате ТА вызывает только одно желание – убежать как можно дальше от потенциально опасного места, людей пугает не столько сама возможность террористического акта, сколько непредсказуемость и неизвестность места и времени его совершения [4].

К психологическим последствиям, которые возникают непосредственно после террористического акта, можно отнести шок, отрицание, чувство вины и ужас. Ужас является крайней степенью страха. В отличие от просто страха, сигнализирующего о вероятной угрозе, ужас констатирует неизбежность бедствия. Ужас случайных свидетелей террористического акта, наблюдавших последствия или узнавших о нем в СМИ, может значительно превышать ужас тех, кто являлся его непосредственными жертвами. У прямых жертв ужас все время связан с повторными переживаниями того, как они вырываются из угрожающей ситуации. У тех же, кто оказался свидетелем, нет таких конкретных переживаний. Состояние ужаса у них появляется, как правило, вследствие отсутствия информации и неспособности реагировать адекватно ситуации. Еще одной распространённой реакцией на ТА является паника, однако, она может и не проявляться в результате отрицания опасности. В этом также скрыта угроза, поскольку отрицание приводит к игнорированию советов и мероприятий во время ТА или ТУ, что в свою очередь приводит к неоправданному риску. Еще одним серьезным и опасным для общества психологическим последствием террористического акта является процесс легимитизации насилия среди населения. Наблюдение сцен насилия, в том числе и террористических актов, способно приводить к изменению установок обывателя по отношению к агрессии и проявлениям насилия в реальной жизни. Частая демонстрация сцен насилия приводит к снижению чувствительности к нему [14].

Важно отметить, что во время совершения ТА или наличия ТУ количество психологических жертв резко возрастает и во много раз превышает число физических жертв именно благодаря СМИ. СМИ, как правило, не смягчают картину произошедшего. Фотографии и видео с мест происшествия транслируются многомиллионной аудитории, что приводит к активизации в обществе цепной реакции в виде всех перечисленных ранее последствий. Постоянное освещение катастроф, трагических и криминальных событий создает общий негативный фон неуверенности и тревоги, который является почвой для невротических и стрессовых расстройств. Кроме того, чрезмерная фиксация на негативной информации в СМИ формирует определенное психологическое состояние, заключающееся в ощущении утраты контроля над обстоятельствами, существенными для собственной жизни, что опять-таки является причиной развития дезадаптации. Позитивная роль СМИ, помимо их главной задачи,- своевременной, точной и объективной информации о текущих событиях – это информирование о возможностях получения медицинской и психологической помощи в экстремальных ситуациях [15].

Как известно, ПТСР возникает вследствие стрессовых ситуаций, связанных с угрозой существования человека в связи с определенными предрасполагающими факторами, такими как личностные особенности или предшествующие невротические состояния. Иногда интенсивность стрессогенного воздействия столь велика, что предрасполагающие факторы уже не играют решающую роль в генезе ПТСР. Данные многочисленных исследований говорят о том, что ПТСР возникает приблизительно у 20% лиц, переживших ситуации травматического стресса [2]. Выделяют определенные детерминанты, условия чрезвычайной ситуации, которые способствуют развитию ПТСР и тревожных расстройств: характер, природа террористического акта; близость к его эпицентру; наличие опыта подобных событий; социальное окружение и степень близости между жертвами. В этом плане выбор террористами для проведения терактов вагонов метро, вокзалов или супермаркетов объясняется не только наличием там большого скопления людей, но и тем, что эти люди абсолютно между собой незнакомы.

Важность понимания роли внутренних и внешних условий и их взаимоотношений для формирования ПТСР необходимо для того, чтобы объяснить, почему в различных субпопуляциях заложников ПТСР либо не возникает, либо формируюется с разной степенью выраженности, с большей или меньшей вероятностью трансформируясь в патологические личностные и поведенческие нарушения, сохраняясь на синдромальном уровне, или же, подвергаясь обратному развитию. Объяснение условий и специфики формирования ПТСР без учета влияния личности представляется малопродуктивным. Под влиянием одинаковой острой стрессовой ситуации каждый индивид обладает особым психотипическим набором характеристик, создающих неповторимый образ личности. Чтобы психотравмирующий фактор стал патогенным для того или иного субъекта, должны быть предрасполагающие конституционально-типологические особенности личности. «Сплав» наследственно-конституциональных личностных особенностей и внешних средовых факторов представляет собой основу, на которой формируются острые психологические переживания, трансформирующиеся в посттравматические стрессовые расстройства или любые иные пограничные психические расстройства (ППР) [10].

