ya-metrika

Право не прощать, право не любить

Есть у меня привычка – вечерняя прогулка после приема. Город ещё не спит. По тротуарам с разной скоростью идут прохожие. Кто-то торопится, кто-то, как я, идет не спеша, прогулочным шагом. Кто-то серьезен, кто-то улыбается. Люди слушают музыку, город, себя, собеседника…

….Впереди меня идет молодая мама с двумя детьми. Одной девочке лет пять-шесть, вторая совсем маленькая,  видно, что ходить научилась совсем недавно. Мама «залипает» в телефоне, большим пальцем листая ленту… Дети смеются, играя в догонялки… Малышка потеряла равновесие и упала. Завалившись набок. Не больно, но обидно. Прямо перед мамой. Мама, не отрываясь от смартфона, поддела дочку носком туфли и рявкнула: «Вставай сейчас же!», после чего перешагнула через девочку, продолжая смотреть в смартфон. Девочка захныкала, и к ней подбежала старшая сестра. «А кто тут у нас шлепнулся? Ничего страшного, сейчас встанем и побежим дальше!» Мать, наконец-то оторвавшись от экрана, холодно и жестко, как пощечину, бросила старшей: «Не смей ей помогать! И не жалей!»

Старшая, повернувшись к матери, громко и возмущенно произнесла: «Ты её никогда не жалеешь! И меня – никогда!». Мать, без малейших эмоций на лице, стукнула старшую девочку по спине. Лениво наклонившись, взяла младшую за руку, и подняла, встряхнув так, что та заплакала, теперь уже от боли. «Как вы меня достали», – со вздохом сказала мамаша и опять уткнулась в смартфон…

…В моей практике случаи, каждый второй случай, – когда кто-то из взрослых поступал по отношению к своему ребенку, как садист. И часто, очень часто, это были мамы. Одна – выставляла своих маленьких дочерей зимой на улицу в одних рубашках; другая – топила в ванной, вытаскивая, когда ребенок уже почти захлебнулся… Третья – хватала за горло, угрожала выбросить с балкона 6-го этажа…Побои?  О! Это самый гуманный вариант! Внушить ребенку, что она – никчемная, глупая уродина – это больнее побоев.

Знаете, что показательно? Очень часто, ближе к концу жизни, такие мамы и папы требуют, чтобы выросший ребенок их содержал. В благодарность, что не убили, не отдали в детдом, что кормили…Порой, забирая все, что можно…

И очень часто выросшие дети таких родителей-садистов находят своим «мамам» оправдание: «Она воспитывала меня одна, ей было тяжело…», «Она же моя мама, она меня родила, вырастила…кормила…»

Да, и не убила, хотя могла бы. Не искалечила.  Только вот –  не оттого ли, что просто боялась тюрьмы?

Право не прощать право не любить

И выросшие дети очень часто приходят с запросом: «Как простить?»

И мучаются виной, что это не получается.

Уже не раз и не два я произносил эту фразу:  «Вы не обязаны прощать. Не обязаны. Вы не обязаны любить человека, который не дал Вам любви, а дал боль».

Прощение? Вы можете простить маньяка, убивающего детей? Насилующего беспомощные жертвы? Вы можете простить человека, калечащего ЧУЖОГО ребенка? А почему возможно, нужно, правильно прощать человека, который калечит, убивает, насилует СВОЕГО? Только на том основании, что он случайно дал ему жизнь?

Прощение, как и любовь, – это право. Это – привилегия, но не обязанность.

НИКТО не обязан любить своих родителей.

НИКТО не обязан их прощать.  Если родители, папа и мама, дарили ребенку любовь, заботу, внимание, и у них это получалось неловко и плохо, то, ребенок запомнит, что они ПЫТАЛИСЬ.

И, когда вырастет, сможет понять. И полюбить.

Но если все, что запомнил ребенок, – это страдание, то … Я не Господь. Понять – могу, простить – это не моя функция. И возвращаясь в прошлое, призывать обнять и простить фантом родителя-садиста – уж извините, не буду.

Я буду помогать другими способами. Принимая и уважая право не любить и не прощать.

Загрузка ...