Данные ранее проведенных исследований показывают, что «лучшими» факторами риска являются биологически детерминированные свойства личности, они обладают наибольшей значимостью в возникновении посттравматического стрессового расстройства [34].

Исследователи выделяют четыре категории факторов риска возникновения ПТСР: социально-средовые, индивидуально – психологические, биологические и психодинамические [4]. К социально – средовым факторам возникновения ПТСР относят все те факторы, которые являются результатом влияния среды и социума. Главным фактором этой категории является тяжесть стрессора, чем тяжелее травматический опыт, тем выше риск развития ПТСР. Чем более длительно воздействие психогенных факторов реальной угрозы, тем более тяжелы последствия для психического состояния жертв, тем больше данных для развития ПТСР. К индививидуально-психологическим относят личностные особенности, выраженные в резистентности пострадавшего к стрессам, отношение к жизни, тип личности и т.д. Биологические факторы риска были выявлены у людей с ПТСР, поскольку эти изменения не наблюдаются у людей без данного расстройства, любая аномалия может, в теории, вызывать уязвимость к последствиям травмы. Развитие ПТСР связано с низким уровнем кортизола и глюкокортикоидных гормонов, а также с генетической предрасположенностью к получению посттравматического стресса [32]. Группа психодинамических факторов исследована меньше всего, однако по данным немногих исследований, среди людей с ПТСР преобладают интроверты [4].

Развитие посттравматического стрессового расстройства обусловлено личностными особенностями жертв, наличием алкогольной или наркотической зависимости, социальным контекстом, предшествующим травмирующим опытом, возрастом, множественностью стрессора. Раннее переживание стресса увеличивает восприимчивость к посттравматическому стрессовому расстройству. Значительную роль в формировании посттравматического стрессового расстройства играет тип первой травмы, плохая социальная поддержка, повторная травматизация. Повторная травматизация способствует разрушению психологических защит по отношению к предыдущей травме. Выявлено, что поло-ролевая идентификация является важным фактором риска развития посттравматического стрессового расстройства. Низкий уровень образования является важным фактором риска развития посттравматического стрессового расстройства. На формирование посттравматического стрессового расстройства, оказывают влияние семейное положение, наличие акцентуации, отягощенность психической патологией, низкий уровень стрессоустойчивости. Наличие психологической травмы в детстве, конфликты с родителями на третьем году жизни также являются факторами формирования посттравматического стрессового расстройства в экстремальных условиях [26]. Согласно информационной теории эмоций Симонова, дефицит информации в чрезвычайных условиях способствует накоплению отрицательных переживаний, что является одним из факторов в возникновении посттравматического стрессового расстройства [34].

В ряде исследований показано влияние генетических факторов на развитие посттравматического стрессового расстройства: в исследовании В.Р. Труэ с соавторами показано, что 30% всех симптомов посттравматического стрессового расстройства имеют генетическую основу; 30-34% симптомов избегания и 28-32% симптомов физиологической реактивности имеют стойкие генетические компоненты; тяжесть посттравматического стрессового расстройства выше у того, кто имел близнеца с ПТСР, риск развития ПТСР выше у монозиготных близнецов [27]. Полученные данные свидетельствуют о том, что вероятность развития посттравматического стрессового расстройства выше у тех, чьи родители сами пережили ПТСР.

Результаты ранее проведенных исследований показывают, что биологические и психодинамические факторы имеют большую прогностическую ценность в сравнении с индивидуально-психологическими и социально-средовыми, при изучении посттравматического стрессового расстройства [34].

Еще одним важным фактором в развитии ПТСР является возраст. Преодоление экстремальных ситуаций труднее всего дается молодым и старым людям. Изоляция, потеря близких, несвоевременно оказанная помощь – все это может способствовать развитию ПТСР. Субъективность восприятия и объективность угрозы, отдаленность от места трагического события и вовлеченность в само события тоже являются определяющими факторами [2].

Существует ряд отдельных факторов, влияющих на динамику развития психических расстройств при экстремальных ситуациях, таких как ТА. Эти факторы можно представить в виде трех групп: факторы, влияющие на психику во время ТА, после ТА и на отдаленных этапах ТА [7].

Факторы, влияющие на развитие психических расстройств во время ТА продолжают свое влияние с момента начала ТА и до организации спасательных работ. В этот момент наибольшее влияние на психику оказывают особенности ТА, индивидуальные реакции (психотип, возраст, уровень образования). В этот период основой для развития ПТСР служит страх разной интенсивности. Факторы, влияющие на психику после завершения ТА включают в себя личности пострадавших, осознание ими степени опасности ситуации и новые потрясение, такие как потеря близких, травмы, потеря имущества. Важным фактором в это время так же является чувство напряженности и ожидание повторного ТА. Факторы, влияющие на развитие нервно-психических расстройств на отдалённых этапах ТА начинают свое влияние после эвакуации пострадавших в безопасные районы, у многих происходит сложная эмоциональная и когнитивная переработка ситуации, оценка собственных переживаний и ощущений, своеобразная «калькуляция» утрат. При этом приобретают актуальность также психотравмирующие факторы, связанные с изменением жизненного стереотипа, проживанием в разрушенном районе или месте эвакуации. Становясь хроническими, эти факторы способствуют формированию относительно стойких психогенных расстройств. Наряду с сохраняющимися неспецифическими невротическими реакциями и состояниями в этот период начинают преобладать затянувшиеся психопатологические изменения, посттравматические стрессовые расстройства.

Таким образом, существует множество детерминирующих факторов, влияющих на появление посттравматического стресса вследствие террористических актов, в их числе возраст, уровень интеллектуального развития, генетическая предрасположенность, наличие вредных привычек, таких как злоупотребление алкоголем, предыдущая травматизации и пол. В общем, эти факторы риска можно объединить в четыре категории: социально-средовую, индивидуально-психологическую, биологическую и психодинамическую. К ситуационным факторам во время ТА, влияющих на появление ПТСР можно отнести степень воздействия, связанную с близостью индивида к месту опасности и значимость для человека утраты и ее последствий. То есть, чем ближе человек к центру террористического акта и чем горестнее и значимее утрата, тем выше вероятность развития ПТСР. Существует так же ряд отдельных факторов, влияющих на динамику развития психических расстройств при экстремальных ситуациях, таких как ТА. Эти факторы можно представить в виде трех групп: факторы, влияющие на психику во время ТА, после ТА и на отдаленных этапах ТА.

 

  1. Решетников М. М. Психическая травма /  М. М. Решетников // СПб: Восточно –Европейский институт психоанализа, 2006 – 366 с.
  2. Боев И.В. Жертвы терроризма (психология, психопатология и терапия) / И. В. Боев // Пособие для врачей и клинических психологов —Ставрополь: изд. – СГМА, 2003г.
  3. Калинин А.Е. Специфика терроризма в России: этнополитические, конфессиональные и региональные черты. Социально-гуманитарные знания // Е. В. Калинин / М.: Изд-во Эксмо, 2007 – №11 – С. 184-192.
  4. Павлова, М. С. Посттравматическое стрессовое расстройство. Острые и отдаленные реакции на травму / М. С. Павлова // Рос. психиатр, журн.1999-№1.-С.46-49.
  5. Калмыкова Е.С., Миско Е.А., Тарабрина Н.В. Особенности психотерапии посттравматического стресса // Е. С. Миско, Н. В. Тарабрина / Психологический журнал. —2001 – № 4.
  6. Тарабрина Н.В. Синдром посттравматических стрессовых нарушений – современное состояние проблемы / Н. В. Тарабарина // Психологический журнал. —1992. № 2
  7. Левчук И. П., Третьяков Н. В. Медицина Катастроф. Курс Лекций. / И. П. Левчук, Н. В. Третьяков // М.: Изд-во ГЭОТАР-Медиа, 2012. – 240 с.
  8. Малкина-Пых И. Г. Экстремальные ситуации. / И. Г. Малкины-Пых — М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 960 с.
  9. Психологи о терроризме. // Психологический журнал №4 2007 под ред И. Е. Задорожнюк, В. И. Чернепилов.
  10. Сыропятов О. Г. Посттравматическое стрессовое расстройство (пособие для самоподготовки) / О. Г. Сыропятов // украинская военная академия, Киев – 2004. – 320 с.
  11. Кадыров Р. В. Посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD): учебное пособие / Р. В. Кадыров // Изд-во Речь, 2012. – 460 с.
  12. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. // Fifth. — Arlington, VA: American Psychiatric Publishing, 2013. — P. 271–280.
  13. Семашко Н. А. Большая Медицинская Энциклопедия / Н. А. Семашко // Государственное словарно-энциклопедическое издание, Москва – 1933.
  14. Ильясов Ф. Н. Терроризм — от социальных оснований до поведения жертв / Ф. Н. Ильясов // Социологические исследования. — 2007. — № 6. — С. 78-86.
  15. Холмс Р. Терроризм, жестокость и ненасилие / Р. Холмс // Метафизические исследования. — Вып. 216. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. — С. 349—369.
  16. Метелёв С. Е. Современный терроризм и методы антитеррористической деятельности: Монография. / С. Е. Метелев // – М.: Изд-во ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
  17. Метелёв С. Е. Криминальные явления в современном российском обществе и их влияние на экономику и управление: Монография / С. Е.Метелев // М.: Изд-во ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
  18. Метелёв, И. А. Курьяков, В. В. Лизунов, В. А. Здриковский и др. – Омск: Издатель ИП Погорелова, 2009. – 496 с.
  19. Лекарев С. Особенности терактов на территории современной России. [Электронный ресурс]
  • Вардинянц Г. К. Терроризм: диагностика и социальный контроль / Г. К. Вардинянц // СОЦИС. – 2005. – № 7.
  • Ожиганов Э. Н. Профиль терроризма: природа, цели и мотивации // СОЦИС. – 2006. – № 2.
  • Ениколопов С.Н. Психотерапия при посттравматических стрессовых расстройствах // Российский психиатрический журнал. – 1998. – № 3. – С. 50-56.
  • Перес Л.Р. Психотерапевтическое лечение фобических состояний и посттравматического стресса. – М., 2001.
  • Ениколопов С. Н., Ерофеева Л. В., Соковня И. и др. Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков. — М.: Просвещение, 2002.
  • Pangi R. After the attack: The psychological consequences of terrorism. – [Электронный ресурс.] 
  • Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Быхо-вец Ю. В. Практическое руководство по психологии посттравматического стресса. – Ч. 1. Теория и методы. – М.: Когито-центр, 2007.
  • True WJ, Rice J, Eisen SA, Heath AC, Goldberg J, Lyons MJ, Nowak J. A twin study of genetic and environmental contributions to liability for posttraumatic stress symptoms. Arch Gen Psychiatry. 1993;50:257–264. [PubMed]
  • Глобальный индекс терроризма. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2006–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). 
  • Васильев В.Л. «Психология терроризма». – Сб. научных трудов СПб ЮИ ГП РФ № 2.
  • Васильев В.Л. «Психология терроризма» (на русском и англ. языках) // Материалы Международной конференции «Серийные убийства и социальная агрессия: что нас ожидает в XXI веке?». – Ростов-на-Дону 2001 г.
  • Васильев В.Л. «Психолого-педагогические проблемы предупреждения терроризма». // Материалы Международной конференции «Ананьевские чтения». – СПб ГУ 2001 г.
  • Фурсов А. Дни шакалов, или размышления о терроризме в контексте эпохи / А. Фурсов // Культура, 23-29 декабря 1999 года.
  • Жикривецкая Ю. В. Постстрессовые состояния: сущность, анализ и методы коррекции // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – Т. 20. – С. 2001–2005. 
  • Попинако А.В. Коррекция психических отклонений у военнослужащих — участников вооруженных конфликтов на основе целенаправленного применения средств физической культуры. / А. В. Попинако // Смоленск, Изд-во ГЭОТАР-Медиа – 2007.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...